МЕИР АМИТ - ТРЕТИЙ ДИРЕКТОР “МОССАДА”

История далекая и близкая
№41 (703)

Первым директором “Моссада” был Реувен Шилоах, вторым - Иссер Харель. Это люди-легенды. Но такой же легендой стал третий директор - Меир Амит
26 марта 1963 года генерал-майор Меир Амит проводил инспекторскую проверку частей в районе Мертвого моря. Неожиданно ему вручили записку. В ней было всего несколько слов: “Немедленно свяжитесь с премьер-министром”. Генерал сразу же позвонил в приемную Бен-Гуриона. Звонка его ждали и главный военный советник премьера сообщил: “Бен-Гурион хочет вас немедленно видеть и посылает за вами самолет”.
Через три часа Амит был уже в резиденции премьер-министра и министра обороны Давида Бен-Гуриона. Его немедленно провели в кабинет. Премьер поздоровался и показал копию письма Иссеру Харелю. Это было согласие на отставку “мемунеха”. Такой титул носил Харель - ответственный за все, а точнее за работу всех спецслужб. Затем, даже не поинтересовавшись согласием Амита, Бен-Гурион заявил:
- Ты будешь новым директором “Моссада”.
Это было неожиданно, но Амит не стал возражать или даже просить какое-то время на обдумывание. Приказ есть приказ, его надо выполнять.
Еще одной новостью для Амита стало решение Бен-Гуриона о том, что новый шеф внешней разведки уже не будет иметь тех полномочий, которыми обладал Харель. В Израиле, решил Бен-Гурион, больше не будет “мемунеха”, отвечающего одновременно за внешнюю разведку и внутреннюю безопасность. Вскоре “Шин-Бет” (ШАБАК) получил самостоятельного руководителя.
Генерал Меир Амит прошел практически все ступени военной карьеры. Всего за год до этого он также неожиданно был назначен начальником военной разведки “Аман” и Меир считал, что на посту руководителя военной разведки он завершит свою воинскую службу.

* * *
Меир Слуцкий (такова настоящая фамилия Амита) родился в 1921 году в Тверии. Родители Меира приехали в Палестину в 1920 году из Украины. Его отец Хаим был родным братом Абрама Слуцкого - отца известного советского поэта Бориса Слуцкого. Семья два года жила в Тверии, позже перебралась в Иерусалим, а затем в Рамат-Ган.
Еще в школе в 1936 году Меир вступил в ряды Хаганы и сменил свою фамилию на Амит. Будучи приверженцем социалистических идей, Амит в 1939 году стал членом киббуца Алоним в Нижней Галилее. С 1940 по 1945 год Меир служил в еврейской полиции, созданной британской администрацией. Меир после провозглашения создания государства Израиль вступил в Армию обороны Израиля. Во время Войны за Независимость1948-1949 гг. последовательно командовал ротой, батальоном, полком, затем был заместителем командира бригады “Голани”. Участвовал во многих боях, которые вел ЦАХАЛ, был ранен.
После окончания войны за Независимость Меир остался в армии. Около года учился в Великобритании на курсах старшего офицерского состава. Здесь он капитально пополнил свои военные знания. В 1951 году, будучи уже командиром бригады “Голани”, близко познакомился с генералом Моше Даяном, который тогда командовал Южным Военным округом. Меир Амит был одним из тех, кто внедрил в израильской армии принцип: “Делай как я” - не отсиживаться в тылу, а вести своих людей в бой, подавая личный пример.
В 1956 году, во время Суэцкого кризиса, Амит был начальником оперативного отдела Генерального штаба, который тогда возглавлял Моше Даян. Позже его назначили командующим Южным военным округом, а затем Центральным военным округом. Этот пост он занимал до своего ранения в 1959 году.
Во время маневров десантных войск парашют Меира раскрылся не полностью. Он чудом остался жив, но 18 месяцев пришлось провести в госпиталях. Поправив здоровье, Меир Амит отправился на учебу в США, в Колумбийский университет, который блестяще окончил. Там же защитил диссертацию по теме “Сравнительный анализ армейской системы воспитания с системой воспитания в киббуце”.
В 1962 году возглавлявший военную разведку АМАН генерал Хаим Герцог, будущий президент Израиля, ушел в отставку, Даян предложил назначить на это место Амита. Однако “мемунех”, директор “Моссада” и координатор всех спецслужб Харель возражал. Главный его аргумент - у Амита нет опыта работы в разведке и он превратит ее в обычное армейское подразделение. Возможно, он разглядел в Меире серьезного соперника. Амита утвердили, но отношения между ними навсегда испортились. Меир руководил военной разведкой всего год. Между Бен-Гурионом и Харелем возник конфликт по вопросу проведения диверсионных операций против немецких ученых, работавших над ракетной программой в Египте. Харель ушел в отставку и новым директором “Моссада” стал Амит. Это назначение встретило полное одобрение со стороны министерства обороны и Генерального штаба, где рассчитывали, что кадровый военный сможет преодолеть разногласия, возникшие в разведсообществе по вине Хареля. Однако в самом “Моссаде” пришествие варяга было встречено в штыки. Уже 27 марта на стол Амита легла шифровка от европейских резидентов “Моссада”, в которой они угрожали коллективной отставкой, если Харель не вернется обратно. Амит сумел уладить ситуацию, проявив необходимую твердость и в то же время назначив одного из протеже Хареля Якова Кароза своим заместителем. Кроме того, большую помощь Амиту оказал новый премьер-министр Леви Эшколь, который увеличил финансирование внешней разведки и дал согласие на проведение реформ в “Моссаде”. Штаб-квартира внешней разведки Израиля была переведена в новое современное здание в центре Тель-Авива. Были уволены некоторые ветераны “Моссада”, не отвечающие, по мнению Амита, современным требованиям. На их место пришли люди из АМАНа и других структур. Кроме того, штат “Моссада” был значительно расширен.
Амит коренным образом изменил систему подбора кадров. Раньше во внешнюю разведку попадали по рекомендациям работавших там сотрудников. Амит этот принцип полностью исключил из практики. Теперь потенциальных кандидатов искали не только в армии, но и в университетах, научных учреждениях и среди репатриантов. Для профессиональной подготовки сотрудников была создана академия “Мидраш”. Изменилась и позиция по отношению к женщинам в разведке. Харель был вообще противником привлечения женщин к оперативной работе. Теперь же они могли продвигаться по карьерной лестнице и занять даже ключевую должность начальника отдела.
Приоритетным направлением деятельности “Моссада” с этого времени стал сбор и анализ информации, для этой цели был создан информационный департамент и проведена компьютеризация всех подразделений. Амит и новый начальник военной разведки “Аман” Аарон Ярив решили проблему координации работы разведок и четко определили зону ответственности каждой из них. Этого никак не мог добиться Харель.
При Амите расширились партнерские отношения “Моссада” с разведками стран Запада и не только Запада. Под руководством Амита “Моссад” осуществил множество успешных операций, лишь малая толика которых стала достоянием гласности, остальные все еще строго засекречены.

* * *
11 апреля 1965 года поздним вечером Меир Амит приехал в министерство обороны. С ним договорился о встрече там командующий ВВС Израиля генерал Эзер Вейцман. Как только Амит вошел в кабинет и сел в кресло, Эзер сразу “взял быка за рога”. Они были много лет знакомы и особых предисловий не требовалось.
- Меир, я очень хочу получить от тебя одну вещь.
- Какую вещь? - спросил удивленный Амит.
- МИГ-21, - ответил Вейцман.
Амит засмеялся:
- Если ты мне дашь адрес авиасалона, где его можно приобрести, то остальное не составит трудностей.
- Купить вряд ли удастся, - вполне серьезно ответил Вейцман, - но добыть самолет надо любым путем. Эти самолеты есть у арабов, а мы о них по сути ничего не знаем. Насколько мне известно, ни США, ни НАТО тоже не имеют точных сведений об этом истребителе. Русские утверждают, что ему нет равных в мире.
Утром следующего дня Амит собрал оперативное совещание. Он сообщил, что разведке Израиля следует всерьез заняться проблемой самолета МИГ-21. У арабов они есть, и мы не можем спать спокойно, пока не раздобудем такой самолет. Анализировались различные возможности раздобыть МИГ: перехват в воздухе и принуждение к посадке в Израиле, внедрение своего агента в качестве летчика в одной из арабских стран и, наконец, вербовка пилота в Египте, Ираке или Сирии. Остановились на последнем варианте, хотя и он был связан с огромными трудностями.
В сложной ситуации нередко приходит на выручку Его Величество случай. В поле зрения “Моссада” попал один из лучших асов Ирака Мунир Редфа. В результате длительной и сложной работы, проведенной с ним агентами “Моссада”, Редфа угнал МИГ-21 и посадил его на одном из израильских аэродромов. Это был первый случай, когда новейший советский самолет оказался на Западе. Даже через многие годы военные деятели США и стран НАТО отмечали этот эпизод как выдающееся достижение израильской разведки.

* * *
За время “правления” Амит удвоил численность сотрудников своего ведомства, ввел новые оперативные приемы, действующие до сих пор.
Израильская разведка сумела заполучить чертежи французского самолета “Мираж”. И это очень помогло создать истребитель “Кфир”, которыми теперь оснащены ВВС Израиля.
Тогда же “Моссад” осуществил операцию “Ноев ковчег”, в результате которой из порта Шербур были угнаны французские ракетные катера, построенные по заказу Израиля. Но они удерживались Францией из-за наложенного президентом де Голлем эмбарго на поставки нашей стране вооружения. За них было уже заплачено, так что в “Моссаде” никто не испытывал угрызений совести.
Операций было множество. Но подлинным экзаменом, который разведка блестяще выдержала, стала Шестидневная война. Благодаря “Моссаду” и военной разведке, в израильском Генеральном штабе знали о противнике абсолютно все - оперативные планы, дислокацию войск, аэродромы, базы и даже личные данные и психологические характеристики полевых командиров.

* * *
1 июня 1967 года Амит срочно вылетел в США. Прямо в аэропорту он связался с тогдашним директором ЦРУ Ричардом Хелмсом, с которым был хорошо знаком еще по учебе в Колумбийском университете. В результате встречи с ним и министром обороны Робертом Макнамарой, последние были ознакомлены с данными израильской разведки. Амит убедил их в неизбежности войны и получил молчаливое согласие американцев на нанесение первого упреждающего удара. Этот удар оказался решающим в победоносном для Израиля исходе войны.
При Меире Амите разведка Израиля добилась серьезных успехов. Да были победы, много побед, но, к сожалению, были и серьезные потери. Так, в Сирии был раскрыт и казнен выдающийся разведчик Эли Коэн.
У Израиля сложились особые и довольно тесные отношения с Марокко. И здесь важную роль сыграл “Моссад”. Он оказал помощь королю Хасану в создании его секретной службы, а король в своей стране умерял антисемитизм и не препятствовал еврейской эмиграции.
Отношения между двумя странами были тайными, но очень прочными - просто близкими к идеалу. Но именно эти “близкие к идеалу” отношения привели к весьма тяжкому потрясению для спецслужб Израиля и для самого Меира Амита. В историю это вошло как “дело Бен-Барки”. Один из руководителей оппозиции в Марокко Мехди Бен-Барка королевским судом был заочно приговорен к смертной казни. Начальник Службы безопасности Марокко генерал Уфкир решил привести этот приговор в исполнение, хотя Барка находился в Европе. И он попросил помощи у “Моссада”. Израильские агенты выманили Бен-Барку-из Женевы - он приехал в Париж. Три офицера французской Службы безопасности, сотрудничавшие с марокканцами, арестовали Бен-Барку - а затем по команде Уфкира марокканцы вывезли его за город и расстреляли. Президент Франции де Голль приказал расследовать все обстоятельства этого дела и “навести порядок в доме”. Была проведена жесткая чистка в спецслужбах Франции. Но досталось и Израилю. Де Голль распорядился закрыть представительство “Моссада” в Париже и прекратить контакты с израильскими спецслужбами. Скандал, конечно, разгорелся и в нашей стране.

В 1968 году Амит покинул пост директора “Моссада”. Ему было тогда всего лишь 47 лет и он был полон энергии и амбиций. Меир стал генеральным директором крупнейшего на тот период в Израиле промышленного концерна “Кур”. Годы его руководства были самыми успешными в истории концерна. Он проработал на этом месте 9 лет. Затем Амит подался в политику, стал одним из лидеров Демократического движения, которое потом слилось с движением “Шинуй” и списком ДАШ, получило на выборах в Кнессет сразу 15 мандатов.
В правительстве Менахема Бегина Амит занимал посты министра связи, затем министра транспорта. Но политика быстро наскучила, и Меир вернулся в бизнес. Он основал компанию, которая создала космические спутники связи “Амос”. Сегодня в космосе обитают несколько таких спутников, снабжая информацией многие страны и, конечно, ЦАХАЛ и “Моссад”.
17 июля 2009 года Меир Амит ушел из жизни. Отважный военачальник, ас разведки, замечательный организатор военного производства, он был подлинным патриотом Израиля и интересы государства, его безопасность были для Амита превыше всего.
Иосиф ТЕЛЬМАН,
кандидат исторических наук