Гадание на “кассамах”

В мире
№33 (695)

В понедельник, десятого августа, возобновились обстрелы юга Израиля из сектора Газы. На момент написания этой статьи еще не было известно, какая из группировок, действующих в секторе, вела огонь, но вне зависимости от того, кто это был конкретно, совершенно ясно, что ответственность несет ХАМАС, узурпировавший здесь власть.
В том случае, если стреляли боевики ХАМАСа, это означает, что все заявления руководителей этой группировки о том, что им выгодно перемирие с Израилем, пусть даже и неформальное, ничего не стоят. Если же отличились бойцы более мелких организаций, то становится ясно, что ХАМАС не владеет ситуацией. В обоих случаях следует констатировать, что ситуация на границе между Израилем и Газой вновь накаляется.
Кому и зачем это нужно?
Первое, что можно предположить, звучит, может быть, парадоксально: обострение на границе является своеобразным ответом ХАМАСа на формальный успех съезда ФАТХа. ФАТХ предъявил миру свою новую программу, которая, по оценке израильских политиков, похоронила «мирный процесс». ФАТХ, практически по своей непримиримости вплотную приблизился к ХАМАСу, надеясь восстановить свой авторитет в глазах «палестинского народа».
Действительно ли похоронил? Почти. В самом деле, о чем можно говорить с людьми, которые в качестве условия прекращения конфликта выдвигают заведомо неприемлемые требования. Те самые пресловутые: возвращение беженцев, столица в Иерусалиме, отказ от строительства жилья. Если бы это был первый раунд переговоров, такую позицию палестинских вожаков можно было бы объяснить их политической наивностью. Однако количество раундов давно уже превысило приемлемое, и выдвижение упомянутых требований явно означает, что ФАТХ просто неадекватен.
Но это – мнение израильской стороны, для палестинцев же это возврат к традиционной политике Арафата, который основным методом считал «сопротивление», то есть террор, ну а политические переговоры он вел лишь для того, чтобы не кончался денежный дождь.
Известно, что ХАМАС является не более чем «рукой» Ирана. Признание этого факта заставляет подумать и вот о чем: внутренние неурядицы в этой стране, как это всегда и происходит в подобных ситуациях с подобными режимами, заставляет режим усилить экспансию. «Помощь братскому палестинскому народу», декларируемая официальным Ираном, в случае обострения позволяет направить недовольство части населения в нужное русло – в контекст борьбы с «сионистским образованием».
Следующим объяснением обострившейся воинственности сидельцев Газы может быть предположение, что влияние  Аль-Каеды на ситуацию в Газе, которое ХАМАС всячески отрицает, достигло порогового значения и ее ячейки приступили к самостоятельной деятельности. Аль-Каеде совершенно не нужен шиитский плацдарм в «Палестине», более того, эта организация резко критикует ХАМАС за «отход» от борьбы за мировой джихад и за увлечение западными игрушками наподобие участия в выборах. Вполне обоснованно ожидая ответ Израиля на обстрелы, Аль-Каеда была бы не прочь руками израильских военных расправиться с ХАМАСом или, по крайней мере, существенно ослабить группировку. Это нужно Аль-Каеде для захвата власти в Газе. Ситуация не такая маловероятная, как думается некоторым.
Приведенные варианты отнюдь не исчерпывают списка возможных причин обострения ситуации на границах Газы. Однако достаточно и этого. Главное, как кажется, не в том, кто конкретно запускал ракеты и стрелял из минометов. Главное то, как Израиль на этот раз отреагирует на провокацию. Именно к этому приковано внимание как тех, кто симпатизирует Израилю, так и тех, кто предпочел бы видеть карту Ближнего Востока без этого государства. Дело в том, что это первый вызов, который адресован премьеру Нетаниягу после того, как он возглавил правительство. И от его реакции будет зависеть очень многое. Сочтет ли он обстрел не более чем провокацией, ответом на которую будет «мудрое непротивление», или воспримет происшедшее как прямой вызов еврейскому государству со стороны его врагов. Вот дилемма, стоящая перед премьером. И пока, похоже, он не намерен подставлять другую щеку. Сразу же за первым ночным обстрелом самолеты израильских ВВС нанесли удары по туннелям в районе Рафиаха. А премьер сделал достаточно жесткое заявление. На церемонии в населенном пункте Шомрая, где живут некоторые переселенцы из Гуш-Катифа, поселения, ликвидированного в Газе в рамках «размежевания», Нетаниягу сказал, что «любая ракета, которая полетит в сторону Израиля, не останется без ответа».
Впрочем, то же самое говорил и Шарон, затевая исход евреев из Газы. Мы так никогда и не узнаем, каков был бы ответ Шарона. Пока Нетаниягу сдерживает свое слово. Что будет дальше - увидим...