КАСАНИЕ ТЬМЫ, ИЛИ ОДНАЖДЫ В НЕГЕВЕ

Литературная гостиная
№39 (701)

Продолжение .
Начало №№694-70

Пока Моти крепкими белыми зубами откусывал питу с яичницей, мысли Сергея вертелись вокруг “аргентинской” квартиры.
“Этот скандал ночной в подъезде произошел два дня назад, - прикидывал он.- Той же ночью Марина и позвонила. Наверное, вся неожиданная кутерьма с соседкой, барабанящей в дверь, с приехавшей полицией и дала ей возможность позвонить... Но где же Марина, её ведь в квартире нет?
Перевезти могли в другое место - долго ли в Беэр-Шеве квартиру снять? Наверное, после её ночного звонка “аргентинцы” решили подстраховаться и “очистить” своё пристанище”...
“Хватит сомневаться! - оборвал свои размышления Сергей. - Проверим эту версию до конца, а там видно будет”.
Он встал, чтобы размять ноги и посмотрел на Моти. Тот, не спеша, потягивал кофе, разглядывая безлюдную улицу.
Сергей вдруг почувствовал сильный голод и достал из пакета питу, наполненную овощами с яичницей. На воздухе еда показалась ему особенно вкусной, но, откусив очередной кусок, он поперхнулся и едва не подавился, уставив взгляд на подъезд, из которого бесшумно вышло “баскервильское чудовище”. Собака посмотрела по сторонам, пугающе дергая верхней губой и обнажая мощные клыки. Следом, не спеша, появился старший “аргентинец”, державший в руках кожаный намордник и поводок.
Сергей, наконец, проглотил застрявший в горле кусок и принялся механически доедать ставшую вдруг совершенно безвкусной питу. Он старался не особенно пялиться на “аргентинца”, который неторопливо шёл вдоль дома, сопровождаемый своим грозным четвероногим другом.
Отойдя довольно далеко, “аргентинец” остановился и надел намордник на покорно подставленную морду собаки. Потом посмотрел на часы и поднял голову, скучающе разглядывая облака.
“Что, амиго”, промокнуть боишься? - неприязненно подумал Сергей. - Хоть сколько смотри - не будет дождя. Это тебе не Буэнос-Айрес, и не Подмосковье. У нас летом дождей не бывает.
Скучал, оказывается, “сеньор”, не просто так. Через пару минут около него остановилось такси и смуглый шофёр, высунувшись, с опаской посмотрел на гигантскую собаку, смирно стоявшую рядом с хозяином.
Намордник, видимо, слегка успокоил водителя, и он примирительно кивнул головой на заднее сидение, изобразив на лице нечто похожее на уважение к габаритам животного.
“Аргентинец” усадил собаку в машину, сел рядом, положив ей руку на шею; что-то коротко сказал шофёру.
Машина развернулась и отъехала. Номер её мелькнул так быстро, что запомнить его Сергей не смог.
 Глава 15
Сергей и Моти молча смотрели друг на друга.
- Уехал... - растерянно произнёс Моти.
- Может, это и к лучшему... - задумчиво обронил Сергей, прикидывая, как бы ловчее подступиться к оставшемуся в одиночестве “телохранителю”.
- Слушай, Моти! - решительно заговорил он. - “Бугай” тот один теперь в квартире. Можно попытаться прижучить его. Вдвоём, надеюсь, справимся. Пистолетом припугнём - заговорит, куда денется! Я уверен - они напрямую связаны с похищением Марины.
Позвоним в двери. Ты, Моти, скажешь, что от соседей снизу большая трещина идёт - надо, мол, кое-что допроверить. Говори поубедительнее - парень, по-моему, не очень на иврите сечёт, но суть, я думаю, ухватит. Мне кажется, он нас запустит, лишь бы отделаться. Подозрения, вроде, мы у них не вызвали...
Пистолеты давай в карманы переложим, чтобы под рукой были. Как войдём - я его сразу ногой двину, а ты уж с пистолетом подстраховывай меня.
Эмоции отключились. Чувство было одно - будто получен приказ, и надо его получше выполнить. Дверь. Звонок.
“Ми шам?” - услышали они низкий, тягучий голос.
Моти начал что-то объяснять, как показалось Сергею, чересчур громко и многословно.
Дверь отворилась. Парень с непроницаемым, будто бы сонным лицом отступил в сторону, пропуская их в квартиру.
Сергей направился вглубь квартиры и вдруг, резко развернувшись, ударил парня выброшенной вперёд ногой. Через долю секунды он едва увернулся от ответного мощного удара.
Моти сзади прыгнул на парня, пытаясь повалить того на пол. Это ему не удалось, но он на миг отвлёк пошатнувшегося парня, и Сергей пустил в ход кулаки.
Через минуту бешеной бестолковой схватки парень оказался лежащим на полу, Сергей сидел на нём, а Моти, плюхнувшись на колени, держал парня за руки.
- Пистолет! - яростно зашипел Сергей.
Моти, вспомнив, выхватил из кармана пистолет и, спустив предохранитель, приставил к голове парня.
- Пошевелишься - стреляем... - задыхаясь и оскалив зубы, по-русски не сказал, а выдохнул Сергей, глядя в тускло-серые глаза парня. - Слышишь меня?
Тот молча кивнул. Его широкое, грубое лицо оставалось совершенно бесстрастным.
- Поворачивайся на живот! - приказал Сергей и парень, злобно дёрнув уголками тонкогубого рта, повиновался.
Сергей, прижимая одной рукой шею парня, дотянулся второй рукой до их валяющегося на полу рюкзака и вытянул наружу наручники.
“Молодец Моти - как вовремя пригодились.”.. - мелькнуло в голове.
Он заломил парню руки назад и сцепил их наручниками. Потом быстро обыскал его и обнаружил в кармане небольшой пистолет.
- Садись, - разрешил он, помогая тому усесться у стены.
- Марина где? - без предисловий, громко и чётко спросил Сергей, разглядывая бритую голову и бычью шею парня.
Тот молчал, что-то соображая.
- В глаза мне смотри, чего морду воротишь! - рявкнул на него Сергей.
Парень медленно поднял налитые холодной злобой глаза.
- Где Марина? - требовательно повторил Сергей.
- Не знаю я никакой Марины, - лениво ответил парень, нагло глядя Сергею в лицо.
- Врёшь, сволочь! - убеждённо отрубил Сергей. Соседи видели у вас в квартире женщину.
- Ну и что? Мы иногда баб привозим из борделей ваших. Может, какую из них и зовут Мариной. Я не спрашивал. Мне один хрен - что Марина, что Машка какая-нибудь.
- Машка?! - рассвирепел Сергей. - Ты что, падла, собрался мне тут мозги пудрить? - он выхватил пистолет, пока изображая бешенство, но, чувствуя, что действительно закипает.
Парень молча пожал плечами, по-прежнему невозмутимо глядя на Сергея из-под тяжёлых век.
- Ладно, - сказал Сергей, - хрен с тобой! Придётся полицию вызывать. Там будешь объясняться. Соседка из вашего подъезда видела в глазок, как вы зимой девушку среди ночи привели - тоненькую такую, рыжую. Я этой тётке фотографию Маринину показывал - она её сразу узнала! Девушка-то заметная. Пусть полиция выясняет загадочку с вашими документами - что за испанцы тут такие объявились! - и для чего вы людей похищаете.
Сергей говорил спокойно и так убедительно, что почти сам поверил своему вранью.
Парень облизнул тонкие губы и задумался, покусывая их редкими жёлтыми зубами.
- Ну есть у шефа любовница, - наконец, запинаясь, нехотя сказал он. - Только не Марина её зовут, и не похищал её никто вовсе. Она сама от мужа ушла. Живут они, как голубки. Какое ещё похищение? Чего выдумывать-то?
- Что же шеф твой проституток сюда водит? - насмешливо поинтересовался Сергей. - Для компании, что ли?
- Да... Это он её в Эйлат на две недели отправлял, побаловать захотел, - не сразу нашёлся парень. - Ну и сам развлёкся тут малость...
“Ишь ты, брешет как! - удивился про себя Сергей. - Как по писаному”.
- Ладно, пусть так... - сказал он. - Где она сейчас, любовница его?
- Уехали они куда-то. Он же мне о своих делах не докладывает. Я человек маленький. Он меня нанял, чтоб я у него тут на подхвате был. В России мужик один деньги ему задолжал, да и смылся в Израиль. Вот и пришлось сюда к вам ехать - долг выколачивать. Деньги-то огромные, шеф это так не оставит. Всё до копейки вытрясет.
- А почему вы по-русски не разговариваете? - спросил Сергей, пытаясь понять, есть ли хоть какие-то крупицы правды в этом простецком рассказе.
- Так у нас же паспорта аргентинские, - смиренно ответил парень. - С российскими нас бы сюда не пустили. У шефа с полицией вашей нелады какие-то. А что, да как, я не знаю - не моё это дело. Шеф вообще человек не простой - вон, испанский знает... Меня и то маленько обучил.
Парень говорил вроде бы искренне, но у Сергея было острое ощущение вранья и ненависти, затаившихся под добродушной личиной.
- Где он сейчас? - прервал он излияния парня.
- Да что он мне докладывает, что ли? - продолжал разыгрывать свою мелодраму парень.
- Слушай, не п....и, а?! - взорвался Сергей. - Не скажешь, где девушка - звоню в полицию. Пусть там разбираются и с тобой, и с шефом твоим - академиком.
- Ну... на квартире они на новой, - угрюмо пробормотал парень. - Недавно сняли.
- Где?
- В посёлке каком-то, вроде как на окраине. Название ещё такое... вроде, как “нахальный”.
- “Нахаль? - быстро спросил Сергей.
- Во-во, оно самое, - нехотя подтвердил парень.
- Улица какая, дом?
- Не помню я улицы, бабье имя какое-то.
- Да ты что, сволочь, издеваешься?! Что из тебя каждое слово будто клещами вытаскивать приходится? Что за бабье имя? - заорал Сергей, вскакивая со стула. 
- Не знаю! Не помню я ваши имена, - с внезапно выплеснутой ненавистью процедил парень, уже не тая лютую злобу, душившую его.
- Ах, не помнишь, паскуда... - медленно сказал Сергей, доставая из кармана пистолет. - Не надо, не вспоминай... Сами твоего шефа найдём. А у меня что-то нервы сдали...
- Ладно, не кипятись! - пошёл тот на попятную. - Вспомнил я, как она называется, улица эта... - и он назвал имя известной израильской поэтессы. - А дом какой - я, правда, не знаю. Зрительно только помню. Коттедж небольшой, а рядом такой же, только к нему второй этаж, видно, пристроили. Перед этим, двухэтажным, львы ещё стоят на задних лапах. Ну, статуи такие... - он скосил глаза на напряжённо вслушивающегося в непонятный разговор Моти.
Сергей, прищурившись, смотрел на парня, пытаясь определить - сочиняет тот, или говорит правду.
- Моти! - решился он, наконец. - Подгони машину. Сейчас тип этот нас к своему хозяину проводит. Иди-иди, я его покараулю.
Когда дверь за Моти захлопнулась, Сергей холодно сказал:
- Ты не вздумай трепыхаться тут, приёмчики свои показывать. Сам вижу, что хорошо тебя готовили. Если что - стреляю без предупреждения.
Он и в самом деле ощущал спокойную решимость идти до конца. Бандит это видно почувствовал и сидел, не двигаясь.
И вдруг противно заверещал мобильник парня, лежащий сбоку на журнальном столике.
Не отрывая взгляд от парня, Сергей, немыслимо изогнувшись, дотянулся до мобильника и подошёл с ним вплотную к парню, наставив на него пистолет.
- Отвечай, - он поднёс к уху парня мобильник. - Говори, что всё нормально. Если что заподозрю - это последние твои слова будут на этом свете. Понял?! - и он нажал на нужную клавишу.
Парень откашлялся.
- Да, слушаю, - сипло сказал он. - Всё нормально. Хорошо, побуду ещё, - он послушал минуту говорившего на том конце. - Ладно, куплю. Хорошо. Понял, привезу. До встречи, - он взглядом показал, что надо выключить мобильник.
Сергей нажал на кнопку.
- Кто звонил? - спросил он парня.
- Шеф, кто ещё, - хмуро косясь на маячившее у виска дуло, процедил тот.
Сзади хлопнула дверь, и Сергей не оборачиваясь, спросил: “Моти, ты?”
- Я, я, - ответил Моти, подходя и становясь рядом с Сергеем. - Машина готова, поехали, - буднично доложил он.
- Знаешь, Моти, - спохватился Сергей. - Ты там у них в шкафу возьми рубаху какую-нибудь. Пригодится. Зачем всем наручники демонстрировать?..
Моти вышел в соседнюю комнату и через минуту вернулся. В руках его была просторная голубая рубаха с длинными рукавами.
- Вставай, - сказал Сергей парню. - Моти, накинь на него рубашку.
Сергей встал вплотную к парню, прижав дуло пистолета к его боку.
- Смотри, чтобы смирно себя на улице вёл, я ведь шутить не собираюсь, - предупредил он бандита.

* * *
Пока доехали до центральной магистрали, мысли Сергея приняли новый оборот.
“Зачем нам этого бандюгу с собой тащить? - засомневался он. - В машине его оставлять опасно - окно ногами выбьет, до сигнала дотянется. Натренирован он - будь здоров! Предупредит хозяина - что ещё тот предпримет? В дом с собой этого Рэмбо тем более не поведёшь - только и следи за ним, как бы чего не выкинул. Того и гляди, что зубами в горло вцепится, или так ногой заедет, что небо с овчинку покажется. Надо, чтобы он дом нам нужный показал, а потом пристроить его куда-нибудь... Куда вот только?”
Сергей изложил свои соображения Моти, стараясь говорить на высоком литературном иврите, чтобы парень не понял, о чём идёт речь.
Моти помолчал, прокручивая в голове возможные варианты.
- Смотри, - не оборачиваясь начал он. - Тут недалеко от Беэр-Шевы селение есть небольшое. Я, минуя его, всегда с недоумением смотрю на два строения заброшенных на окраине. Их почему-то не используют уже, а ведь стены там крепкие, кирпичные - наверное, это прежде были мастерские. Можно пленника нашего приковать там на время, пока мы беседовать будем с его господином.
Этот монолог в стиле греческой трагедии позабавил Сергея и слегка сбил испытываемое им напряжение.
- Молодец, Моти! - обрадовался он. - Самое то, что надо. А сейчас - давай в Нахаль...
Вот, наконец, и белые аккуратные домики нужного района. Справившись с направлением у прохожих, Моти вырулил на искомую улицу. Они медленно ехали по чистой, обласканной солнцем мостовой, вглядываясь в проплывающие за окном коттеджи.
А вот и помпезные львы. Охраняют покой добротного, окружённого зеленью строения.
- Какой дом, слева, справа? - обратился Сергей к парню.
- Слева, - нехотя обронил тот.
Похоже, он не врал. Дом слева выглядел нежилым - ни кустарников, ни роз. Шторы на окнах плотно задёрнуты.
“Фиат” медленно проехал ещё минут пять, удаляясь от незаметного, будто затаившегося дома. Затем Моти резко увеличил скорость и вскоре машина уже выезжала из Беэр-Шевы.
- Куда это вы поехали? - подал голос парень, видимо не ожидавший такого поворота событий.
- Отдохнуть немного, переодеться, - бросил Сергей. - Надо же “академику” твоему понравиться, а то и разговаривать не захочет. Да ты не дрейфь, - добавил он, догадавшись, чего опасается парень. - Жив будешь, только веди себя смирно. Движений резких не делай, понял? - пригрозил он.
Через полчаса, уже прилично отъехав от города, машина затормозила, съехав на обочину. Сергей высадил из машины парня и, обняв его прежним манером, повёл, подталкивая к двум видневшимся невдалеке строениям. Моти шёл с другой стороны, озабоченно посматривая на дорогу.
Когда они остановились у дверного проёма первого полуразрушенного дома, Сергей вдруг заметил, что день уже клонится к вечеру - внутри здания сгущались лёгкие сумерки.
Он рассматривал открывшуюся ему внутреннюю часть дома, соображая, за что можно надёжно зацепить наручники.
Моти, догадавшийся о мыслях Сергея, указал рукой на железную трубу, тянущуюся от пола и до потолка.
- Попробуем, - кивнул головой Сергей. - Скрути-ка ему руки.
Моти неожиданно ловко, будто постоянно этим занимался, связал руки парня, который неторопливо двигал пальцами, будто разминая их.
Они подвели парня к стене. Моти расстегнул наручники и быстро замкнул их, зацепив один из них на трубе.
Сергей подёргал трубу. Она сидела в стене надёжно и прочно - человеку выломать её не было никакой возможности. Он осмотрелся. Вокруг не просматривалось ничего, что помогло бы бандиту открыть наручники. Никаких гвоздей, проволоки, тонких железок. Сергей тщательно осмотрел пол и стену - ничего подозрительного.
- Ладно уж, освобожу тебе одну руку, - сказал он парню. - Цени мою доброту.
Развязал парню руки и передал пистолет Моти. Затем отошёл, будто разглядывая проделанную работу.
Парень, сгибая-разгибая затёкшую кисть левой руки, исподлобья смотрел на него.
- И долго мне тут загорать? - угрюмо спросил он.
- Побеседуем с твоим шефом и вернёмся, - холодно ответил Сергей. - Надеюсь, что ты и соскучиться не успеешь.
Он замолчал, озабоченно глянув на Моти, который стягивал с себя синий рабочий комбинезон, отложив в сторону пистолет.
- Моти! - позвал он друга. - Отойди-ка от него подальше. Кто его знает, как его натаскивали. Вцепится ещё в тебя зубами... Ишь, как злобствует!
Сергей поднял с пола свой пистолет, искоса взглянул на напряжённо сжавшего тонкие губы парня, который будто примеривался, готовился к чему-то.
- Принесу тебе сейчас воды - не засохнешь, не боись... - и он направился к выходу...
 Глава 16
До дверного проёма Сергей дойти не успел - что-то дикое, раздирающее воздух просвистело рядом, почти одновременно с вспыхнувшей ожогом болью в плече и коротким, захлебнувшимся криком сзади.
Он мгновенно развернулся, успев ухватить взглядом оскалившееся, обнажённое в звериной ненависти лицо парня, Моти, сползающего по стене, с бледнеющим, искажённым лицом и - руку... руку бандита, поднимающего что-то слепяще-белое, узкое и угрожающее.
Сознание Сергея будто отделилось от тела. Во внезапной, потрескивающей тишине он увидел свою руку, выброшенную вперёд, ощутил лёгкую отдачу от выстрела - и вдруг страшное, ощерившееся лицо стало заваливаться вниз и вбок, и тело бандита, жутко и неестественно изогнувшись, ударилось о стену.
Хватая ртом воздух, Сергей уронил руку, и мир вдруг обрушился на него какафонией звуков - где-то шумели проносящиеся автомобили, свистел ветер, шелестели деревья.
В два прыжка Сергей подскочил к Моти, лихорадочно разрывая его футболку и путаясь в полуснятом комбинезоне.
Он прижал ухо к его груди, услышал тихое, ровное биение сердца и задохнулся от радости.
Лихорадочно спеша, не чувствуя тяжести, Сергей подтащил Моти к дверному проёму и принялся бить по щекам. Он боялся отойти за водой и только напряжённо, точно гипнотизируя друга, повторял:
- Ну открывай же глаза, открывай, говорю тебе...
Наконец ресницы Моти задрожали, губы задёргались; он попытался приподняться, недоумённо глядя на Сергея.
- Лежи, лежи, - с шумом выдыхая и пытаясь улыбнуться, произнёс Сергей. - Уф, пронесло, вроде... Живы...
Моти полежал немного, потом сел, моргая глазами и встряхивая головой.
- Ну и вмазал же он мне... - глубоко дыша, сказал он. - Это левой-то рукой, едва коснувшись. Что это за приёмы, где его обучали? А если бы я ближе стоял, да правую бы руку он задействовал? Не разговаривал бы я больше... А где он, кстати?
- Застрелил я его. А что делать оставалось? - жёстко обронил Сергей.
Моти оглянулся, посидел мгновение, потирая лоб, и вдруг нахмурившись, вгляделся в Сергея:
- У тебя на рукаве кровь. Ты что, ранен?
Сергей вдруг почувствовал ноющую боль в левой руке и, скосив глаза, увидел быстро намокающий кровью рукав.
С помощью Моти, он стянул комбинезон, посмотрел себе на предплечье и, поморщившись, отвернулся.
- Чем это тебя? - изумлённо глядя на небольшую рану, спросил Моти. - Ладно, потом разберёмся. Перетянуть руку надо, чтобы кровь не выходила. Хорошо хоть, бинты с собой захватили.
Моти принёс рюкзак, достал бинты и мастерски перебинтовал Сергею руку.
- Чем же он тебя ранил всё-таки? - продолжал недоумевать Моти. - Мы же обыскали его, пистолет забрали. Ножа у него не было - вроде хорошо проверили.
- Сам не пойму, - озадаченно пробормотал Сергей.
Они настороженно огляделись.
- Ого! Смотри! - вдруг показал глазами Моти на толстый белый прут с заострённым концом. - Что это?
Сергей осторожно потрогал холодный металл толстой стрелы, вспоминая жуткий, короткий вой её полёта.
- Представляешь, Моти, это он левой рукой “стрелу” свою кидал, вот и промахнулся, а иначе приколол бы меня к стене, как стрекозу, - c усталым спокойствием сообщил он Моти.
- А где он прятал штуку эту... В кармане, наверное, потайном. Может, внизу джинсов приспособил как-нибудь. Мне ещё показалось, что он всё вниз как-то таращился...
- Моти, времени у нас нет, - спохватился Сергей, озабоченно взглянув на часы. - Уходить пора отсюда. Давай всё проверим, чтобы ничего лишнего тут не оставить - вещи, пуговицы с одежды... А как с телом быть, потом решим.
Они внимательно осмотрели пол и землю перед входом в строение. Сергей подобрал отстреленную гильзу и аккуратно положил её в карман рюкзака.
Наконец, сказав себе мысленно: “Спокойно, Серёга”, подошёл к обмякшему в страшной, изогнутой позе телу и быстро снял с его руки наручники.
Заметил пулю, прошедшую навылет и лежащую недалеко от стены. Мгновение смотрел на неё, сжав губы и прищурившись, потом взял двумя пальцами и сунул в карман. Помедлив, подобрал лежащую на полу серебристую стрелу. Взвесил её на ладони, ощутив неожиданную тяжесть мерцающего холодного металла.
- Пригодится, - решил Сергей, кутая стрелу в расстеленный на земле комбинезон.
Осмотрев последний раз помещение, они вышли наружу.
Пред тем как сесть в машину они посмотрели друг на друга и одновременно хмуро усмехнулись - в разорванных, заляпанных грязью и кровью рубашках на людях показываться было нельзя. Нелепые серебряные цацки всё ещё болтались на Сергее, и он с отвращением сорвал их, небрежно бросив в рюкзак.
Он решил купить себе и Моти по футболке в первом же магазине, который попадётся на пути. Чтобы не пугать людей своим видом, накинул на себя синюю рубаху, взятую в “бандитской” квартире.

* * *
Посовещавшись, Сергей с Моти оставили машину на стоянке перед небольшим супермаркетом. Кроме пистолетов решили захватить и “трофейное оружие” .
Они крадучись обошли дом и - о удача! - освещённое, с полуопущенными трисами окно было слегка приоткрыто - видимо, духота летнего вечера допекла-таки обитателей коттеджа. Кондиционера, судя по всему, в доме не было.
Стараясь не дышать, Сергей приблизился к окну и осторожно заглянул вглубь комнаты. Увидел входную дверь, часть дивана, стул. Рассмотреть больше мешала тёмная штора, свисающая глубокими складками.
Кто-то сидел на диване, положив ногу на ногу. Судя по размеру ступней и фасону сандалий, это был мужчина.
План действий напрашивался сам собой. Решили, что Моти останется на подстраховке у окна. Сергею же предстояло позвонить в дверь и войти, сразу же пригрозив оружием и полицией.