ankara escort

Шапкозакидательство и избирательная урна

Америка
№21 (736)

Если год назад многие американские республиканцы пребывали в отчаянии, то в последнее время часть их ударилась в шапкозакидательство.  Вождь их фракции в Палате представителей Джон Бейнер уверенно предсказывал, что на ноябрьских промежуточных выборах они наберут до 100 новых мандатов. Бывший спикер палаты Ньют Гингрич пророчил, что его республиканцы завоюют 78 новых мест.
 Ни больше и ни меньше: 78.
 Такие прогнозы можно использовать как средство деморализации оппонентов. Но плохо, когда вы начинаете верить в них сами. На самом деле, более полувека оппозиционная партия США в среднем забирала на промежуточных выборах 24 новых мандата. В этом году госпожа удача должна улыбнуться республиканцам шире обычного, но насколько шире, никому пока знать не дано.
 Исход выборов, состоявшихся на той неделе в 12-м округе Пенсильвании, окрылил демократов и был потрясением для тех республиканцев, которые поверили в чуресчур оптимистические пророчества своих оракулов.
 С другой стороны, далеко идущие выводы делать не стоит, потому что 12-й округ довольно уникален.
 Там выбирали члена Палаты представителей на место покойного короля свинины демократа Джона Мурты. «Свининой» называются в США коврижки, которые политики тащат из государственной казны для своего округа. В этом смысле Мурта был знатным добытчиком и притащил своим избирателям сотни миллионов долларов, взятых из кармана налогоплательщиков всей страны.
 Воодушевленные опросами, республиканцы всерьез рассчитывали, что на место Мурты выберут их человека Тима Бернса, а не демократа Марка Крица. На самом деле у республиканца с самого начала не было особых шансов на победу.
 Во-первых, в 12-м  округе зарегистрировано в два раза больше демократов, чем республиканцев. На всех 18 последних выборах они выбирали одного и того же демократа – покойного Мурту.
Скажут, что в Массачусетсе, где демократов тоже намного больше, в этом году победил республиканец Скотт Браун, севший на место легендарного сенатора Эдварда Кеннеди.  Но избирательный штаб пенсильванского демократа Крица действовал гораздо умнее, чем штаб соперницы Брауна в Массачусетсе, а главное – Криц баллотировался с такой программой, что на расстоянии его вполне можно было принять за республиканца. Он выступал за право на оружие и против абортов и говорил, что никогда бы не проголосовал за обамовскую реформу здравоохранения и за бредовый закон о налогах на парниковый выброс.
 Демократ Криц отстаивал угледобычу, весьма популярную в шахтерской Пенсильвании, обещал бороться за сокращение налогов и государственных расходов и проповедовал борьбу с нелегалами.  Наконец, его люди лукаво обвинили республиканца Бернса в намерении повысить налоги. Тот действительно предложил повысить налог на продажу, но демократы не сказали избирателям, что взамен Бернс предлагал отменить самый главный налог – подоходный.
 Бернс проиграл, но его поражение ни о чем не говорит, кроме, может, того, что в этом году демократам, возможно, стоит баллотироваться с республиканскими лозунгами.
 Еще менее показательно то, что на праймериз в той же Пенсильвании избиратели-демократы прокатили сенатора Арлена Спектора, который почти 30 лет был республиканцем, но в прошлом году переметнулся из предвыборных соображений в лагерь демократов. Пенсильванские демократы почти три десятилетия голосовали против Спектора и не видели причин вдруг проголосовать за него.
 Хотя Белый дом до этого не сумел помочь кандидатам своей партии ни в Вирджинии, ни в Нью-Джерси, ни в Массачусетсе, Обама выступил на предвыборном митинге Спектора и завершил свою речь воплем: «Я люблю Арлена Спектора!». Потом выяснилось, что президент пытался действовать и закулисно: оказывается, Белый дом без лишнего шума предлагал его оппоненту Джо Сестаку работу, чтобы избавить Спектора от сильного соперника.
 Перебежчику сильно повредил видеоклип, который его оппонент крутил перед выборами по телевидению: Спектор простодушно объяснял в нем, что перебежал из одной партии в другую в надежде, что так ему будет легче опять избраться в Сенат. Возможно, он искренне верил, что его избирателям будет лучше, если он останется народным слугой – все равно от какой партии.
 Но избиратели-демократы, очевидно, ему не доверяли и выбрали своим кандидатом в Сенат не новоиспеченного демократа Спектора, а его соперника Сестака, который с самого начала был демократом. Зачем брать суррогат, когда есть натуральный продукт?
 Политическая карьера американских перекати-поле вообще обычно коротка.
 Хотя республиканцы рады поражению перебежчика Спектора, такой исход был им невыгоден: опросы показывают, что в ноябре их кандидату было бы легче сладить со Спектором, чем с Сестаком.
 Проблематична для республиканцев и победа на праймериз в Кентукки кандидата «движения чаепития» Рэнда Пола, который со счетом 59:35 разгромил ставленника партийного руководства Трея Грейсона. Это первая знаковая победа американских диссидентов-чаевников на выборах тоже не обязательно радует республиканский истеблишмент.
 Дело в том, что Пол по убеждениям скорее либертарианец. Во-вторых, будучи новичком в политике, он еще не научился держать язык за зубами или убедительно крутить хвостом и может поэтому опрометчиво высказать какое-то либертарианское мнение, которое оппоненты используют в ноябре против него.
 Пол уже, например, заявил в интервью, что хотя он искренне осуждает расизм, он сомневается в целесообразности законодательных запретов на дискриминацию в частном секторе. На самом деле это мнение разделяли такие респектабельные экономисты, как покойный нобелевский лауреат Милтон Фридман, но в Америке, самая крикливая часть которой по-прежнему помешана на расовых проблемах, такие заявления могут стать для политика поцелуем смерти.
 Вышеописанные волеизъявления имели место в прошлый вторник, а в субботу внеочередные выборы в Палату представителей состоялись на Гавайях, где родился Обама (я не отношусь к людям, которые подозревают, что наш кормчий родился в Кении и поэтому правит нами незаконно). Место в Палате освободилось вследствие отставки демократа Нила Аберкромби, который баллотируется в губернаторы Гавайских островов.
 Это место в нижней палате Конгресса на протяжении почти 20 лет занимали демократы, но в субботу его завоевал член горсовета Гонолулу республиканец Чарльз Джу, сын эмигрантов из Китая и Таиланда. Он победил двух своих соперников-демократов, в том числе Эда Кейса, племянника Стивена Кейса, одного из основателей корпорации «Эппл». Джу свалил также демократку Колин Ханабусу, внучку японцев, которые были интернированы во время Второй мировой войны.
 На месте Джу я бы сыграл на том, что фамилия Hanabusa включает в себя большую часть слова abuse, означающего «злоупотребления», «гонения», «надругательство», но он не я и этого не сделал. Чтобы уже закончить abuse чужих фамилий, отмечу, что одного из двух гавайских сенаторов-демократов зовут Дэниэл Акака. Чтобы совсем закончить abuse чужих фамилий, напомню, что на моем веку у демократов был кандидат в президенты по имени Майкл Дукакис.
 «Это место в Конгрессе не принадлежит какой-то партии! – заявил Джу на своем триумфальном митинге. – Это место в Конгрессе принадлежит народу!» Не хочу обвинять Джу в плагиате, но точно то же самое заявил в этом году Скотт Браун по поводу места, которое занимал в Сенате Эдвард Кеннеди.
 Проблема в том, что Джу просидит в Конгрессе лишь до ноября, потому что его избрали на остаток срок Аберкромби. В ноябре Джу снова предстоят выборы, и на этот раз ему будет противостоять один демократ, а не два. В субботу оба его соперника-демократа вместе набрали 58% голосов, но поскольку эта сумма приходилась на двоих, Джу победил.
 Демократы уверены, что в ноябре их кандидат отберет это место у Джу. В штате, который два года назад отдал Обаме 72% голосов, это очень даже вероятно.
 В свете вышесказанного часть демократов воспылала надеждой на то, что ноябрьские выборы кончатся для них не так плохо, как они в душе опасались.
 Может, не так плохо, но и не очень хорошо. На днях были обнародованы результаты трех последних опросов Гэллапа. Согласно одному, в данный момент лишь 23% американцев довольны тем, как обстоят дела у них в стране. В последние три десятилетия этот показатель в среднем достигал 40%, то есть сейчас американцы очень сильно недовольны положением дел в Америке. Это плохой признак для правящей партии, сколько бы ни пыталась она свалить нынешние беды страны на предыдущее правление.
 Избирателям регулярно задают вопрос, за какую партию они собираются голосовать на выборах в Конгресс. Начиная с января, республиканцы и демократы идут в этом смысле голова в голову. Это очень важный показатель, поскольку опыт показывает, что он уже не изменится до выборов. Это плохо для демократов: опыт также показывает, что если между партиями существует паритет в мнении зарегистрированных избирателей, то на промежуточные выборы явятся примерно на 5% больше республиканцев, чем демократов.
 10% зарегистрированных избирателей характеризуют свои взгляды как «очень консервативные». 62% из них говорят, что рвутся голосовать в ноябре.
 Лишь 4% избирателей называют свои взгляды «очень либеральными». И только 44% из них говорят, что с энтузиазмом будут участвовать в предстоящих выборах. Это очень большой перекос энтузиазма в пользу республиканцев.
 Изменить этот расклад может только резкий и заметный подъем экономики США, прежде всего значительное сокращение безработицы.


Комментарии (Всего: 1)

Что то я не понял смысл последней фразы. Подъем экономики и сокращение безработицы в чью сторону изменит расклад в ноябре? Да и вообще, г-н Козловский, что-то в этой заметке Вы на меня произвели впечатление центриста, с чего бы это? Правда, вопрос, конечно, интересный?

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *