4 сценария войны с Ираком

Военное обозрение
№43 (339)

«Силовое решение – это последнее, что я выбираю. Мой первый выбор – не дать худшему из мировых лидеров шантажировать Америку самым страшным оружием в мире».
Из обращения Президента Буша к нации 10.07.02

Мировое сообщество и, прежде всего, ведущие государства Европейского союза, в целом крайне негативно относятся к намерению Соединенных Штатов атаковать Ирак. Если не считать Великобритании, то безоговорочно поддерживает силовую акцию против багдадского режима только Израиль. Таким образом, усилия нашей администрации по созданию военной коалиции, аналогичной 1991 году, пока успеха не имеют. Оперативные планы войны с Ираком разрабатываются именно с учетом этих реалий.
Эти планы имеют несколько общих предпосылок. Главные из них: операция против Ирака должна быть проведена в ходе одной краткосрочной кампании; она должна ликвидировать режим Саддама Хусейна, вынудив его к отказу от власти или физически уничтожив. При этом следует избегать массовых жертв со стороны мирного населения и глобального разрушения систем жизнеобеспечения Ирака.
С учетом конкретных задач и созданы основные сценарии предстоящей военной операции. Поскольку геостратегическая цель этой операции ограничена и локализуется в одном регионе, все ее сценарии обладают некоторыми общими особенностями. К ним относятся основные направления ударов и применение воздушно–космического наступления как главного фактора победы.
В общем виде эти сценарии можно подразделить по аналогии с уже имевшими место последними операциями американских вооруженных сил на «Кувейтский», «Афганский» и «Югославский».

КУВЕЙТСКИЙ СЦЕНАРИЙ

Он предусматривает комбинированную войсковую операцию, в которой будут задействованы американские и английские соединения, уже развернутые в регионе и усиленные теми частями и боевыми средствами, которые могут быть переброшены на театр военных действий в короткие сроки.
В настоящее время данная группировка насчитывает более 50 тысяч человек, в том числе до 25 тысяч солдат и офицеров сухопутных войск, 350 ударных самолетов тактической авиации, одно авианосное соединение, более 25 боевых кораблей первого класса.
Эта группировка может быть за 1,5 – 2 месяца увеличена в 4 раза численно : 200 тыс. военнослужащих, 800 самолетов тактической и стратегической авиации, 4 авианосных соединения, до 100 боевых кораблей I класса. Из них 70 процентов личного состава и боевой техники предполагается сосредоточить на территории Кувейта и прилегающей к нему акватории Персидского залива, остальную часть – на севере Ирака, в Курдистане.
Для высадки и оперативного развертывания на южном плацдарме не требуется дополнительных масштабных мероприятий, ибо там, на территории Кувейта и Катара, уже заскладирована основная часть боевой техники и наличествует достаточное количество взлетно–посадочных полос и портовых терминалов.
Сложнее ситуация на севере, где подобных терминалов нет. Поэтому там в течение последних трех месяцев действуют американские инженерные подразделения, восстанавливающие взлетно–посадочные полосы на заброшенных иракских аэродромах Дахук, Бомарни и Равандуз. Они также усовершенствовали аэропорт города Эрбиль. Именно эти посадочные площадки предполагается использовать для переброски из Турции армейского контингента, который и должен составить основное ядро северной группировки
Что касается самой операции, то она планируется по классической схеме, уже неоднократно опробованной в военных действиях американской армии. Она должна начаться с авиаракетного удара по силам и средствам ПВО Ирака. Его истребительная авиация – 20 самолетов типа МиГ разных модификаций - не представляют для американцев даже малейшей угрозы. Их аэродромы будут уничтожены в первые же минуты операции, и тогда же перестанет существовать вся инфраструктура ПВО, которая выявлена заблаговременно спутниковой разведкой и систематическими полетами американских и английских истребителей, контролирующих так называемые запретные зоны.
Второй этап операции – массированное воздушное наступление с привлечением основных сил стратегической, тактической и палубной авиации, а также крылатых ракет для уничтожения всей инфраструктуры боевого управления, выявленных иракских войсковых группировок, их ракетных средств, объектов производства и баз хранения всех видов оружия массового поражения. Этот этап может иметь продолжительность от одной до трех недель, в зависимости от надежности подавления намеченных целей.
И, наконец, сухопутное наступление, которое будет вестись двумя группами войск с юга и севера по сходящимся направлениям на Багдад. На этом этапе операции, по разработкам Пентагона, американские войка не должны встретить достаточно организованного сопротивления. Ибо иракская армия к тому моменту будет в основном деморализована авиаракетными ударами, и любые ее попытки создать сколько – нибудь организованную оборону будут немедленно пресечены : в современной войне полное превосходство в воздухе гарантирует победу.
Сроки наземной операции, по предварительным расчетам, должны составить от 7 до 12 суток. Как северной, так и южной наступающим группировкам предстоит преодолеть в среднем по 300 миль. Но южная группировка должна будет форсировать Евфрат, что может снизить темп ее продвижения. Северная же группировка на пути к Багдаду может встретить ожесточенное сопротивление в районе города Тикрит, который является ареалом родного клана Саддама Хусейна.
Главной проблемой операции сухопутных войск , безусловно, могут стать боевые действия в столице Ирака Багдаде. Он насчитывает 3,5 миллиона жителей и представляет собой огромный лабиринт небольших построек, узких уличек и тупиков, где чрезвычайно трудно вести уличные бои. Широкое применение бронетанковых подразделений в таких боях вызовет неминуемые потери от мин и ручных гранатометов. А без броневой защиты пехота понесет большие потери. Уличный бой, как правило, превращается в череду последовательных штурмовых действий, где противник имеет преимущество, связанное с большей защищенностью и использованием подземных коммуникаций. Поэтому главная задача первого сценария – избежать уличных боев.

АФГАНСКИЙ СЦЕНАРИЙ

В основу плана этого варианта антииракской операции положен опыт использования сил внутренней оппозиции в Афганистане для свержения власти "Талибана". Тогда 25 тысяч таджиков и узбеков, из которых состояли отряды так называемого Северного альянса, при поддержке авиации США обратили в бегство 60–тысячную армию талибов, имевших огромное преимущество в артиллерии и бронетанковой технике.
В иракской операции роль Северного альянса возлагается на вооруженные формирования курдов, проживающих на севере Ирака. По данным демографических справочников, в 2000 году их насчитывалось около 4,5 миллионов – более 20 процентов всего населения страны. В настоящее время курды создали нечто вроде собственного государственного образования – автономию Курдистан со столицей в городе Киркук. Власть багдадского диктатора в Курдистане номинальна, здесь есть собственное правительство, социальная и экономическая инфраструктуры и вооруженные силы.
Однако вооруженные силы курдов разобщены и состоят из боевых отрядов различных партий, которых в Курдистане четыре. Самые влиятельные из них – Патриотический союз Курдистана / ПСК /, лидером которого является Джалал Талабани, и Демократическая партия Курдистана / ДРК / - Массуд Барзани. Каждая из партий располагает собственными боевыми отрядами общей численностью около 50 тысяч бойцов. По данным МОССАДа, в рядах остальных курдских партий еще до 30 тысяч вооруженных добровольцев.
В общей сложности получается довольно внушительная цифра, которая может быть еще увеличена мобилизацией. Однако и наличные отряды не подчиняются единому руководству и представляют собой партизанские формирования, оснащенные лишь стрелковым оружием, легкими минометами и ручными гранатометами. Чтобы это воинство превратить в боеспособную армию, требуются ее основательная реорганизация, перевооружение и доподготовка.
На другом конце страны, в райне между Кувейтом и рекой Шатт – эль – Араб, проживает более полумиллиона шиитов, крайне враждебно относящихся к багдадскому режиму. Вооруженную борьбу здесь ведут отряды Совета исламской революции, возглавляемые Мохаммадом Бакиром аль – Хакимом. Предполагается, что и эти отряды, при соответствующей подготовке и поддержке, развернут наступление на Багдад с юга, создав второй фронт. По оперативным расчетам Пентагона, такой сценарий потребует существенно меньшего вовлечения американской пехоты и, возможно, достаточно будет действий рейнджеров, авиационных наводчиков и разведывательных подразделений . В этом случае численность американских войск в иракской операции будет в пределах 60 – 80 тысяч солдат и офицеров.
Что же касается авиаракетной подготовки и поддержки наступательных действий вооруженных формирований курдов и шиитов, то ее способны обеспечить те же силы и средства, которые должны быть задействованы по первому сценарию.

ЮГОСЛАВСКИЙ СЦЕНАРИЙ

В этом варианте войны с Ираком использование наземных сил армии США предусматривается в максимально ограниченных масштабах. Власть Саддама Хусейна должна быть сокрушена непрерывными ударами авиации, баллистических и крылатых ракет. Они должны полностью вывести из строя все системы связи и командования, воспретить всякое передвижение по шоссейным и железным дорогам, подавить обнаруженные группировки войск, уничтожить объекты и склады вооружения, в первую очередь – ракетного, биологического, химического и атомного, то есть полностью дезорганизовать военную и гражданскую инфраструктуры, экономику, некоторые системы жизнеобеспечения и деморализовать иракское общество, в первую голову – вооруженные силы.
Если примут этот сценарий войны, то авиаракетное наступление возможно будет организовать практически со всех направлений. Основными из них станет южное - группировка авианесущих кораблей в Персидском заливе, самолеты, сосредоточенные на базах в Кувейте и Катаре, и северное - авиация, базирующаяся на турецких и курдских аэродромах. Рейды стратегических бомбардировщиков, базирующихся на острове Диего – Гарсия, заменят сверхдальние полеты с территории США, которые применялись в предыдущих операциях.
Наконец, серьезно рассматривается возможность развертывания одного авиакрыла / до 90 самолетов / на аэродромах Грузии. В таком случае они смогут долетать до Багдада меньше чем за полчаса.
Естественно, оборудование аэродромов, сосредоточение на них самолетов и личного состава, бомб , ракет и горючего потребует времени и расходов. Однако «Югославский» сценарий войны почти полностью исключит серьезные потери в военнослужащих американских экспедиционных сил, а эта компонента любого оперативного плана в США стоит превыше всего.
Что же касается общей суммы финансовых средств, которые придется затратить для достижения победы в войне с Ираком, то, безотносительно от конкретного сценария из трех вышеописанных, они прогнозируются как весьма и весьма внушительные. В докладе комитета Конгресса сказано, что формирование и отправка экспедиционного корпуса в район Персидского залива обойдутся в 13 миллиардов долларов. Месяц военных действий – еще от 6 до 9 миллиардов, возвращение в США – около 7 миллиардов, то есть, по сравнительно точным оценкам, стоимость операции по свержению Саддама составит от 26 до 30 миллиардов долларов.
Но нет никаких гарантий, что операция продлится всего лишь один месяц. А каждый последующий увеличит сумму расходов на 6 – 9 миллиардов долларов. В конце концов свержение режима «багдадского мясника» может влететь в совершенно астрономическую сумму, обрушив и без того нестабильную экономику США. Естественно, такие нерадостные перспективы, не говоря уже о неизбежных людских потерях, заставляют вашингтонских стратегов просчитывать реальность и других сценариев войны. И одним из наиболее привлекательных по многим параметрам считается:

РАКЕТНО-ЯДЕРНЫЙ УДАР

С точки зрения наиболее дальновидных политиков и военных, лишь реальная угроза применения ракетно-ядерного оружия способна заставить капитулировать такого оголтелого диктатора, как Саддам Хусейн.
По имеющимся в американской военной печати так называемым «утечкам» информации, последовательность действий в такого рода сценарии иракской операции представляется как чередование ультиматумов и ударов ядерным оружием. Первый же ультиматум должен потребовать немедленной выдачи всего оружия массового уничтожения и прекращения работы производств и лабораторий по его изготовлению. В случае невыполнения этих требований наносится превентивный удар по некоторым из выявленных объектов такого предназначения, а также по основным командным пунктам, где возможно местонахождение иракского диктатора и его штаба.
В этом ударе планируется использование термоядерных боеприпасов высокой точности и ограниченного поражения. К ним относятся ракеты нового поколения, вероятное отклонение которых от точки прицеливания не превышает 10 метров. Будучи взорваны на высоте свыше 6 км., они поражают цель ударной волной и гипертермическим эффектом порядка десятка тысяч градусов . Образующийся при этом шар раскаленной плазмы всасывает и сжигает грунт эпицентра и прилегающих к нему зон так, что даже тяжелые фракции уничтожаются и не выпадают впоследствии. Специфика взрыва подобного боеприпаса в том, что площадь его поражения ограничена сравнительно небольшим районом цели , вне которого не образуется крупных радиоктивных зон.
Вторым видом термоядерных боеприпасов нового поколения являются так называемые пенетраторы – авиабомбы, предназначенные для поражения особо защищенных объектов, заглубленных в грунт или упрятанных в скальных выработках и горных тоннелях. Они призваны заменить состоящую на вооружениии авиабомбу – пенетратор В–61, одинадцатой модификации, мощностью 600 килотонн по тротиловому эквиваленту. Новый пенетратор, при гораздо меньшей мощности, обладает почти вдвое высокой пробивной способностью и силу взрыва сосредоточивает на достигнутой глубине. Такой эффект позволяет разрушить самые глубинные слои, уничтожив находящиеся там сооружения и обеспечивает предельно низкий уровень выброса радиоактивного грунта. Оба вида боеприпасов специально предназначены для борьбы с терроризмом и разработаны в конце 2000 года.
В оперативных разработках 4-го сценария войны с Ираком предлагается для первого удара использовать 10 – 12 пенетраторов и ракет. Считается, что такого количества этих боеприпасов будет вполне достаточно, чтобы принудить Ирак к безоговорочной капитуляции. Не говоря уж об оперативных результатах ядерной атаки, неимоверное морально–психологическое воздействие ее боевых факторов на армию, народ и администрацию, безусловно, сломит их волю к сопротивлению. Думается, что и «багдадский мясник», загнанный в угол, не посмеет и думать об ответном ударе по США и Израилю.
В случае принятия именно этого сценария расходы на его реализацию будут сравнительно небольшими, ибо не потребуется сосредоточения и развертывания экспедиционных сил. Кроме того, ядерный удар продемонстрирует, как неприятелям, так и союзникам Америки, ее непоколебимую решимость применить самые суровые меры для борьбы с терроризмом и странами, его поддерживающими. Эти страны , безусловно, будут устрашены вероятностью того, что следующей целью могут явиться они, и любое требование США станет для них категорическим императивом. Можно только искренне пожалеть, что ядерный удар не был применен в афганской операции. Думается, Саддам Хусейн, имея пред собой наглядный пример того, что постигло Афганистан от такого удара, безоговорочно согласился бы на любые требования американского президента, и необходимость военной операции в Ираке не возникла бы.
Естественно, у ядерного сценария имеется более чем достаточно противников. Их главные аргументы: экологические последствия, гибель невинных людей и реакция остального мира. Что касается экологии, то боезаряды нового поколения не образуют сколько–нибудь значительных радиационных зон. Жертвы в стане противника не должны нас останавливать, как не остановили они негодяев, обрушивших нью-йоркские небоскребы, как не дрогнула рука у Саддама, истребившего горчичным газом сто тысяч курдов. Можно не сомневаться, что имей исламские шахиды ядерное оружие, их тоже не остановили бы соображения гуманизма и политкоректности. Наш противник неимоверно жесток и кровожаден, и в борьбе с ним вполне допустимы адекватные методы.
В сравнительно недавней истории имеется весьма убедительный пример аналогичных действий против неприятеля, широко применявшего методы камикадзе . Как боевой прием эта система была изобретена в Японии и в августе 1945 года ее военно–политическое руководство подготовило более 10 000 смертников, которые должны были подстерегать американские силы вторжения во всех стихиях – воздушной, морской и наземной. План стал известен американскому командованию, по оценкам аналитиков потери армии вторжения на японские острова превысили бы полмиллиона солдат только убитыми. И тогда президент Гарри Трумен отдал приказ сбросить на японские города две единственные имевшиеся в его распоряжении атомные бомбы. И Япония капитулировала.
Что бы потом не говорили об этом приказе, но он поставил точку во Второй мировой войне и сберег жизнь полумилиона американцев. Сегодня ситуация в общем виде схожа с августом 1945–го. Воскрешение системы инспекций лишь обеспечит Саддаму тот мимимум времени, который необходим ему для овладения ядерным оружием. И у него–то не дрогнет рука, чтобы атаковать самому или передать это оружие исламским шахидам. Но палача еще можно упредить. Для этого более всего подходит бьющий без промаха огненный меч из нашего термоядерного арсенала.


Комментарии (Всего: 1)

<br>СТРАНА МАРГИНАЛИЯ<br><br>Интеллектуалы слишком часто оставались вне политики, предпочитая со стороны наблюдать развитие реальности, угадывать проявление скрытых закономерностей, понятных познавшему их. Но когда речь идет о судьбе собственного народа и мы видим попытки истолковать историю на свой лад, ввести людей в заблуждение, спровоцировать на ложный выбор, поставить личные политические амбиции выше общественного блага, тут уже не до интеллектуального удовольствия. Если накопленные знания и могут быть применены, то это нужно делать именно в этот судьбоносный момент. Это необходимо для того, чтоб четкие знания наиважнейших закономерностей исторического процесса, которыми владеют профессионалы, стали доступны людям, избирающим свою судьбу и свой путь на годы вперед. Чтоб не поддаться обману, избежать заблуждений, сделать выбор на основе разума, рассудительно отбросив апелляцию к иррациональному в самих себе. Отбросить эмоции и обосновать свое решение рассудком, ведь в объективных закономерностях нет места личному и субъективному, нет места собственному интересу, они имеют характер всеобщности и необходимости, их проявление неизбежно, но мы можем либо ускорить наше развитие, либо наматывать трагические витки истории вновь и вновь, повторяя свои ошибки, в то время, как другие общества развиваются последовательно и неуклонно наращивают своё благополучие и уровень цивилизованности. Сегодняшний момент, момент выбора имеет самую высокую степень ответственности. Часто бывало так в истории, когда общество становилось на неверный путь, и тогда ложное направление, выгодное отдельным, агрессивно настроенным политическим силам, но ведущее к упадку общества в целом, отнимало многие десятилетия, народ отставал в развитии, переживал беды и тяготы, попадал в зависимость.<br>Нужно сказать, что человек вообще имеет склонность к всякого рода мистификациям и мифологизациям. И чем моложе, тем в большей степени. Абсурдно и потому верю - эта Тертуллиановская формула для многих сегодня стала образом мышления. Убежденность этих многих, к сожалению, основана не на образованности, знаниях или реалистичных взглядах. Подводит элементарное неумение подвергнуть методологическому сомнению и проверить на истинность основания, из которых им предлагают вынести суждения.<br>Что может быть важнее стабильности? О каком развитии и прогрессе можно говорить, призывая разрушать достигнутое? Знают ли эти молодые революционеры, что революции часто заканчивались установлением жестких тоталитарных режимов и от взращенных революционеров избавлялись, потому что в основе психологии профессионального революционера неподчинение любому режиму, любой власти.<br>В основе убеждений людей, которых сегодня используют, которым навязали политические взгляды, которых радикальные силы объявили ведущей социально политической силой, которым пообещали немедленное изменение их статуса, лежат самые обычные эмоции и заблуждения. Избавимся от некоторых из них. <br><br>Заблуждение первое: <br>Запад нам поможет.<br>Понятно, что запад в любых свои телодвижениях преследует собственные интересы экономического характера и собственной безопасности. Государства находятся друг с другом в состоянии жесткой конкуренции. За мировые рынки идет настоящая война. Если слабеет одно государства, то это становится выгодно другому. Вовлекая государства в водоворот глобализации, мировой финансовый капитал стремится обойти национальные интересы народов. Навязываются иные ценности, раскалываются национальные идентичности. Так, Америка всерьез считает, что весь мир это всего лишь недоразвитые американцы, и всех нужно переделать. Используется как политика пряника так и политика кнута. И последние события в мире – тому подтверждение. <br>Также, ясно, что не все в восторге от продвижения украинских товаров на свои рынки. Например, наши самолеты в 1.5-2 раза дешевле западных аналогов. А еще есть продукция таких заводов как Турбоатом, Южмаш, Никопольский ферросплавов и многих других. Что произойдет, если Запад получит возможность здесь хозяйничать? Заметим, что он попутно решит не только вопрос конкуренции, но и получит большое количество дешевой раб. силы и нищую страну, а бедными, как известно, легче управлять. Сильная Украина им не нужна. Поставить прозападного политика – более удачный ход сложно придумать. Можно предположить, что будут приватизированы западными инвесторами нефтепроводы и нефтеперерабатывающие комплексы и многое другое, с помощью чего можно будет еще и влиять на Россию, которая, опираясь на свои ресурсы, все еще гордо держит голову в мировой политике. <br><br>Заблуждение второе:<br>Нам необходимо приобщиться к западному образу жизни, их ценностям и мы проснемся европейцами. <br>Это заблуждение тесно связано с непониманием того, что составляет самосознание нации, что обеспечивает цельность общества, делает общество субъектом мировой политики. Разобщив общества изнутри, тем самым уничтожают в нем субъекта. Когда в обществе нет единого, согласованного мнения по отдельным вопросам, то в этом случае легко такому обществу навязывать извне нужные решения, наделяя понятие демократичного общества характеристиками общества расколотого, прежде всего на субкультурные группы, субэтнические, что препятствует выработке единого национального сознания, общей национальной идеологии, основанной на единой идентификации (этнической, политической и исторической). <br>Прогресс и развитие в любой плоскости возможны при условии внутреннего единства народа. Разобщенный народ не развивается. <br>Современное общество, эпохи Постмодерна, которое описывают такие авторы как Д.Белл, М.Кастельс и другие, цементируется главным образом тремя составляющими: <br>- технология в широком смысле (технология как часть культуры, а именно и информационные технологии, носителями которых является само общество и индивид в частности, пронизывающие все общество сверху до низу и производственные отношения, что разрушаются в эпоху перемен, смены эпох; это всё составляет тело общества, а конкретнее, это все те предприятия которые в которых задействовано общество и которые наполняют национальную экономику);<br>- отношения опыта (традиции, традиционные ценности, национальные особенности, всё то, что составляет душу общества, на основе чего мы чувствуем близость и родственность внутри общества как меж поколениями так и на уровне поколения, испытываем чувство единения и национальной гордости за самих себя, что составляет основу культурной самоидентичности и определяет смысл бытия индивида в специфических условиях социальной и природной среды. Чтоб это понять, представьте себя эмигрантом где-то в Китае и представьте что на вас смотрят так, как мы здесь разглядываем китайцев).<br>- отношения власти (то отношение между человеческими субъектами, которое на основе производства и человеческого опыта позволяет избранным представителям осуществлять управление обществом)<br>И если мы говорим о кардинальной смене власти, то, заметим, что на этих выборах речь идет не столько о смене персонажей власти, сколько о выборе пути развития. Радикальная позиция, подпитываемая западом, подразумевает разрушение и привычных ценностей и национальных производств и привычных властных отношений, которые отражают национальные интересы. Никто не утверждает, что наше нынешнее все совершенно, но мы утверждаем, что радикальные взгляды подразумевают разрушение тела общества, и что при его разрушении уже не будет возможности ничего реформировать, по одной простой причине – нечего будет реформировать. <br>Те, кто так хотят вдруг проснуться в обществе европейского, либерального образца, не понимают вполне ни самого понятия либеральности, что вполне объяснимо, поскольку понятие рождено в недрах западноевропейского общества с другой ментальностью; ни того, что перечеркнуть свое родное и отдаться иному, это отказаться от самих себя. Какие блага стоят того, чтоб ради них перестать быть собой, утратить себя?<br>Нас постепенно, извне приобщали к иным ценностям. Та часть, что ”повелась”, оказалась отколотой от общества. Разорвана во многих местах связь поколений, преемственность традиций. Разобщенными людьми легко управлять. Легко принимать «нужные решения», нужные кому-то извне. Цель? – господство над нами. Тем, кто находит в рабстве свои удобства и свои выгоды, это люди с моралью рабов. О таких писал еще Ницше в свой знаменитой «Генеалогии морали». <br>Именно благодаря тому, что находятся люди с рабской психологией, нет нужды и в тех, кто желает быть господином и предписывать: как жить, какие ценности иметь и чему в жизни следовать. Уничтожается национальное самосознание. <br><br>Заблуждение третье:<br>У нас нет своего пути, нам необходимо идти след в след за западом. Всё их лучше, наше – хуже. <br>Еще Пушкин сказал: «Я, конечно, презираю своё Отечество с головы до ног, но мне обидно, когда иностранец разделяет со мной это чувство». А в наше время, культура Постмодерна уже вывела: нет магистральной, доминантной культуры, и нет чего-то лучше, а чего-то хуже, а есть все разное и имеющее право на свою разность; все равнополярно и самобытно. <br>Но по порядку. Мы живем во времена смены эпох. Заканчивается и уходит в Историю одна большая эпоха - Модерн, Нового Времени, наступает отличная от неё эпоха Постмодерна. Смена эпох всегда связана со сменой общественных формаций. Так, Античность была характерна рабовладельческим строем, Средневековье – феодализмом, а Новое время становлением капиталистических отношений. Согласно Марксу, любое общество в своем развитии последовательно проходит эти стадии: первобытнообщинный строй, рабовладение, феодализм, капитализм, социализм. Так случилось в нашей истории, у нас уже была революция и её возглавил человек, которого называли Ленин. Он посчитал, что в отдельно взятой стране, возможно начать строить социализм, минуя стадию капитализма. Эксперимент, заключавшийся в том, чтоб обойти объективную закономерность закончился неудачей. Вместе с этим пролилось много крови, поломалось множество судеб. Не нужно забывать, что события 1917-го года повлекли за собой и трагизм 1937-го года. Но прошлое, как и Родину не выбирают. Умные люди из прошлого исходят. При выборе пути, нам необходимо исходить из своего собственного опыта, каким бы он ни был. Западные общества не стоят на месте, они последовательно подошли к идее социального равенства. Если мы станем копировать у себя общество образца зрелого капитализма, то пока мы это усвоим, другие на столетие уйдут вперед. Таким образом, у Украины есть свой путь. Он состоит, во-первых, в максимальной преемственности, ибо любое развитие возможно исключительно при сохранении цельности и единства, а во-вторых, в изучении опыта капиталистических стран, но не сведение своей жизни к чужому опыту. Нам следует развивать наши традиции социального равенства, дабы применить формулу – догоняющие опережают, одновременно учась капитализму с тем, чтоб конкурировать на мировых рынках на равных. <br>Так случилось, что на нашу страну обрушились одновременно два кризиса: крушение этатизма и глобальная смена эпох вообще. Заметим, что времена перемен, смены эпох всегда характерны маргинальными тенденциями. Рушатся старые производственные отношения, меняется привычный уклад жизни. Большие массы населения оказываются выброшенными за борт, не находят себе места в меняющейся структуре общества. В обществе царит атмосфера недоверия к власти, размывается средний класс, который всегда является стержнем любого общества, происходит резкая поляризация по достатку, люди, оказавшись в экстремальных условиях, утрачивают традиционные нормы, представления, ценности, меняются стереотипы социокультурного поведения. Такие люди составляют маргинальную массу, слой невстроенных в общество. Маргиналам, в силу их потребности быть кем-то, легко навязать любые политические взгляды. Кроме острейшей необходимости быть кем-то этот социальный слой отличается податливостью внешнему влиянию, обещающему четкий социальный статус (кто был никем, тот станет всем). На это обычно и направлена пропаганда сил, стремящихся использовать маргинальные слои в своих политических целях. Примерно так происходило становление тоталитарных режимов. В сложное время потрясений, структурных кризисов, радикалы апеллировали к тем, кто оказывался в тот момент ненужным обществу. Действовали радикалы примитивно просто: объявляли маргиналов ведущей социально-политической силой, обещали немедленное изменение их статуса, и маргинальная масса уже готовая к восприятию любой политической идеи с восторгом идентифицировала себя с тем местом и ролью которые ей предлагались. Так было при крушении феодализма в царской России эпохи Ленина, так происходит в нынешней Украине. Свойственная маргиналам система ценностей – крайние формы социального нетерпения, склонность к упрощенным, максималистским решениям, отрицание или враждебное отношение к существующим общественным институтам, распространяется на широкие общественные круги. <br>Добавим к этому, что безоглядное реформирование общества, пусть с самыми благими намерениями, способно разрушить саму несущую ткань общественной жизни. И тогда, вместо задачи реформирования приходится решать задачу сохранения целостности общественного организма, с тем, чтоб удержать его от распада и дезинтеграции. Общественный хаос неизбежно приводит к обострению борьбы за власть. <br>Добавим последнее. Народ, который не помнит своего прошлого, рискует пережить его заново. Не нужны сейчас революции и повторение трагических витков истории. Пусть мудрость украинского народа спасет его от очередной крови, самообмана, от посулов сладкой жизни и обещаний чуда. Развитие единого, цельного общества возможно исключительно в условиях преемственности и стабильности. Мы непременно изменим жизнь к лучшему. Последовательно и постепенно. И не дадим себя расколоть. Мы такие, какие есть, давайте уважать самих себя. <br><br><br>

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *