Борец с банками

Америка
№47 (709)

На прошлой неделе глава банковского комитета Сената, демократ от Коннектикута Крис Додд заявил, что в его комитете подготовлен проект билля, который призван кардинально изменить финансовую систему страны, и в первую  очередь систему надзора и контроля.

Чтобы усилить федеральный контроль над банками и финансовым рынком,  считает сенатор, следует создать новый надзирающий орган, которому и передадут право вмешиваться в дела и проблемы финансовых компаний. Сейчас контролем финансового рынка занимаются национальный банк - Федеральный резерв и три федеральных комитета. А так как, по мнению Додда, у семи нянек дитя без глаза, то нужна новая единая, но с большими правами структура. 
С аргументами сенатора не поспоришь, со своей задачей предохранять рынок от потрясений нынешние «контролеры» не справились, из чего и случился кризис, который, начавшись с рынка недвижимости, поразил всю финансовую систему, а затем и экономику страны. И виноваты в том не только корыстолюбивые заимодатели и банкиры-авантюристы, раздувавшие мыльный пузырь недвижимости, но и конечно же регуляторы. 
«Мы видели, к чему привела подобная неразбериха в контроле за банками,- заявил сенатор на пресс-конференции,- а заплатил за нее каждый американец». Додд напомнил, что тонущие банки и ипотечные компании получили на спасение государственные средства. Это было ошибкой, считает он, впредь не стоит помогать горе-финансистам за счет налогоплательщика. И предлагает ограничить права Федерального резерва в предоставлении займов фирмам, терпящим бедствие. Таким, к примеру, как крупнейшая страховая компания AIG, на помощь которой государство израсходовало 75 миллиардов долларов.
Но планы сенатора по оздоровлению финансовой системы этим не ограничиваются. Он считает, что созданное им федеральное агентство «финансовой стабильности» должно «глубже вмешиваться» и регулировать деятельность хеджфондов и прочих частных финансовых компаний, действия которых «могут представлять опасность для всего рынка».  Таким образом, ультралиберал Додд  предлагает чуть ли не прямое вмешательство государства в работу финансового рынка, что весьма непопулярно как на Уолл-стрите, так и на Капитолии. И не только республиканцы, которые органически не выносят вмешательства государства в «естественные экономические процессы», но и большинство умеренных демократов, да и в самом Белом доме такие планы считают нереальными.
Впрочем, главу банковского комитета подобная оппозиция не смущает. Он пообещал начать на текущей неделе обсуждение этого революционного закона в  своем комитете и добиться его принятия до конца месяца. А до конца года - и утверждения полным составом Сената. 
Правда, успех этого популистского похода на банки у большинства специалистов вызывает сомнения. Во-первых, проект финансовой реформы по Додду вряд ли поддержат в Сенате, а во-вторых, даже если билль поддержат, то создание  единого регулирующего агентства - дело дорогостоящее и долгое и отнюдь не бесспорное. И если законопроект вызывает сомнения, то и его автор своим рвением вызывает недоумение – уж слишком он не последователен в своих начинаниях. К примеру, еще в прошлом году, накануне обвала рынка недвижимости, глава банковского комитета предлагал программу помощи попавшим в беду ипотечным компаниям, таким, как Countrywide Financial. То, что сегодня он называет «непозволительной для государства»  роскошью.  Впрочем, его стремление помочь некоторым ипотечным гигантам можно понять, если вспомнить, что именно Countrywide Financial рефинансировала в 2003 году все его мортгиджи на необычайно льготных условиях. Как утверждает сенатор, только потому, что он давний и верный клиент компании.  А другие ипотечные гиганты, вроде государственных Fannie Mae и Freddie Mac,  многие годы являются крупнейшими донорами его избирательной кампании.  Не потому ли, что Додд долгое время работает в банковском комитете Сената и одна из самых влиятельных фигур в руководстве демократов?
Впрочем, такая внезапная смена позиции характерна для сенатора. В прошлом году он был ярым противником легализации браков между гомосексуалистами, утверждая, что вырос в другое время, в другой культуре и таких новшеств не приемлет. А уже в этом году, после того как губернатор штата подписал закон, легализующий в Коннектикуте такие союзы, поддержал их, заявив, что все меняется, а его позиция тем более.  Но, возможно, такая «гибкость» и есть достоинство настоящего профессионала от политики?
Будущая звезда Демократической партии Крис Додд родился в конце мая 1944 в городке Уиллимантик в Коннектикуте. Он был пятым (из шести) ребенком в семье сенатора США Тома Додда. Так что он политик (и либерал) по рождению. 
Додд закончил иезуитскую школу для мальчиков в Мэриленде, а в 1966 году стал бакалавром английского языка, закончив колледж в Провиденсе.
Сразу же после выпуска он отправился в качестве волонтера «Корпуса мира» в Доминиканскую республику, где два года в небольшой провинциальной деревушке пропагандировал демократию и американский образ жизни. 
Подобное подвижничество будущего сенатора не должно удивлять. Шла война, а работа в «Корпусе мира» позволяла отсрочку от военной службы. Очевидно, по тем же причинам по возвращении на родину Додд вступил а армейский резерв, где числился до 1975 года. И так и не попал на войну во Вьетнаме.
Сразу же по возвращении из  Доминиканской республики он поступил в юридическую школу при University of Louisville,  которую в  1972 году закончил.
В 1973 году он с женой - к тому времени Додд вступил в первый брак - вернулся домой в Коннектикут и, сдав экзамен на лицензию адвоката, начал практиковать в Нью-Лондоне. Однако адвокатом он проработал  недолго, в следующем году он решил пойти по стопам отца и заняться политикой.
Додд относится к «детям Уотергейта» - группе политиков-демократов, пришедших во власть на фоне никсоновского скандала и принесших в Конгресс «свежую струю либерализма». Не имевший никакого политического опыта молодой адвокат баллотировался в Конгресс по 2-му избирательному округу штата и легко победил. Он еще дважды переизбирался в Палату представителей, а в 1980 году, отказавшись переизбираться в Палату представителей, выиграл выборы в Сенат.
С тех пор Додд представляет свой штат в верхней палате Конгресса. Он выигрывал перевыборы четыре раза. Из сенаторов его «призыва» в палате остались только трое, а в общем списке сенатских долгожителей он занимает девятое место. И имеет все шансы передвинуться и выше, если выиграет выборы в следующем году. Хотя опросы общественного мнения показывают, что шансов на переизбрание у него не так уж и много, примерно 46 процентов избирателей считают, что Додду пора уходить.  Да и сам Додд пока не говорит, намерен ли он переизбираться. Но судя по его попыткам протолкнуть различные либерально-популистские проекты, вроде ограничения зарплаты и бонусов менеджменту компаний, которым государство оказало помощь, он не отказался от этой мысли.
Сенатор довольно быстро стал одним из самых влиятельных демократов в палате. И при этом он не рвется к власти. К примеру, после поражения на выборах Тома Дэшла, лидера демократов в Сенате,   Додду предлагали его место. Он отказался. Сенатор также неоднократно отказывался баллотироваться на пост вице-президента, уступая это место своим коллегам. 
А вот в борьбу за пост президента он все же вступил. Правда, эта попытка закончилась неудачно, проиграв праймериз в Айове, где он занял восьмое место из восьми возможных. Додд снялся с выборов и поддержал Барака Обаму. 
За 28 лет работы в Сенате Додд стал автором и соавтором нескольких довольно важных законов. В частности, в 1993 году он стал инициатором Family and Medical Leave Act, позволившего сотрудникам частных компаний брать неоплаченный отпуск по уходу за близкими. До принятия этого закона подобные проблемы вели к увольнению, работодатели не желали отпускать человека в отпуск.  Додд часто выступает с законодательными инициативами.  И несмотря на политические воззрения их автора, его поддерживают республиканцы. К примеру, его недавняя инициатива Credit Card Accountability, Responsibility, and Disclosure Act of 2009 получила поддержку обеих партий и подавляющим большинством была принята Сенатом, а затем и подписана президентом Обамой. Этот закон ограничивает аппетиты банков и компаний, выпускающих кредитные карты, и главное - отстаивает права потребителя. В частности, с января следующего года права банков в отношении должников-владельцев кредитных карт будут существенно ограничены.
Только за это миллионы американцев могли бы сказать сенатору «спасибо».  А вот что скажут жители его штата в следующем году на избирательных участках, остается вопросом. Как и судьба его кардинального переустройства финансовой системы.