Как аукнется...

В мире
№49 (711)

Как сообщила на этой неделе израильская газета «Гаарец», в распоряжение редакции попал документ, представляющий собой проект резолюции ЕС, подготовленный Швецией, возглавляющей ныне Евросоюз.

Если сведения газеты достоверны, то уже на следующей неделе Израиль будет поставлен перед необходимостью осуществить очередные «болезненные уступки». Резолюция предполагает признание одностороннего провозглашения палестинского государства со столицей в Восточном Иерусалиме. Для того, оказывается, достаточно лишь провести встречу. Двухдневную. Все уже рассчитано – министры иностранных дел Евросоюза соберутся и в течение двух дней «оживят мирный процесс», в результате которого миру явится «независимое, демократическое, целостное палестинское государство, состоящее из Западного берега и Газы, со столицей в Восточном Иерусалиме».
Здесь что ни слово, то ложь. Для того чтобы не быть голословными, давайте разберем каждое из них.
«Независимое». От кого? Наверное, от Израиля. Ведь Израиль – оккупант. Хорошо. Каким образом будет реализована эта независимость? Еще Маркс, кажется (а может быть – Ленин?), говорил, что политика - это концентрированная экономика (так, кажется?). Стало быть, палестинское государство должно будет ввести на своей территории свою собственную денежную единицу. В настоящее время в качестве таковой на всей территории автономии, включая и Газу, фигурирует израильский шекель. Ну, деньги напечатать не трудно. Любое государство ЕС в качестве шефской помощи напечатает миллионы или миллиарды условных палестинских денежных единиц. Затраты спишут на благотворительность. Чем эти денежные единицы будут обеспечены? Всем достоянием государственного банка? Кажется, так писали на советских купюрах. А где это достояние? В чем оно выражается, где хранится, что на него можно поменять? Остается предположить, что независимость палестинского государства, выраженная в денежном эквиваленте, ляжет ощутимым бременем на плечи европейских налогоплательщиков. Ну, хорошо, оно им надо. Зачтется в качестве вклада в дело помощи угнетенным народам. Но ведь не деньгами едиными... Независимость подразумевает и некоторые другие аспекты. Например, независимость в вопросах энерго-, водо - и прочих вопросов. В настоящее время многое из этого поступает в автономию из Израиля, как из оккупирующей державы. Что будет потом?
«Демократическое». Об этом и говорить смешно. Палестинское государство, если в нем провести свободные выборы, подпадет под власть ХАМАСа. В этом случае о палестинском государстве, как о демократическом, можно будет говорить в том же контексте, как о гитлеровской Германии или о сталинском СССР, где также существовали выборы, но у власти стояли диктаторы. Если же постараться сделать так, чтобы ХАМАС не смог прийти к власти, мы получим Ирак, ну, в лучшем случае – Афганистан.
«Целостное». Да, для того, чтобы соединить две части палестинской автономии, даже некоторые израильские руководители уже предлагали построить через весь Израиль трассу. Кто-то предлагал наземную, кто-то даже подземную. И то и другое трудно себе представить. Даже не технически. Технически все осуществимо. Любой каприз – за ваши деньги. Что это будет за трасса? «Дорога жизни» или «дорога смерти»? Я имею в виду не безопасность движущегося по трассе палестинского транспорта. Я имею в виду безопасность жителей Израиля, живущих вдоль этой трассы. А с учетом последних успехов палестинских «ракетчиков» - и жителей того коридора шириной в десятки километров, который будет расположен вдоль этой трассы.
«Состоящее из Западного берега и Газы». Прежде всего я не приемлю новоязовский термин «Западный берег». У этой территории есть историческое имя – Иудея и Самария. Использованием термина «Западный берег» те, кто считает, что Израиль едва ли достоин существования даже в теперешних границах, пытаются дать легитимацию арафатовским притязаниям. Впрочем, оставим на время терминологические споры. Каким образом собирается правительство будущего (или гипотетического?) палестинского государства объединить под одной властью эти две отдаленные друг от друга территории? Что-то я не слышал о том, что ХАМАС согласен признать власть ФАТХа. Так же, как и о том, что ФАТХ готов склонить голову перед ХАМАСом. Пусть эти два «палестинских колена» сначала найдут какой-то общий язык, кроме, разумеется, того, на котором Израиля просто не существует, вот тогда и посмотрим, что значит «состоящее из Западного берега и Газы».
Ну, и, наконец, «со столицей в Восточном Иерусалиме». Этот тезис является аллюзией на первоначальное решение ООН, согласно которому Иерусалим имел бы статус города, управляемого международной администрацией. Но поскольку от первоначального решения ООН, благодаря усилиям арабских стран, остались лишь ни на что не пригодные клочки, реанимация этого требования равносильна евангельской истории с Лазарем: «встань, Лазарь, и иди». Лазарь не встанет. И нечего на это уповать, нечего строить некие международные механизмы, служащие для этого Лазаря подпорками. Если кто-то хочет, чтобы район Гило вновь обстреливался из ближайших арабских кварталов или поселений, как ныне принято называть даже целые израильские города, пусть эти люди едут в Гило перед тем, как передать Восточный Иерусалим под власть палестинской администрации. Я не берусь судить, как скоро это произойдет, но как только эти люди окажутся под обстрелом, они вмиг перестанут быть продвинутыми и прогрессивными персонами, и их главным желанием станет ,как бы сделать так, чтобы арабы перестали стрелять.
Впрочем, что это я разошелся? Еще ничего не известно. Не известно, тот ли документ попал в руки газеты. Не известно, не является ли этот документ сознательной дезинформацией, призванной сыграть роль пробного шара. Да и будет ли принят этот документ на том совещании, о котором писала газета. Но в любом случае я хотел бы надеяться, что те, от кого зависит его принятие, сначала примерят его на себя – хотят ли они, чтобы к ним относились так, как они относятся к гражданам Израиля. Может быть, этого будет достаточно для того, чтобы судьба не позволила им совершить ошибку. Ведь в мире все взаимосвязано – как аукнется, так и откликнется. Пусть и не сразу.