Восходящая звезда

Америка
№43 (705)

На прошлой неделе младший сенатор от Нью-Йорка Кристен Джиллибренд созвала журналистов, чтобы рассказать о своей новой инициативе. По ее данным, с 2005 года в Нью-Йорке было отозвано из продажи более 900 наименований самых разных продуктов - от различных колбас и сосисок до консервированных маслин. «Знаем ли мы, чем нас кормят, насколько это полезно и, главное, безопасно?» - задалась вопросом сенатор. И ответ на него нашла весьма неутешительный.
Джиллибренд сообщила журналистам, что намерена добиться пересмотра национальных законов о качестве и безопасности продуктов. Она также намерена добиться принятия закона, обязывающего проверку всего говяжьего фарша на предмет обнаружения бактерии  Ecoli.
Джиллибренд - первый сенатор от Нью-Йорка, которая попала в комитет палаты, занимающийся регулированием безопасности продуктов, и  на этом посту она намерена многого добиться. Это очень серьезная и целеустремленная дама.
Джиллибренд новичок в Сенате, в этом году она заняла место, которое занимала Хиллари Клинтон, назначенная Госсекретарём. Причем никто не предполагал, что место Хиллари достанется малоизвестному политику, представляющей в Конгрессе север Нью-Йорка, да еще таких консервативных для либеральной столицы мира взглядов.
Тут уместно припомнить, что выбор губернатора штата Дэвида Патерсона, а именно в его прерогативу входит назначение сенатора от штата взамен ушедшего, был совсем не очевиден. Более того, еще в начале января ее шансы на место в Сенате никто не рассматривал всерьез. Несомненным фаворитом считалась Кэролайн Кеннеди, представительница одного из самых влиятельных в нашей политике кланов. Ей, представительнице крайних либералов, по идее и должно было достаться место Хиллари.  Однако после серии газетных публикаций и нескольких неудачных интервью, в которых Кэролайн показала себя не слишком умелым и тонким политиком,  ее кандидатура отпала. А собственные политические интересы, так считают специалисты, не позволили Патерсону назначить на эту должность генпрокурора штата Эндрю Куомо. Так Джиллибренд стала кандидатом номер 1.
21 января Сенат утвердил Хиллари на пост госсекретаря, она подала в отставку, а уже 23-й губернатор объявил о найденной им замене. Шестинедельная интрига была завершена. Представляя Кристен, Патерсон назвал ее восходящей звездой партии, которая вполне способна выполнить то, что не удалось ее предшественнице на этом посту, – стать президентом страны. Впрочем. не все однозначно отнеслись к выбору слепого губернатора, кандидатура Джиллибренд вызвала кривые ухмылки у однопартийцев, которым политические позиции новичка совсем не по вкусу. Ее бывшая коллега по Палате представителей  Кэролайн Маккарти заявила, что Нью-Йорк не может и не должен представлять политик, поддерживающий право на приобретение и владение оружием. А именно такой позиции уже много лет придерживается Джиллибренд.
Если бы Кристен росла в Советском Союзе, ее можно было бы охарактеризовать словами товарища Саахова из «Кавказской пленницы»: « комсомолка, спортсменка и вообще красивая девушка». 
Кристен Ретник (1966 г.р.) родилась и выросла в Олбани,  столице штата Нью-Йорк, в семье юристов. Ее отец - Дуглас Ретник, бывший адвокат, был известным лоббистом с хорошими связями в штатной организации республиканцев. В частности, большие вопросы вызывают его связи с бывшим лидером республиканцев Джоном Бруно, деятельность которого сейчас расследует специальная комиссия.
Ее мать также работает адвокатом. Родители уже давно в разводе. Наверное, наибольшее влияние на девочку оказала ее бабушка по материнской линии Доротея «Поли» Нунан, которая была активным борцом за права женщин и основала в Олбани Женский демократический клуб. В одном из интервью Джиллибренд призналась, что еще в 10-летнем возрасте на нее большое впечатление произвели рассуждения бабушки о политике и месте женщины в современном обществе. «Я поняла, что за свои взгляды нужно бороться». Впрочем, как утверждает ее мать, Кристен с детства довольно громко отстаивала свои взгляды. Родители, испугавшись, что у нее нелады со слухом, решили проверить ее у врача. Слух у девочки оказался в порядке.
В 1984 году она с отличием закончила первую и единственную в стране женскую частную школу (Emma Willard School) в городке Трой. Именно там и проявились ее качества. Она руководила школьной газетой, работала в ученическом совете самоуправления, делала фотографии для выпускного альбома, а кроме того была страстной теннисисткой, чемпионкой школы.
После школы Тина Ретник, так ее звали в колледже, поступила в Dartmouth College, где ее специализацией стало изучение Азии. За годы обучения она стажировалась на Тайване и в КНР, изучила мандаринский диалект китайского языка и до сих пор вворачивает в разговор китайские слова и фразы. Колледж она также закончила с отличием. А в 1991 году, закончив UCLA School of Law, она стала доктором права.
По окончании колледжа Ретник некоторое время работала консультантом Эндрю Куомо, который в клинтоновской администрации был министром жилья и городского развития, а затем перешла адвокатом в известную компанию Davis Polk & Wardwell,  А вот здесь ее деятельность вызывает массу вопросов.
Официальные либеральные источники отмечают, что за годы работы адвокатом Кристен бралась за разные дела, в том числе бесплатно представляла интересы униженных и оскорбленных женщин. Все так,  но кроме этого ее компания представляла в течение нескольких лет интересы крупнейшей табачной корпорации Philip Morris. И Кристен Ретник представляла их тоже, хотя компания позволяла всем, кто по этическим или моральным соображениям не может этого делать, отказаться от этой работы.
Ретник не отказалась и работала не за страх, а за совесть. Настолько за совесть, через несколько лет в ее избирательную копилку табачные компании перечислили несколько десятков тысяч долларов. И она стала одним из немногих демократов, которые приняли это пожертвование. В свое оправдание Джиллибренд приводит статистику голосования в Конгрессе и Сенате – за время своей политической карьеры она голосовала против табачных компаний и в 2007 году поддержала введение федерального налога на сигареты.
В политику Кристен Ретник пришла буквально  с улицы. Энн Льюис, советник Хиллари Клинтон, вспоминает, как в 1999 году Кристен пришла в штаб-квартиру избирательной кампании Хиллари и спросила: «Чем я могу помочь?». Оказалось, что она прекрасный организатор, и ей поручили организовать поддержку Хиллари со стороны молодых женщин. С этой задачей она блестяще справилась. Тогда же, по словам Льюис, Ретник задумалась о собственной политической карьере. «Она мечтала вернуться  на север Нью-Йорка и начать все там»,- вспоминает Льюис.
Так и случилось, Ретник вышла замуж за англичанина Джонатана Джиллибренда и поселилась вместе с ним в небольшом городке Хадсоне в 35 милях южнее Олбани. Сейчас у них двое детей.
В 2006 году Джиллибренд решает баллотироваться по своему округу в Конгресс и впервые с 1979 года демократка побеждает на севере штата, где традиционно позиции республиканцев сильнее. Впрочем если сама Кристен относит себя к умеренным демократам и даже входила во время своей работы в нижней палате в Blue Dog Coalition, объединяющую демократов нелиберального направления, многие относят ее к самому правому крылу партии. И статистика ее голосования говорит в пользу этого. К примеру, в 2007 году она единственная из Нью-Йорка голосовала за выделение денег на продолжение операции в Ираке.
О том, какие противоречия вызывает ее позиция по оружию, мы уже упоминали. Такой же, если не больший гнев, вызывает ее позиция по иммиграционным проблемам. Кристен - убежденный противник амнистии для нелегалов. Она также выступала за запрет выделения федеральных средств работодателям, которые нанимают на работу нелегалов; против того, чтобы нелегалы имели право на водительские права.  Джиллибренд  борется за то, чтобы английский язык стал официальным языком США. 
Впрочем, все это отражает не только ее взгляды, но и взгляды ее избирателей – жителей севера штата Нью-Йорк. В следующем году ей предстоят внеочередные выборы в Сенат. И голосовать за нее или против будут по всему штату, а вот как на ее позицию отреагирует либеральная нью-йоркская публика - большой вопрос. Впрочем, если Кристен поддержат такие влиятельные демократы, как Чак Шумер, то у нее есть все шансы быть переизбранной.