Чем пахнет оружие

В мире
№42 (704)

В начале недели в мировой прессе прошли сообщения о том, что американские военные корабли задержали сухогруз, перевозивший боеприпасы для стрелкового оружия. Несмотря на некоторую путаницу – в одних сообщениях пишут, что судно шло из Ирана в Сирии, в других наоборот, – и то и другое одинаково плохо. В одном случае речь может идти о снабжении Ираном террористических организаций, в другом – о нарушении резолюции ООН 1747, которая категорически запрещает поставку в Иран оружия и военных материалов.

Так уж сложилось, что производство оружия до сих пор представляет собой весьма выгодную сферу деятельности человека. Равно, как и торговля оружием. И здесь ничего не изменить. Военное производство является наукоемким, найденные в этой области решения, внедренные в мирные отрасли, зачастую производят в них революционные перемены. И до тех пор, пока войны и вооруженные конфликты не сняты с повестки дня человечества, оружие будут производить и продавать.

Что из этого следует? Следует то, что в условиях, когда некоторые государства открыто угрожают уничтожением другим государствам или оказывают финансовую и материально-техническую поддержку третьим силам для нанесения ущерба этим государствам, необходимо предпринимать определенные усилия для того, чтобы ограничить этих «некоторых», чтобы предотвратить получение ими оружия, способного изменить ситуацию в их пользу. Это называется санкциями.

И вот здесь в дело вступает казуистика. Как определить, нанесет ли вред соседям перевооружение некоего государства. Нанесет, говорят нам, но только в том случае, если новые вооружения имеют наступательный характер. То есть это будут мощные заряды и средства их доставки. Например, ядерные бомбы и баллистические ракеты. А что относится к оборонительным вооружениям? Ну, говорят нам, это стрелковое оружие, бронетехника... А ракеты? – спросим мы. Зенитные ракеты – оборонительное оружие, ответят нам. Как, например, те зенитные комплексы, которые Россия поставляла Сирии. «Чтобы израильские самолеты не летали над дворцом Асада». Примерно так ответил бывший президент России на вопрос израильтян, зачем Сирии российские ракеты.

А если некое государство развивает непрозрачные атомные проекты да еще и создает все более мощные ракеты? А это еще ни о чем не говорит, отвечают нам. Надо сначала убедиться, а потом уже делать выводы. И вообще нельзя это государство загонять в угол, а то оно действительно что-нибудь натворит.

Хорошо, ответим мы. А если это государство хочет закупить самые современные зенитно-ракетные комплексы? - настойчиво продолжим мы задавать вопросы. Ну, об этом мы уже говорили, слышим в ответ, это для обороны. Перед тем как прекратить нудный разговор, зададим еще один вопрос - но ведь это государство приобретает ракетные комплексы для прикрытия именно ядерных объектов, на которых реализуются непрозрачные проекты, а само государство угрожает уничтожением другим... Все равно – оборонительное, слышим в ответ.

Ну что тут поделаешь! Круг замыкается, а Иран, потому что речь идет именно об Иране, под монотонную дипломатическую болтовню продолжает двигаться к намеченной цели.

Но при чем тут патроны? Мелочь какая-то, скажут нам. Ищите ракеты, ищите материалы и оборудование для реакторов и обогатительных предприятий. И если они поставляются контрабандно, конфискуйте их.

Нет уж, простите! Если ООН приняла резолюцию, то давайте будем ее выполнять. В соответствии с духом и буквой этой резолюции. Иначе незачем и огород городить. Сейчас мы исключим из списка запрещенных грузов патроны для стрелкового оружия, завтра – товары двойного назначения, а там уж недалеко и до отмены санкций под «честное слово».

Куда бы ни шел сухогруз – из Сирии в Иран или из Ирана в Сирию, налицо нарушение резолюции. И не только резолюции. Здесь мы видим нарушение обычного здравого смысла со стороны мирового сообщества. И Иран, и Сирия снабжают многочисленные террористические организации. В этом смысле даже простые автоматные патроны означают новые теракты, новые убийства. Но и здесь не обходится без двоемыслия. Что есть террор, а что есть освободительная борьба – этот вопрос международное сообщество никак не может решить. И не решит до тех пор, пока ООН существует в своем нынешнем виде.

В Германии, где находится компания-владелец судна, инцидент назвали «постыдным». Что с того? Бизнес есть бизнес. Еще Маркс писал о том, что если норма прибыли обещает быть значительной, капитал не преминет воспользоваться открывшейся возможностью. Описанный случай – яркое тому подтверждение. К сожалению, всегда находятся люди, которые привержены старинному принципу «деньги не пахнут». Но ведь оружие в любом случае пахнет кровью, вот почему очень важно, чтобы оно не попадало в плохие руки.