Настоящий бруклинец

Америка
№53 (715)

Биографию нью-йоркского сенатора Чака Шумера можно использовать вместо рождественской сказки о хорошем мальчике, которому все удавалось, потому что он вел себя правильно. Хотя, боюсь, самому сенатору, воспитанному в иудаизме, такое сравнение вряд ли понравилось бы.
Чак Шумер, сын владельца небольшого бизнеса по истреблению насекомых, крыс и мышей в бруклинских домах Абрахама Шумера, с раннего детства отличался незаурядными способностями. Он был лучшим учеником в школе (), сдал SATA c результатом 1600  (те, у кого есть дети поймут),  с отличием закончил колледж в Гарварде, где и заинтересовался политикой, а затем и гарвардскую юридическую школу.
В 1975 году он получил адвокатскую лицензию однако ни дня так и не проработал по специальности, вундеркинд Шумер увлекся политикой и в 1974 году победил на выборах в легислатуру штата.
Шумер, которому на момент выборов исполнилось 23 года (он родился в конце ноября 1950) стал самым молодым после Теодора Рузвельта, законодателем штата. Стал несмотря на протесты своей матери Селмы Розен. «Мы тогда все считали его сумасшедшим,- вспоминает она,- а что еще можно было подумать? У него была замечательная профессия, ему предлагали такие должности. А он отказался от всего и решил стать политиком». Селма даже просила своих друзей, чтобы они голосовали против Чака. Не помогло, приняв однажды решение, Шумер уже не оглядывался назад.
В легислатуре он проработал с 1975 по 1980 год, ни разу не проиграв перевыборы. А в 1980 году, когда член Конгресса из Нью-Йорка Элизабет Холцман решила выставить свою кандидатуру на пост умершего либерально-республиканского сенатора Джейкоба Джавитца, решил занять ее место в Конгрессе.
И, конечно же, как положено в подобных историях, Шумер без особого труда победил по 16 избирательному округу Нью-Йорка. 16 избирательный округ, один из самых продемократических в городе, объединяющий избирателей в Бруклине и Квинсе, с тех пор несколько раз менял свой номер и с 1993 года называется 9 округом. Шумер восемь раз переизбирался в нижнюю палату Конгресса и ни разу не столкнулся с серьезным сопротивлением республиканцев. 
За время работы в Палате представителей, бруклинский вундеркинд сумел завоевать репутацию весьма прагматичного, довольно честолюбивого политика, умеющего поддерживать связи с представителями деловых кругов.
Шумера вообще можно считать делегатом Уолл-стрит на Капитолии, настолько тесны его связи с нью-йоркской биржей. Он всегда исповедовал мысль, что то что хорошо для Уолл-стрита, то хорошо и для Нью-Йорка. А в том, что Шумер на всех своих постах, в меру своего понимания отстаивал интересы города сомневаться не приходиться. Даже в недавнем пакете стимулов, где он был членом согласительной комиссии из сенаторов и конгрессменов, ему удалось выбить для штата пакет помощи примерно в 25 миллиардов долларов на развитие транспортной системы, образования, нужды медийкеда и прочее. Это на три миллиарда больше, чем могли рассчитывать власти штата и немалая помощь при нынешнем кризисе.
Говорят, что именно хорошие связи с Уолл-стритом помогли Шумеру одержать победу на выборах в Сенат, что поначалу казалось чистейшей авантюрой, ведь конгрессмен ввязался в схватку с одним из столпов тогдашнего истеблишмента сенатором Альфонсом Д’Амато, занимавшего это место 18 лет.
В целом это была довольно грязная кампания, в ходе которой оба кандидата поливали друг друга грязью и обвиняли во всех смертных грехах. При этом до середины октября оба пользовались примерно равной поддержкой избирателя. И только за несколько недель до выборов  Д’Амато совершил непоправимую ошибку, выступая перед избирателями евреями, он назвал своего противника «поцем». Что вызвало обратную реакцию. Ответ Шумера, обвинившего соперника в национализме, последовал незамедлительно. И этого оказалось достаточно для перелома. Шумер победил, набрав 55 процентов голосов.
Кстати именно на этих выборах он впервые опробовал тактику немедленного ответа оппоненту. Впоследствии он распространил ее на всю партию, когда в 2006 году он отвечал за успех избирательной кампании. Именно тогда и проявился подлинный талант Шумера-организатора. Он помогал свои коллегам во всех штатах, где предстояли выборы и настолько успешно провел кампанию, что демократы получив шесть дополнительных мест, вновь получили большинство в Сенате. На выборах 2008 года они выиграли еще восемь мест и теперь у них подавляющее большинство в палате.
С годами этот политик левоцентристского толка стал несколько консервативнее. К примеру, если на заре своей политической карьеры он был ярым противником смертной казни, то сейчас допускает ее ограниченное применение. Впрочем, умудренному опытом сенатору, занимающему третью позицию в партийной иерархии на Капитолии, положена большая зрелость или даже умеренность во взглядах. Кроме того, за годы работы на Капитолии, Шумер научился искать выгодный компромисс. Как в частности, его недавний отказ от принципа государственной страховки в законе о реформе здравоохранения. Если еще в начале дебатов в Сенате, он заявлял, что без такого положения он не сможет его поддержать, то поняв, такой вариант не наберет нужного числа голосов, без всякой помпы снял свои возражения.     
«Большой друг Уолл-стрита» он всегда был сторонником «раскрепощения» биржи от всевозможных государственных регуляций.  И, наверное, не напрасно либеральная  «Нью-Йорк таймс» еще в декабре прошлого года назвала его одним из архитекторов финансового кризиса. Ведь именно проведенные им сенатором Филом Грэмом поправки и привели к бесконтрольности банков и инвестиционных фондов. А чуть позднее именно Шумер стал инициаторов государственной помощи разорившимся банкам и крупным компаниям. Ведь он был противником продажи  портового терминала дубайским компаниям во соображениям безопасности. Он даже добился отмены этой сделки, а потом помог приобрести этот терминал компании  AIG. В этом году государству пришлось спасать тонущую компанию и выделить ей почти 200 миллиардов долларов.
За годы работы в Сенате Шумер научился «играть по правилам». А правила в палате довольно просты, за свои уступки партийному руководству, то есть за свои голоса, сенаторы получают субсидии для своих штатов. По мнению Шумера, такое положение существовало всегда, и американский народ не интересует сколько «свинины» в том или ином законе. Гораздо больше их интересует, что они от того или иного закона получат. И сенатор, в 92 процентах случаев, голосующий вместе с партией, знает, что могут получить жители города и штата от его уступок.
В 2001 году, ему удалось выбить на восстановление пострадавшей экономики города и штата 20 миллиардов долларов. И не только выбить, но и сохранить эти средства, несмотря на попытки находившихся тогда в большинстве республиканцев срезать финансирование самому демократическому мегаполису на востоке страны.
Политологи считают, что Шумер научился как никто другой из политиков использовать для продвижения своих планов средства массовой информации. «Он не просто честолюбив,- говорят его критики,- он опасно честолюбив». Конечно в этом есть доля шутки, но в том что сенатор любит давать интервью и общаться с прессой и в том что он как никакой другой политик  умеет манипулировать СМИ сомневаться не приходится. А попытка приобрести общенациональную популярность и известность также понятна. Ведь для того чтобы стать президентом нужна именно общенациональная известность. А какой сенатор не мечтает им стать.


Комментарии (Всего: 1)

Шумер научился искать выгодный компромисс... выгода is his middle name... a.k.a "прожженый"

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *