Город, слитый воедино

В мире
№50 (973)

“Никому в мире в голову не придет указывать Франции, что и где она должна строить в Париже, как немцы должны обустраивать Берлин и т.п., хотя и в этих городах сегодня население весьма неоднородно. Такого же отношения мы требуем к Иерусалиму как к столице Израиля”
Такое, на первый взгляд, спорное заявление сделал мэр Иерусалима Нир Баркат в ходе проведенной им для группы израильских и иностранных журналистов экскурсии по нескольким арабским кварталам столицы. Однако сам Баркат, вне всякого сомнения, убежден в своей правоте и доказывает ее, держа в руках план-карту перспективного развития Иерусалима. План этот предусматривает строительство 50 тысяч единиц жилья как в еврейских, так и в арабских кварталах города, включая 1600 новых квартир в районе Шуафата и Бейт-Ханины, 650 - в Писгат-Зеэве, 2100 - в Рамат-Шломо, 1750 - вокруг Рамота, еще 2500 - к северу от Бейт-Ханины и т.д. Согласно прогнозам, в ближайшие годы число жителей еврейской столицы превысит 1 млн. человек.

Я планов наших
люблю громадье...

- К сожалению, те, кто выступает против строительства в Иерусалиме, которое якобы носит незаконный характер и ущемляет права арабского населения, нередко просто не понимают, о чем идет речь, - сказал мэр во время короткой беседы перед поездкой. - Во-первых, на утверждение любого такого крупного строительного проекта требуются зачастую годы. В ходе этого утверждения взвешиваются абсолютно все аспекты, включая юридические. Нередко для такого утверждения нам приходится проходить и через судебные процессы. Так что в рамках действующего в этой области британского права все нормально. Во-вторых, если стоять на любой возвышенности города и смотреть на карту, можно увидеть, что сегодня уже не существует такого понятия как арабская часть Иерусалима. Арабские и еврейские кварталы перемежаются друг с другом, образуя единый городской комплекс. Именно это, кстати, и делает идею раздела Иерусалима неосуществимой, ведь четкую границу такого раздела провести здесь практически невозможно. Поэтому лично я вижу будущее Иерусалима исключительно как единого города, в котором бок о бок живут евреи и арабы...
Лично для меня важны интересы всех жителей города, - заявил он. - Евреи, мусульмане, христиане - все мои дети, обо всех я должен заботиться. Исходя из этого, мы уделяем развитию арабских кварталов не меньшее, а в последнее время даже большее внимание, чем еврейских. Здесь также строятся тысячи единиц жилья, развивается инфраструктура, возводятся новые общественные здания. Только в этом году мы вложили в развитие Бейт-Ханины и Шуафата 92 млн. шекелей, и в ближайшие годы инвестиции продолжатся. Особый упор мы делаем на строительство новых школ и развитие образования. Я верю, что повышение уровня образования арабского населения города является ключом к решению всех остальных проблем - и социально-экономических, и политических. Хочу также отметить, что множество арабов живут сегодня в еврейских кварталах. При этом, в отличие от евреев, живущих в кварталах, которые считаются арабскими, им не требуется охрана и они чувствуют себя там совершенно свободно.
Мэр Иерусалима явно гордится своими достижениями, но, как вскоре выясняется, журналистскую братию интересует прежде всего то, что происходит в городе сегодня: как развивается “интифада” и что городские власти и полиция намерены делать, чтобы ее утихомирить.
- На мой взгляд, никакой новой интифады не было и нет, - говорит Баркат. - Была цепочка событий, которая действительно привела к вспышке насилия. Началось все с похищения трех еврейских подростков, затем было убийство арабского подростка Мохаммеда Абу-Хдейры, дальше операция “Несокрушимый утес”, и все это вдобавок пришлось на летние каникулы, когда многим детям и подросткам нечем себя занять. Безусловно, были силы, которые хотели бы разжечь в городе интифаду, но они явно потерпели поражение. Взрослое население почти во всех арабских кварталах отказалось поддержать эти беспорядки, более того, осуждало их. Возраст участников беспорядков, таким образом, колебался от 10 до 18 лет. Многие из них так увлеклись участием в беспорядках, что “забыли” вернуться в школы. Поэтому одну из главных задач для установления спокойствия в городе мы как раз и видели в возвращении этих детей в школы. Сегодня 95% участников беспорядков вернулись к учебе, и в городе достаточно спокойно. Это в немалой степени стало возможно благодаря тому, что мы очень тесно сотрудничаем с мухтарами - главами районных советов арабских кварталов, со многими из которых у меня сложились дружеские отношения. Большая часть населения города, повторяю, понимает, что эскалация насилия никому на пользу не идет. Люди хотя мирно жить, работать и растить детей. В то же время если вы спросите меня, когда в Иерусалиме установится абсолютное спокойствие, я отвечу вам, что такое в обозримом будущем вряд ли возможно. Экстремистские элементы, как известно, есть с обеих сторон, и потому те и или иные инциденты время от времени, видимо, будут происходить. Главное, чтобы не они определяли повестку дня...
Тем не менее, по самым “горячим точкам” Иерусалима журналистов почему-то не повезли: как выяснилось из сводки новостей, ситуация там оставалась в тот день далеко неблагополучной.
Забегая вперед, замечу, что потом у нас была встреча с представителем полиции Мики Розенфельдом, в ходе которой он рассказал, что эмиссары ХАМАСа весьма активно действовали в Иерусалиме, подстрекая молодежь к участию в беспорядках и к терактам. То, что сейчас ситуация в столице стабилизировалась, в значительной степени объясняется не только активным сотрудничеством мэрии и полиции с мухтарами, но и тем, что нашей полиции и ШАБАКу удалось наладить службу разведки в этих районах и добыть оперативную информацию о подстрекателях.  
Тем временем мэр Нир Баркат решил продемонстрировать нам успехи своего ведомства в области развития образования в арабских кварталах. Мы направляемся в Бейт-Ханину, где работает технологическая школа для девочек.

Учиться, учиться и еще раз учиться...
То, что мы пересекли незримую границу и въехали в квартал Шуафат, получивший печальную известность вследствие недавних беспорядков, можно заметить разве что по солнечным бойлерам на крышах - в арабских кварталах они не белые, а черные. Да еще, возможно, по массивным решеткам на окнах домов - местные жители пытались защититься от вала квартирных краж, осуществляемых отнюдь не их еврейскими соседями. Но в целом улицы этого квартала ничем не отличаются от других районов Иерусалима. Добротные каменные дома, подчас с оригинальной архитектурой, множество магазинов, банки, поликлиники; то тут, то там видны новостройки... И главное - очень чисто, никаких следов того, что недавно здесь творился настоящий беспредел.
Мы, русскоязычные журналисты, сидящие отдельной группой, замечаем, что у коллег из зарубежных СМИ нарастает разочарование. Они явно ожидали увидеть трущобы, несчастных, страдающих от оккупации палестинцев, влачащих жалкое существование, а никак не ухоженный городской квартал, по которому ходят вполне приличные одетые, явно не боящиеся оккупантов люди с сумками, полными покупок. Этот пейзаж явно не вписывается в заказанную им картину, и они решают не спешить со съемками, в то время как пресс-секретарь Сохнута Давид Шехтер буквально не выпускает из рук камеру.
Бейт-Ханина, куда мы въезжаем из Шуафата, явно победнее, но здесь тоже и в помине нет никаких трущоб. Наш автобус останавливается возле четырехэтажного здания женской технологической школы.
- Мы видим свою цель в том, чтобы дать нашим ученицам достойное образование, которое позволит им в будущем выбрать современную профессию и без труда поступить в университет, - рассказывает директор школы. -  Кстати, давайте заглянем в класс робототехники...
В этом классе бойкая девчушка лет 12-13 на великолепном английском начинает рассказывать гостям, какие модели они тут конструируют. Я обращаю внимание на то, что часть девочек укутана в платки и носит традиционную арабскую одежду, а часть - в брюках и открытых кофточках, причем без всяких платков. Внешне они ничем не отличаются от своих сверстниц, скажем, в Тель-Авиве или Хайфе.
- А что, ношение мусульманками головного убора уже не обязательно? - шепотом спрашиваю я директрису.
- Форма одежды у нас свободная. Каждый может одеваться так, как считает нужным, - отвечает она. - Большинство девочек, как видите, сохраняют верность традициям, но население Шуафата и Бейт-Ханины не однородно, есть и такие, которые ничем не отличаются от ваших девушек.
Нир Баркат не скрывает гордости за эту школу и охотно отвечает на вопросы обступивших его журналистов.
- А кто определил основную программу для этой школы? - спрашиваю я мэра.
- Основная программа совпадает с программой средних школ Палестинской автономии, - отвечает он. - Но вот дополнительная...
- Про дополнительную я уже понял. А кто-то проверял учебники, по которым учатся эти девочки?
- Да, конечно, они были проверены нашим минпросом, - отвечает Баркат, прекрасно зная, что учебники, подготовленные минпросом автономии, особенно по истории и географии, считаются проблематичными, так как содержат в себе откровенную ложь об истории евреев и Израиля.
Между тем, один из моих коллег, осматривая школу, не скрывает восторга.
- У меня трое детей учились в Реховоте, в школе, которая считается лучшей в городе, но такого роскошного помещения у них не было, - замечает он.
Почему-то мне в этот момент вспоминается экскурсия четырехлетней давности в Шуафат. Тогда нас тоже подвезли к зданию школы, только что построенной мэрией в этом районе. В день открытия над ней вывесили израильский флаг, который затем торжественно сожгли. А в двух шагах от той школы располагался дом первого “тракторного” террориста, учившегося по учебникам Палестинской автономии.
- Это как раз то, о чем я вам говорил: мы делаем ставку на образование. Мы вкладываем в развитие образования арабского сектора в пропорциональном отношении даже больше, чем еврейского, - говорит Нир Баркат на заключительном брифинге.
В ответ его забрасывают вопросами о том, много ли таких школ в арабских кварталах, почему муниципальные власти объявляют незаконными и разрушают дома их жителей, что он думает по поводу жестокости израильских полицейских и т.д.
Мэр отвечает, надо заметить, достаточно убедительно. В то же время трудно отделаться от ощущения, что он страшно боится выйти за рамки политкорректности и все время оправдывается: дескать, не такие уж мы плохие, не так уж сильно мы дискриминируем арабов, разрушаем только незаконные постройки, даже против нарушителей закона стараемся действовать гуманно и т.д. Но, возможно, именно наша вечная защитная стойка, вместо того чтобы прямо назвать вещи своими именами, и является причиной всех наших бедствий?..

На Самолетной горке без перемен
И все же, пожалуй, абсурдность ситуации, сложившейся вокруг строительства в Иерусалиме, нигде не чувствуется так остро как в квартале Гиват-а-Матос (Самолетная горка), соседствующем с арабским кварталом Бейт-Цафафа.
Место это наверняка памятно многим, так как именно на Гиват-а-Матос в свое время были поставлены “караваны” для только что прибывших в страну новых репатриантов из СССР. Спустя десять лет репатрианты были отсюда выселены, хотя останки нескольких таких временных домиков можно увидеть и поныне. Но вместе с олим хадашим здесь оказалось несколько десятков семей коренных израильтян, которые застряли в здешних времянках на двадцать с лишним лет.
Все попытки начать здесь строительство наталкивались на гневный отклик из Вашингтона и Европы. Дескать, речь идет об “оккупированной территории”, и строить здесь запрещено.
- Потенциал этого места воистину огромен, - говорит представитель общественности квартала Гиват-а-Матос Иегуда Бен-Йосеф. - По мнению специалистов, здесь можно поселить не менее 10 тысяч человек, построив сотни единиц жилья как для евреев, так и для арабов. Земля здесь на совершенно законных основаниях принадлежит Земельному управлению, все вокруг, как видите, уже застроено, и совершенно непонятно, почему строительство именно в этом месте запрещается. Логического объяснения позиции Вашингтона нет, тем более что в данном случае арабское население также говорит, что оно заинтересовано в этом строительстве...
- Вы собираетесь жить вместе с арабами? - перебивает его один из журналистов.
- Ну, вместе, наверное, пока не получится, - честно отвечает Бен-Йосеф, - но рядом - вполне. В принципе, у нас вполне нормальные отношения с жителями Бейт-Цафафы, и нам крайне важно донести до всех, что запреты из политических соображений в итоге бьют по интересам всех жителей города...
- Ну и зачем вам здесь строить? - шепотом говорит мне в это время один из зарубежных коллег. - Все равно это не ваша земля, и ее рано или поздно придется отдать законным владельцам...
- Простите, а кого вы считаете законными владельцами? - отвечаю я. - Иорданцев? Но они сами заявили, что не имеют никаких претензий на земли, которые оккупировали с 1948-го по 1967 год. Палестинцев? Но эта земля никогда не была под их юрисдикцией...
Так в очередной раз начинается спор, который можно, наверное, вести бесконечно. Хотя открывающийся с Самолетной горки вид лишь еще раз подтверждает тот факт, что разделить Иерусалим на арабскую и еврейскую части уже невозможно, и его населению, говоря словами Иегуды Бен-Йосефа, не остается ничего другого, кроме как научиться жить если не вместе, то рядом.
Нравится это кому-то или нет, но, похоже, слова 122-го псалма Давида, по меньшей мере, частично, можно считать исполненными: “Стояли ноги наши в воротах твоих, Иерусалим. Иерусалим отстроенный, город, слитый воедино...”

Петр Люкимсон

“Новости недели”