Фантом САРЫ ПЭЙЛИН

Америка
№49 (711)

«Да она всем уже надоела!» - возразил мне приятель, когда я сказал, что хочу написать о феномене Сары Пэйлин. Точнее, о фантоме. По всем законам она должна была кануть в политическое небытие сразу же после провала республиканского тикета на прошлогодних президентских выборах, когда она была кандидатом в вице-президенты.

Помните всеобщий шок, когда Джон Маккейн впервые объявил о своей пристяжной лошадке никому за пределами Аляски еще неведомой Сары Пэйлин, хотя мой сын, постоянный житель Ситки, бывшей столицы русской Аляски, а теперь очаровательного городка самого далекого штата США, который даже в наши карты не всегда влезает, все уши мне о ней прожужжал – что, хотя он обычно симпатизирует демократам, но  губернатор Сара Пэйлин, несмотря на консервативный идеологизм и ультраправую патетику, – деловая и боевая женщина и много полезного сделала для штата. Моложавая, стройная, несмотря на многодетность, и речистая, она поначалу произвела сильное впечатление на республиканский съезд, а потом и на всю страну – именно благодаря ей рейтинг Джона Маккейна неожиданно подскочил, и он обошел в опросах Барака Обаму, вызвав даже замешательство в его штабе, о чем теперь известно из недавних воспоминаний Дэвида Плуффа, менеджера обамовской кампании.
Однако недолго музыка играла: то, что помогало Саре Пэйлин поначалу – ее быстрая и артикуляционная сноровка в выступлениях и интервью, ей же в конце концов и повредило. На общенациональной сцене, в масштабах всей страны, губернатору этого на отшибе штата Америки не хватило знаний, эрудиции, навыков, и она всё чаще попадала впросак, особенно в международных вопросах, прокол за проколом, да и общая какая-то дремучесть, несмотря на натаскивания женолюба Генри Киссинджера. Да видно не в коня корм.
В самом деле, ведь эта женщина – возможный вице-президент, а в обозримом будущем, учитывая почтенный возраст Джона Маккейна, может, и президент! Многие злоязыки шутили по этому поводу, желая геронтократу Маккейну физически протянуть четырехлетний президентский срок, а то, не дай бог и так далее – и ежу понятно.
Почему же Сара Пэйлин поначалу приглянулась рядовым республиканцам, хотя республиканская элита встретила ее кандидатуру, мягко говоря, с удивлением?   
Сара Пэйлин объявила себя «хоккейной мамашей», каковых в Америке миллионы, и обеспечила себе этот довольно значительный сегмент электората. «Знаете, чем отличается хоккейная мамаша от питбуля? – провозгласила она на республиканском съезде. – Красит губы». Ха-ха. Эта ее шутка вызвала массу анекдотов и каррикатур.
Серьезнее, однако, были промахи и скандалы, которые сопровождали всю вице-президентскую кампанию Сары Пэйлин, а ей ляпнуть ничего не стоило. Некоторые оплошки были вполне невинными, как, скажем, розыгрыш двух квебекских журналистов, которые позвонили ей от имени Николя Саркози, и Сара Пэйлин, ничтоже сумняшеся, довольно долго проговорила по телефону с «французским президентом».
Но это всё были цветочки, а вскоре последовали ягодки. Пронырливые журналисты взялись за нее всерьез – Сара Пэйлин интересовала их не своим аляскинским губернаторством, но сослагательным вице-президентством, а возможно, и президентством. Даже Чарлз Гибсон из Эй-Би-Си, который слетал на Аляску и взял у нее двухчасовое вполне благожелательное, почти отеческое, без подковыров, интервью, сыграл ей дурную службу, потому что Сара несколько раз попадала впросак, не врубаясь в суть вопроса, не вникая в политическую терминологию: к примеру, вопрос интервьюера о «доктрине Буша» попал в деревянное ухо.  
Журналисты стали ловить Сару Пэйлин на ошибках, невежестве, преувеличениях, а то и прямой лжи. Далее ею занялась желтая пресса, которая, обнаружив фотографии стройной, без никакого намека на беременность Сары Пэйлин за пару дней до рождения ее последнего ребенка, пришла к выводу, что это не ее ребенок, а внук от несовершеннолетней дочери, которую Сара Пэйлин благородно крышевала. Тем более эта дочка была снова беременна и опять внебрачно, тогда как Сара Пэйлин как ярый консерватор с пеной у рта отстаивала семейные ценности, резко отрицательно относясь к внебрачному сексу.
Короче, Сара Пэйлин крепко подвела Джона Маккейна. Не станем гадать в сослагательном наклонении, что было бы, выбери он другого напарника или напарницу, но в связке с этой ему явно не повезло. Похоже было, песенка Сары Пэйлин была спета, она оказалась бабочкой-однодневкой, «восходящая звезда стала падучей», как писала Елена Клепикова в «РБ». Так что же, Сара Пэйлин останется в американской истории скорее как анекдот, если останется вообще? Честно, я не очень-то верил, что эта энергичная, сравнительно молодая (44 года), смазливая, амбициозная и самоуверенная  женщина навсегда нырнула в политическое небытие.   
В самом деле, вскоре последовали дальнейшие сенсационные метаморфозы в ее судьбе. Сначала как снег на голову в первых новостных телестрочках и на первых страницах бумажных СМИ появилось сообщение об отставке аляскинского губернатора. Все наперебой стали гадать о дальнобойных прицелах этой отставки. Чем Сара займется на вольных хлебах? Отправится путешествовать по белу свету по свежеполученному иностранному паспорту или объездит американские штаты, собирая средства для республиканской партии? Попытается сделать телекарьеру, будучи известной, телегеничной и находчивой? Начнет рекламировать свою мемуарную книгу, за которую получила больше миллиона и которая должна была вот-вот выйти? Или – вот главная ставка! - подготовкой к выборам 2012 года? Одно, впрочем, не мешает ни другому, ни третьему, ни четвертому, ни пятому и прочее. Консерватор Билл Кристол, который когда-то поддерживал ее вице-президентскую кандидатуру, был потрясен ее отставкой с губернаторского поста и заявил, что Сара Пэйлин «помешанная, как лиса». За Сару Пэйлин не скажу, но лиса, по нашим русским фольклорным понятиям, – хитрая и умная, а никак не чокнутая.
А вот мнение  другого неокона - редактора консервативного “National Review” Ионы Голдберга, который в открытом ей письме настаивал, чтобы она использовала время до 2012 года и восполнила недостатки в своих знаниях, а именно невежество нанесло ущерб ее вице-президентской кандидатуре: «Мой совет – оставайся дома и работай над собой. Ты все еще будешь общенациональной фигурой, когда придет время праймериз. Но если ты не сможешь поразить своих отрицателей политической хваткой, когда придет время снова появиться на всеамериканской сцене, ты не выиграешь номинации. Хуже того, тогда ты ее не заслуживаешь».
Что говорить, резкий совет. Но недаром Сару Пейлин зовут «пиранья». Доказательством тому даже не сами ее только что вышедшие воспоминания, а ее промоушен тур. Нет, не по книжным метрополисам Восточного и Западного побережий, где вотум доверия у нее был невелик, а после поражения на выборах и вовсе исчерпан, а по американской глубинке, по маленьким городкам посередке страны, по тому же предвыборному маршруту, где бывшего кандидата в президенты помнят и любят. Результаты оглушительные: в первый же день разошлись 300 тысяч экземпляров ее книги ”Going Rogue: An American Life” – заметьте, как автор уже в названии решительно настаивает на типичности своей американской судьбы. Учитывая такой рекордный интерес к книге, престижное издательство “HarperCollins”, в котором она вышла, в срочном порядке принимает решение увеличить тираж с полутора миллионов экземпляров до двух с половиной миллионов. Вот это прыжок!
С помощью этой книги – независимо от ее достоинств и недостатков – Сара Пэйлин берет реванш за прошлогоднее поражение на выборах. По-честному, она должна бы поделиться своим гонораром с Джоном Маккейном, который себе на беду выбрал ее в напарницы – без него она так бы и прозябала в безвестности у себя на Аляске, в далеком, маргинальном и малонаселенном (70 тысяч человек), чуть не сказал заштатном - штате. Сам-то я этот штат по-родственному люблю - благодаря моему единственному сыну Юджину (Евгению), который проживает там с женой, детьми и кошками и владеет картинно-скульптурной галереей, известной тонким любителям искусства. Это к слову, а Сара Пэйлин тем временем собирает не просто очереди за автографом, но многолюдные, как на митингах, толпы, и вот я уже вижу на телеэкране развернутый плакат: “SARAH! 2012” на фоне американского флага. Вместе со мной такие сцены наблюдают десятки миллионов телезрителей – это ли не предвыборный пиар с учетом свойственного массам инстинкта подражания?
А как себя чувствует в Белом доме Барак Обама, глядя на телеэкран и зная о снижении собственного рейтинга? А что подумывает его собственный главный пиарщик и теперь серый кардинал Белого дома Дэвид Аксельрод? Есть латинская поговорка: глас народа – глас Божий. А Сара Пэйлин именно популистка, да и что ей остается, коли никакой поддержки в республиканском истеблишменте у нее нет – даже Джон Маккейн деликатно от нее недавно открестился. А у кого там есть поддержка? На республиканских верхах нет пока что ни одной надежной кандидатуры в президенты, ниша пустует, а свято место пусто не бывает. Прошу прощения у читателя, что ставлю в один ряд две идиомы.   
Консервативный, антиистеблишментый популизм имеет шанс у населения, которое, судя по опросам, слегка отхлынуло от избранного год назад президента. Не то чтобы тот не справляется с ситуацией, а сама ситуация не очень управляема – экономика, безработица, здравоохранение, Иран и Афпак, как сокращенно зовут Афганистан и Пакистан. Бараку Обаме и его команде можно только посочувствовать. Кто помнит сейчас о предвыборных проколах и ошибках Сары Пэйлин? Теперь она уже не та политическая дебютантка, белая и пушистая,  которую импульсивно взял себе в напарницы Джон Маккейн. На то и ошибки, чтобы на них учиться, – я о Саре Пэйлин. А у нее еще впереди пара лет, чтобы поднатореть в политике.
Помните старый анекдот о Ходже Насреддине, который взялся за 10 лет научить осла говорить, получив за это от халифа большие деньги? Но с условием: если осел не заговорит, Ходже отрубят голову. Все удивляются, на какой риск идет Ходжа Насреддин, на что он отвечает: «За десять лет или факир умрет, или осел умрет, или я умру». А что – резон. Пусть у Сары Пэйлин в запасе не десять лет, а куда меньше, чтобы объявить о своих президентских амбициях. Но чем она рискует? Не является ли тогда ее нынешнее широко освещаемое и, безусловно, успешное промоушен турне репетицией новой предвыборной кампании – в президенты? Или это даже не репетиция, а, пользуясь театральным термином, прогон на зрителе – в ящике, на интернете, в газетах знакомый рекламный автобус, но теперь Сара Пэйлин больше не аляскинский губернатор и нет с ней рядом годящегося ей в отцы кандидата в президенты Джона Маккейна: она – одна, и на нее смотрит вся Америка. Кто с надеждой, кто с опаской, кто - выжидая. 
И хотя конкуренция среди республиканцев будет, предполагаю, бешеной, я бы не ставил крест на шансах Сары Пэйлин.