Демонтаж духа

В мире
№42 (704)

На днях израильская пресса сообщила о том, что премьер-министру Израиля, министру обороны и начальнику Генштаба было направлено письмо, подписанное почти сотней учащихся, заканчивающих школу. Школьники сообщают руководителям страны и армии о том, что не будут служить в армии.
Территориально школы, в которых учатся молодые люди, расположены в двух городах Израиля и в одном поселке. Как школьники нашли друг друга и объединились для столь решительного шага? Что касается коммуникаций, то здесь все просто – есть интернет, есть социальные сети. А вот если говорить о решительности...
Надо знать израильские реалии, чтобы в полной мере оценить их поступок. Служба в армии в Израиле не только считается почетной обязанностью, как писали советские газеты, но таковой действительно и является. Здесь нет ни одного поколения, при жизни которого не было бы войн. Но даже в том случае, если бы их не было, враги государства постоянно напоминают о себе терактами и ракетными обстрелами. В этих условиях молодых людей незачем мотивировать для службы в армии – они сами прекрасно понимают, что страна должна быть готовой к любым неожиданностям. И вдруг такой афронт.
Авторы письма не являются какими-то асоциальными элементами. В своем письме они специально подчеркивают мысль, что их не пугает мысль о «тяготах и лишениях армейской службы», они совершают свой поступок совершенно осознанно – они стремятся к сохранению демократического характера еврейского государства. И даже готовы, «если надо», сесть в тюрьму.
Надо, конечно, надо. Закон един для всех, и этот закон предписывает молодым людям определенного возраста пройти службу в армии. В Израиле не призываются в армию лишь арабы да некоторые категории граждан, которые по каким-либо причинам объективного характера не могут служить. Именно «не могут», а не «не желают». Какими бы мотивами не диктовалось это нежелание.
Так что там говорят школьники о демократическом государстве? Они хотят его сохранить. От чего? Армия есть не только в Израиле. Многие из стран, имеющих армию, именуются демократическими. Некоторые из них таковыми в действительности и являются. Как будто бы все понятно. Нет, говорят школьники, в Израиле наблюдается милитаризация общества.
В Израиле действительно, как говорил один из руководителей Израиля времен Войны за независимость, каждый человек является солдатом, который одиннадцать месяцев в году находится в отпуске. Месяц он проводит на армейских сборах. Но это не является одним из пунктов реализации сионистской идеи, ни один из отцов сионизма даже в страшном сне не мог видеть подобное. Это – результат безответственности мирового сообщества и его мозгового центра – ООН, которые через пень колоду создали евреям «национальный очаг» на клочке той территории, которая была им первоначально выделена, а затем просто пустили все на самотек.
Но это только кажется, что на самотек. На самом деле, образовав на левом берегу Иордана вымороченное королевство и посадив в нем на престол одного из потомков Мухаммеда, мировое сообщество оставило Израилю узкую прибрежную полосу, которая простреливалась даже древними ныне орудиями времен Второй мировой.
Кроме того, инициировав создание целого социума, названного «палестинскими беженцами», мировое сообщество заложило тем самым основу идеологической и демографической базы для любых сил, которые впоследствии могли бы вести борьбу против еврейского государства. Почему для любых? Ну, мы видели, что во время существования СССР с Израилем боролись «прогрессивные силы» во главе с большим другом Советского Союза Ясером Арафатом, главы входящей в Социнтерн партии ФАТХ. После того как СССР сошел с исторической сцены, выпавшее из рук «левых арабских сил» знамя войны с сионистским образованием подхватили клерикальные силы – ХАМАС и другие, более мелкие образования, основой идеологии которых является стремление к созданию всемирного халифата. И все эти силы черпали людские ресурсы в «лагерях беженцев», превратившихся за последние десятилетия буквально в инкубаторы, из которых подросшие птенцы прямиком следуют в «бригады», «армии», «комитеты» и все такое прочее.
Именно поэтому Израиль вынужден содержать не только армию, но и корпус резервистов, которые в течение нескольких часов после объявления мобилизации уже представляют собой полноценные боевые единицы.
Вот вам и «милитаризация» общества.
Вернемся к демократии. Юноши, которые уже обдумали свое житье, заявляют, что они пекутся о ее сохранении. Им кажется, что не будь армии, не будь постоянной готовности страны противостоять врагам, арабские соседи Израиля да и те из арабов, которые являются гражданами страны, мгновенно прозреют, увидят, что со стороны евреев им ничего не грозит, и перекуют свои мечи Калашникова на орала или на что-нибудь не менее мирное. Это заблуждение. Враги Израиля не столь наивны. Говоря о том, что евреи спокойно могли бы жить в одном государстве с арабами, они лукавят. Достаточно вспомнить исторические примеры, повествующие о подобном «житии». Можете искать где угодно, но ручаюсь, вы не найдете ни одного из высказываний арабских светских и религиозных лидеров, которые говорили бы о «сопроцветании». Евреи именуются ими поселенцами, оккупантами, сионистскими громилами и талмудическими фанатиками. Хватит перечислять?
Если Израиль станет государством, «как все», он просто исчезнет с лица земли. Разве этого хотят школьники, написавшие письмо? Трудно сказать. А вот чего хотят взрослые люди, «консультировавшие» их, как об этом сообщается в прессе, то они как будто бы хотят просто «жить без мобилизаций». Так, по крайней мере, говорят в общественной организации, оказывающей поддержку молодежи, уклоняющейся от службы в армии «Новый профиль»: «Мы убеждены, что не должны жить в милитаристском государстве. Сегодня Израиль способен проводить решительную мирную политику. Мы убеждены, что ни мы, ни наши дети не должны подвергаться бесконечным мобилизациям».
Да, «на гражданке» жить хорошо, как убеждают молодых израильтян плакаты этой организации. Но долго ли будет продолжаться такая жизнь, если все молодые люди забудут о том, что они – евреи, и являются таким образом по определению теми, кого до сих пор планируется «сбросить в море», плакаты не сообщают.