Легенда Русского Балета

Культура
№10 (725)

Владимир Васильев по праву может считаться легендой Русского балета.  Единственный артист балета, которого Парижская Академия Танца удостоила звания «Лучший танцовщик мира» и который был объявлен критиками «богом танца», «чудом искусства», «совершенством». Он в свое время ввел новую технику, которая в сочетании с характерной для него глубокой художественностью ее исполнения до сих пор считается эталоном мужского танца.  Он изменил наше представление о танце и вместе со своей супругой, Екатериной Максимовой, восхищал весь мир своими выступлениями.  Теперь, после 20-летнего отсутствия на нью-йоркской сцене, этот гигант мирового балета вернется в США для того, чтобы выступить еще раз.  27 марта крупнейший в мире молодежный конкурс балета «Youth America Grand Prix» устраивает гала-концерт в честь Владимира Васильева в манхэттенском Нью-Йорк Сити Центре (W. 55 Street между 6-й и 7-й авеню).  В нем примут участие ведущие танцовщики мирового балета, которые слетятся со всего мира, чтобы отпраздновать его 70-летний юбилей.

Одним из самых ярких событий в творческой жизни Владимира Васильева явилась встреча с уникальным русским хореографом – Касьяном Ярославовичем Голейзовским.
Голейзовский, оказавший огромное влияние на русских хореографов ХХ века (включая Дж.Баланчина), бессмысленно отлученный советской властью на многие годы от столичных театров, в 1964 году получил вдруг возможность поставить балет «Лейли и Меджнун » в Большом театре. И ставил главную роль на Васильева. В 1960 году Голейзовский сочинил Васильеву концертный номер «Нарцисс» на музыку Н.Черепнина. Нарцисс – один из героев греческой мифологии, прекрасный юноша, сын бога и нимфы. Существуют разные легенды о Нарциссе, влюбившемся в свое отражение в воде. У Голейзовского  Нарцисс тонул, стараясь слиться с ним.
Б.Львов-Анохин в статье «Касьян Голейзовский» оставил описание выступления Васильева в этом номере, охарактеризовав Нарцисса Голейзовского-Васильева не как «влюбленного в себя эфеба, а страстное существо, похожее на сатира или фавна... Он (Васильев-Нарцисс-Н.А.) не просто любуется своим отражением ... он весь дрожит от возбуждения...что-то исполинское, фантастическое появляется в его фигуре, в его прыжках и бурных вращениях» (Касьян Голейзовский «Жизнь и творчество», Москва, 1984). Голейзовский был в восторге от работы с танцовщиком. «Васильев значительно выше и по техническим возможностям, и по интеллекту, и по культуре самых моих больших «богов»: Мордкина, Волинина, Нижинского и др. К нимбу этого огромного художника надо добавить еще чудесный характер, наблюдательность, пытливость и балетмейстерское дарование» (Альбом-книга «Е.Максимова, В.Васильев», Москва-Нью-Йорк, Балет, 2002).
«Нарцисс» получил долгую жизнь, его танцевали артисты следующих поколений, которым Васильев сам «передавал» хореографическую миниатюру Голейзовского.

ГОВОРЯТ ТАНЦОВЩИКИ РАЗНЫХ ПОКОЛЕНИЙ

Интервью
с Владимиром
Малаховым
Владимир Малахов, звезда международного балета, хореограф. Окончил Московское хореографическое училище, в 1987-92 годах танцевал в труппе Концертного Ансамбля классического балета (художественные руководители Н.Касаткина, В.Василёв). Затем работал в Штутгартском театре, в Венской опере, в Американском балетном театре. В настоящее время солист и художественный руководитель балета Немецкой национальной оперы в Берлине.
Н.А: Как возникла у тебя идея танцевать «Нарцисс»?
В.М.: Не знаю даже. Мне сказали в театре, чтобы я выучил этот номер для концерта. Я потом исполнял его на Всесоюзном и Международном конкурсах балета.
Н.А.: А  Васильев учил с тобой движения? Или ты уже знал их до репетиции?
В.М.: Я не знал хореографию. Он пришел и начал мне объяснять: ты – зверушка, ты выбежал на полянку, наступил на щепочку, услышал эти звуки – и пошел, пошел... посмотрите, какой я красивый... птичка полетела, как хорошо! Это у меня отложилось в голове: такая маленькая сказка. Он показывал движение и в то же время объяснял. Он меня учил понимать, что я делаю на сцене,  показывал, как преломляется тело, отражаясь в воде. Когда я смотрел потом видеозапись с Васильевым, я увидел, конечно, что он танцевал чуть-чуть по-другому.
Н.А.: Но Васильев в точности передавал тебе хореографию, которую сочинил Голейзовский?
В.М.: Нет, Васильев мне немного менял хореографию, потому что Голейзовский ставил на него, а тела у нас разные. Васильев мне еще добавил прыжки, он был фавном, а я был более «зверьком». Потом он репетировал «Нарцисса»  с Колей Цискаридзе, и этот номер у Цискаридзе  тоже выглядел совсем по-другому.
Н.А.: Был ли ты знаком с Васильевым до встречи на репетициях?
В.М.: Нет, это была первая встреча. Потом я с ним подружился, меня даже пригласили участвовать в творческом вечере Васильева. Я опять танцевал Нарцисса. Конечно, кроме того, наше знакомство еще проходило через Екатерину Сергеевну Максимову, она танцевала у нас в «Классическом балете», я ее хорошо знал. Я позднее репетировал с ней в Большом театре, когда приезжал туда на частные гастроли.
Н.А,: Ты видел Васильева на сцене, когда жил в Москве?
В.М.: На его спектакли было тяжело попасть. Я ведь тогда еще учился в школе, причем жил в интернате. Нас просто так не выпускали из школы. Москвичи могли куда-то ходить, а мы – нет.
Н.А.: Ты потом репетировал с Васильевым Альберта в «Жизели»?
В.М.: Да, я танцевал «Жизель» в его редакции в Риме с балериной АБТ Амандой Маккероу. С ней мы до этого уже танцевали  «Жизель» в АБТ, у нас спектакль был сделан.
Н.А.: Версия Васильева сильно отличалась от классической?
В.М.: Немножко отличалась. У меня был другой выход в самом начале. В классической редакции Альберт просто выбегает из кулис. Альберт у Васильева «вылетает» из домика и делает жете, жете, жете, жете. Первый акт у Васильева был поставлен слегка по-другому. А второй акт остался традиционным. Мне, конечно, было странным такое начало. А с другой стороны интересно попробовать что-то новое.
Н.А: Васильев менял твою интерпретацию роли?
В.М.: Ничего не менял. У нас оставалось время только на то, чтобы выучить ту новую хореографию, которую он поставил. А во втором акте я все делал, как я хотел.
Н.А.: Как было тебе с ним репетировать: сложно? легко?
В.М.: С ним очень приятно было работать, он внимательный, очень доброжелательный. От него идет какая-то позитивная энергия.

АНДРИС ЛИЕПА
МОНОЛОГ, записанный
для «Русского базара»
Андрис Лиепа - танцовщик с мировым именем. Окончил МХУ, работал в Большом театре с 1981 по 1989 год, танцевал в труппе АБТ, руководимой М.Барышниковым. С 1989 года – солист балета Ленинградского театра оперы и балета им.С.М.Кирова. Возобновил для разных театров балеты М.М.Фокина, является режиссером-постановщиком московских и европейских театральных представлений, создателем программы «Русские сезоны: 21 век».
«Нас называли в Париже
«дети Васильева»
«Владимир Викторович Васильев в моей жизни сыграл одну из самых важных ролей. Во-первых, когда я пришел в Большой театр, Владимир Викторович стал первым, кто сочинил на меня целую роль в своем балете «Танго»,  он поставил мне красивую вариацию и красивое адажио, которое я танцевал с  Ирой Пяткиной. Я участвовал в его вечере  «В честь Галины Улановой». Я оказался в числе группы танцовщиков, которая  под руководством Васильева гастролировала в 5 или 6 странах. Нас называли в Париже «дети Васильева». И позднее я танцевал заглавную роль в его балете «Макбет» (музыка К.Молчанова, 1990 год). Последней премьерой в моей творческой жизни оказался также его спектакль «Золушка» (музыка С.Прокофьева, 1991 год). Васильев пригласил меня танцевать Принца на премьере с Максимовой в роли Золушки (Васильев танцевал Мачеху),  и я отказался от гастролей в Японии (с труппой Кировского балета), назначенных на то же время. Я не мог отказать Васильеву, потому что в моей жизни многое было связано с его именем, и я всегда был его горячим и искренним поклонником. Меня поражал масштаб его личности. Я восхищался им, я знал «наизусть» все кассеты с записью его танцев, начиная с первых выступлений, я учил роль Принца в «Щелкунчике» по этим записям.  Как, наверно, Васильев «брал» что-то в свое время у Чабукиани, Сергеева, Ермолаева, у более старшего поколения, так и последующие танцовщики – я понимал – не смогут стать артистами без того ощущения и понимания танца, которое принес на сцену Васильев. Я видел, как он танцевал балеты Бежара «Петрушку», «Ромео и Юлию». Я и в труппу Бежара пошел работать, когда увидел, что русский танцовщик может танцевать балеты иностранного хореографа. Всегда поражался его жизнерадостности, с которой он работал со мной и другими артистами на репетициях. Он полностью отдавал себя репетициям с танцовщиком, не жалея времени. Он показывал твою роль так, что ты понимал: по-другому танцевать нельзя.
Билеты на гала-концерт «Vladimir Vasiliev:  A Gala Tribute to a Dance Legend» можно приобрести по тел. 212.581.1212, а также на сайте Нью-Йорк Сити Центра:  www.nycitycenter.org.


Комментарии (Всего: 2)

Напишите про сценические роли и постановки, в которых он участвовал, пжл.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Виват Васильеву!!!

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *