Что могут короли?

В мире
№6 (721)

Да ничего они не могут. Разве что послать куда-нибудь своих солдат. И то – не всегда. А лишь в тех случаях, когда от этих королей чего-нибудь ждут.
Несколько дней назад король Иордании Абдалла II дал интервью каналу CNN. В соответствии с «текущим моментом» монарх выразил разочарование бездействием США на Ближнем Востоке. По его словам, «доверие к США» в отношении возможного решения палестино-израильского конфликта «под вопросом». Так, по крайней мере, сообщает мировая пресса.
Чего ждали от иорданского короля? От него ждали более или менее реального участия в разрешении того самого конфликта, о котором он говорил журналистам из CNN. Кое-кто даже предполагал, что его величество возьмет на себя ответственность за судьбы тех, кто живет на так называемом западном берегу реки Иордан. То есть за судьбы палестинских арабов, которые уже были когда-то подданными иорданских королей. До тех пор, пока, после того, как иорданцы, поддавшись на увещевания наиболее нетерпеливых арабских правителей, не примкнул к единому фронту арабских армий, в очередной раз вознамерившихся сбросит евреев в море.
Давно это было. С тех пор Иордания отказалась от всяческих претензий на Иудею и Самарию, как правильно следует называть то, что в мире почему-то именуют «западным берегом». Главное, что стало между иорданской властью и «палестинским сопротивлением», - это события сентября 1970 года, когда иорданская армия показала окопавшимся в королевстве террористам Арафата, кто в доме хозяин. А отказ Иордании от претензий на территории, перешедшие под контроль Израиля в ходе Шестидневной войны, то есть тех же Иудеи, Самарии  и восточной части Иерусалима, поставил окончательную точку в рассуждениях о том, кому принадлежат эти территории. Уж точно, что не Иордании. И если бы не «ословский процесс», вопрос о принадлежности этих территорий не поднимался бы более. Но – привезли Арафата, посадили его княжить в Рамалле и отвели ему на кормление Иудею, Самарию и Газу. Ну а восточная часть Иерусалима как-то подвернулась под руку. Тем более что Арафат хотел перенести туда свою «столицу».
Итак, иорданцам «Палестина» не нужна. По большому счету, она не нужна и Израилю. Навязанная Израилю идея «двух государств для двух народов» сделала для Израиля из палестинской автономии нечто более худшее, чем часто поминаемый «чемодан без ручки». Израилю его нести неудобно, а выбросить не жалко – не дают. Шарон попытался выбросить Газу, но что из этого получилось, знают все. После этого наследник Шарона Ольмерт даже не пытался претворить в жизнь вторую часть плана «размежевания», так называемую консолидацию, в рамках которой планировалось выселить из Иудеи и Самарии «поселенцев», то есть тех евреев, которые когда-то поверили правительству и в полном соответствии со своими сионистскими убеждениями принялись осваивать обетованную им землю.
Однако международное сообщество требовало от Израиля всяческих уступок. Сообществу надоел ближневосточный конфликт. У него, у сообщества, своих проблем хватает. Ему уже надоело тратить огромные суммы на содержание «палестинских беженцев». Пропаганда еще вещает об их страданиях, но те, кто считает деньги, уже видят, что это означает выбрасывать деньги на ветер. Скорее, говорят они, организуйте палестинское государство, и пусть оно живет тем, что может делать.
Эти требования международного сообщества вызвали в некоторых горячих еврейских головах новую идею. Давайте, говорят они, если палестинцы сами не могут управлять собой, отдадим Газу Египту, а Иудею и Самарию – Иордании. Они, говорят, до Шестидневной войны владели этими территориями, им и флаг, как говорится, в руки.
Египту, однако, Газа ни к чему. В Газе – ХАМАС, а Египту хватает хлопот с «братьями-мусульманами» - родными братьями, извините за тавтологию, хамасовцев. Египет строит подземную разделительную стену на границе с Газой. А Иордания? О ней мы уже говорили. Иорданский король не желает брать на себя ответственность за «западный берег». Иордания, говорит он, не хочет ничего делать с «западным берегом». Но вот – внимание! Далее король говорит следующее: «Единственное, на что мы согласны, - это заменить израильскую армию иорданской».
Вы что-нибудь понимаете? Вы что-нибудь можете сказать об этой «инициативе»? Боюсь, что нет. И думаю, что никто не может адекватно истолковать заявление его величества.
Как же так? Не брать ответственность. Ничего не делать. Лишь заменить израильскую армию на иорданскую.
С одной стороны, это может выглядеть как угроза в адрес палестинской автономии. После «черного сентября» отношение иорданских властей к палестинцам известно всем. И замена израильских блокпостов на территории Иудеи и Самарии на иорданские могла бы показать палестинцам, что на свете есть нечто, что намного хуже «сионистской оккупации». Если израильтяне, несмотря на то, что их все время обвиняют в «бесчинствах» по отношению к палестинским арабам, все-таки соблюдают какие-то правила, то братья из Иордании, совершенно не скованные такими предрассудками, как соблюдение прав человека и так далее, вполне могли бы установить такие порядки, которые для палестинских арабов были бы более понятны. Стой, стреляю. И весь разговор. Сколько хамасовцев уже полегло под огнем египетских пограничников, никто, пожалуй, не считает. Это межарабские дела. И на них международное сообщество вполне может смотреть сквозь пальцы. Как и на то, что в Йемене саудовцы громят повстанцев, как в Ираке сунниты и шииты усиленно занимаются уничтожением друг друга.
Исходя из этих соображений, вполне можно было бы посочувствовать идее иорданской ответственности (или безответственности?) над территорией автономии. Но есть и другие соображения.
Мир между Израилем и Египтом, между Израилем и Иорданией – вещь достаточно хрупкая. Даже «особые отношения», которые и до Шестидневной войны существовали между Израилем и Иорданией, не помешали тогдашнему правителю Иордании подключиться к войне против Израиля. Известно, что многие районы Иерусалима до той войны контролировались иорданской армией. Так же, как и то, что постоянные обстрелы еврейских кварталов Иерусалима иорданскими войсками были для жителей города ежедневной реальностью. Не думаю, что кто-то в Израиле хотел бы повторения тех времен.
Так для чего же иорданский король сделал свое громкое заявление? Может быть, он думает, что, поскольку от Израиля многого требуют, так и надо этим воспользоваться? Вдруг его предложение пройдет?
Думается, что монарх слегка заблуждается. Как кажется, войдя одной ногой в воду, то есть введя в автономию свои войска взамен израильских (если такой вариант вообще реализуем), Иордания вынуждена будет ступить в холодную воду и другой ногой. А там – понесет. Не ФАТХ, так ХАМАС, не ХАМАС, так “Аль-Каеда”, но обязательно кто-то найдется, кто заставит Иорданию применить силу. А это для королевства, в котором значительная часть населения – палестинцы, означает самоубийство. Или новый «черный сентябрь». А оно им надо, иорданским правителям?