Крук-авеню

Америка
№23 (738)

Неприметная улочка Крук-авеню, расположенная в бруклинском районе Проспект-парк, названа в честь Филиппа Шайлера Крука (1810 – 1881) – известного военнослужащего, адвоката, политика и общественного деятеля.

Личность Крука лучше других охарактеризовал нью-йоркский градоначальник Эдвард Купер: «Напротив понятия «самодисциплина» в американских энциклопедиях следует поместить фотографию господина Крука. Он является самым принципиальным, выдержанным и строгим человеком в истории нашего города».

Филипп родился в нью-йоркском апстейте, закончил католическую школу, а потом поступил в частную академию, принадлежавшую голландским иммигрантам, чтобы получить диплом юриста. Преподаватель Крука по английскому языку Иоахим Келл так описал своего студента: «Когда смотришь на этого 19-летнего юношу, то кажется, что он прожил длинную и очень трагичную жизнь. Его глаза наполнены скорбью. Он никогда не делает лишних телодвижений и не произносит лишних слов».

Несмотря на то, что Крук был лучшим учеником академии, преподаватели и одногруппники его откровенно побаивались. Филипп не имел ни друзей, ни знакомых. Никто не мог понять, что творится в уме странного молодого человека.

В 22-летнем возрасте Крук переехал в Манхэттен, где начал свою адвокатскую карьеру. Он специализировался на разводах и делёжке имущества между супругами. Одним из клиентов Филиппа стал отставной полковник Национальной гвардии Теодор Дрексел. Именно этот человек предложил Филиппу юридическую должность в военной комендатуре. «Вам присущи жёсткость и хладнокровие, - сказал Дрексел. – Именно этих качеств не хватает многим военным адвокатам. Я не обещаю вам уважения и почестей, но свой след в истории вы обязательно оставите».

Таким образом, Филипп Крук пополнил ряды Национальной гвардии. Официально он получил должность юриста, однако неофициально выполнял обязанности судьи, прокурора и адвоката одновременно.

Солдаты часто сравнивали Крука с известным испанским инквизитором Торквемадой. Он разъезжал в своей лошадиной повозке по всему восточному побережью Соединённых Штатов, внимательно изучал судебные дела и выносил жестокие приговоры.

Одним из первых подследственных Филиппа стал 22-летний пехотинец Ричард Соммерс из Нью-Джерси, изнасиловавший несовершеннолетнюю девушку. Несмотря на то, что Соммерс имел блестящую военную репутацию, Крук в течение нескольких минут приговорил его к смертной казни через повешение.

Двух сержантов из Коннектикута Питера Морса и Джерома Харта юрист приговорил к расстрелу за продажу казённого оружия. Военнослужащим не помогло даже то, что оба имели родственников в правительстве Эндрю Джексона.

Нью-йоркского матроса Рассела Моргана, заснувшего на военном корабле во время несения службы, Филипп приговорил к 5 годам лишения свободы.

«Если бы Морган не был пьян, то я бы ограничился сотней ударов розгами, - подчеркнул адвокат. – Теперь этот бесстыжий преступник надолго забудет вкус рома».

Несмотря на то, что каждый военный трибунал проходил при судьях, прокурорах, свидетелях и военных начальниках, окончательное решение всё равно принимал Крук.

Перед оглашением вердикта он произносил длинную речь, после которой снимались все вопросы о жёсткости или мягкости приговора.

В юридических кругах Филипп быстро добился такого высокого авторитета, что с ним не решался спорить ни один чиновник. Так, в 1848 году он приговорил к виселице 35-летнего сержанта Герберта Сикса, который был двоюродным братом нью-йоркского мэра Уильяма Хэйвмайера.

«Закон для всех един, мистер Сикс, - сказал на суде Крук. – Вы бросили своих подчинённых во время бойни с индейцами в горах Аппалачи. А подобное предательство карается смертью».

Чтобы Хэйвмайер не смог аннулировать смертный приговор, Филипп приказал повесить Сикса немедленно. Вместо специального эшафота, на строительство которого уходило несколько дней, была использована деревянная перегородка в конюшне.

«Отошлите копию свидетельства о смерти казнённого мистеру Хэйвмайеру», - сказал Крук доктору после экзекуции.

В 40-летнем возрасте Филипп Крук получил звание бригадного генерала Национальной гвардии. Это звание давало право командовать солдатами и разрабатывать военные операции разной степени сложности. Филипп сосредоточился на уничтожении враждебно настроенных военных племён на севере штата. Все операции новоиспечённого генерала отличались быстротой и дерзостью.

Так, в 1853 году солдаты Крука захватили двести бочек с порохом, которые перевозили индейцы. Сложность операции заключалась в том, чтобы уничтожить врагов до того момента, как они почувствуют опасность и подожгут бочки с порохом.

«События могут развиваться двумя путями, - говорил Филипп своим солдатам. – Либо индейцы погибнут без вас, либо вместе с вами...»

Военная карьера помогла Круку занять ряд престижных политических постов, главным из которых стало место в Палате представителей США в 1863 году. Излишне говорить, что Филипп был убеждённым республиканцем. Он выступал за самые жёсткие, но справедливые (по мнению консерваторов) решения.

В период Гражданской войны Крук командовал так называемой Пятой бригадой. Он руководил разведывательными операциями, снабжал семьи военных продуктами, а также осуществлял казни. В это время Филипп получил прозвище «Человек пятнадцати минут». Именно столько времени ему требовалось, чтобы зачитать приговор и казнить преступника. По неофициальным данным, Пятая бригада Крука привела в исполнение свыше трёхсот смертных приговоров. Две трети всех казнённых составляли дезертиры и уклонисты армии Авраама Линкольна.

После войны Крук заявил, что разочаровался в республиканской партии и отныне просит считать себя демократом. Первым на это заявление отреагировал нью-йоркский градоначальник Чарльз Гюнтер:

«Я могу поверить в то, что коров можно научить разговаривать по-английски. Но я никогда не поверю в то, что хладнокровный вояка Филипп Крук стал демократом».

Позднее Крук признался, что назвал себя демократом для того, чтобы занять место в Ассамблее штата. Ведь после кровопролитной войны люди с большим недоверием относились к враждебно настроенным республиканцам.

В 1870 году на Крука было совершено покушение. Пожилая женщина пыталась отомстить за сына, которого Филипп когда-то приговорил к расстрелу. Она выстрелила в своего врага четыре раза, однако по счастливой случайности ни одна из пуль не попала в цель. Любопытно, что после этого случая Крук как ни в чём не бывало поехал на работу. Общественность узнала об инциденте благодаря зевакам, которые стали свидетелями покушения.

До последнего дня своей жизни Филипп работал по 12 – 14 часов в день. Он занимался военными, политическими и общественными делами. Две большие комнаты в доме Крука были полностью завалены документами, к которым он никого не подпускал. Впоследствии эти архивы необъяснимым образом исчезли.

Кстати, до нашего времени уцелел один из домов Филиппа Крука, в котором он жил вместе со своей супругой Маргарет Катон и двумя детьми. Дом расположен в бруклинском районе Флатландс и называется Jans Martense Schenck House. Экспозицию из двух восстановленных комнат жилища Крука на протяжении долгих лет демонстрировал Бруклинский музей.

Тело Филиппа Крука похоронено на Гринвудском кладбище (Green-Wood Cemetery). Уход за могилой легендарного ньюйоркца полностью оплачивает город.