НАЧАЛЬНАЯ ЦЕРКОВНАЯ ПОДГОТОВКА

В мире
№31 (693)

Президент России, поддерживая обращения лидеров ведущих российских конфессий, вводит в общеобразовательных школах преподавание основ религии, а в армии - институт священников. Правда, не с завтрашнего дня, а с 2012 года. Когда подготовят соответствующие учебники. Так что есть еще время подумать. И передумать.
Решение Медведева вызвало бурную реакцию в интернете. Примерно на 95 процентов – резко негативную. (Сплошь и рядом на форумах встречается: “Комментарий удален модератором”).
Инициатива Русской Православной Церкви о преподавании в школах предмета под названием “Основы православной культуры” обсуждается несколько лет. Естественно, одним из главных возражений было: почему только православной? У нас же страна многоконфессиональная. Наконец, президент твердо установил: школьники будут учить на выбор основы православия, ислама, буддизма, иудаизма, историю религии в целом или светскую этику. Казалось бы, соблюдено равноправие, есть свобода выбора. Отчего ж такое массовое неприятие?
Оттого, что обсуждение было абстрактным столкновением мнений по поводу абстрактных намерений, а сейчас мы вдруг и сразу оказались перед лицом реальности. Поставлена задача и цель нового спецкурса - “воспитание честных, порядочных, терпимых людей, которые с интересом относятся к внешнему миру, с уважением относятся к взглядам и убеждениям своих сограждан”. Многие представили, куда приведут благие намерения, чем обернутся на практике. И возопили: зачем, ведь школьная принудиловка только отвратит детей от веры, а историю религий можно и надо в расширенном виде ввести в программу общей истории!
В самом деле, зачем?
Настойчивость Русской Православной Церкви – а она здесь главное действующее лицо - непонятна. Негативные последствия скажутся прежде всего на ее репутации. Председатель редакционного совета будущего учебника протодиакон Андрей Кураев высказался с откровенностью человека, не успевшего себя отредактировать, придумать обтекаемые формулировки.
“Церковь сегодня оказывается в очень неудобном положении, - сказал он. - Значительная часть общественного мнения считает, что мы - одна из башен Кремля. Получается, что, не имея никаких плюсов властепредержания, мы получаем все его же минусы. Со стороны кажется, будто церковь хочет учить детей из одного лишь властного инстинкта и властного интереса.... Мы идем в школу не ради расширения нашего влияния, а ради самих детей. И страны как таковой. Для нас же войти в эту новую для церкви область - огромная головная боль и проблемы. Я бы и сам этим не занимался, если бы не повеление от Патриарха. Мне гораздо проще и интереснее со студентами общаться да с прихожанами в храме... Минусы и критику мы получим сразу. А смягчение общественного климата - лишь через поколение”.
Однако никто, даже известный богослов Кураев, не может гарантировать “смягчение общественного климата” именно под влиянием нового предмета в школе и полковых священников в армии.
“Есть очевидный факт: малышам это жутко интересно, - говорит отец Андрей. - Восприятие ребенка - восприятие мира волшебного. Мира, полного чудес. И поэтому на его душу, сознание и подсознание все это ложится очень хорошо. Поэтому мы будем работать с малышами. Но, наверное, ограничимся только 4-м классом. Чтобы вернуться к детям, когда они подрастут, в 10-м классе...”
Знают ли в патриархате и в президентской администрации, что есть такая научная дисциплина – детская психология? Один из ее азов –  стадность в раннем возрасте. Каждый помнит, что начиналось, когда кто-то, вчера такой, как все, вдруг приходил в школу в очках. “Другой! Не такой, как мы! Ату его! Четырехглазый!” Так вели и ведут себя вполне нормальные дети.
Школа – формальное единство и общность. Все здесь – УЧЕНИКИ. Все учат арифметику. Все одинаковы. Хотя уже сейчас делятся на детей бедных и богатых, на коренных и “понаехавших”. Но это – НЕФОРМАЛЬНО.
Теперь детей, в 10-летнем возрасте, разделят ФОРМАЛЬНО. ПО ЗАКОНУ. Кто-нибудь представляет, как это отразится на детском сознании? Кто-нибудь представляет, как будут смотреть 25 “православных” мальчишек и девчонок на трех “мусульман” и двух “иудеев” в классе московской школы? А в татарской школе, в далеком райцентре? А в бурятском и калмыцком селе?
Жили-были соседями, в одних лужах барахтались на улице, а школа скажет им: вы - РАЗНЫЕ. Причем ИДЕЙНО, ДУХОВНО разные. Школа разделит их ИДЕЙНО.
И не надо говорить, что детей предупредят: надо уважать чужие взгляды, не надо говорить, что десятилетние дети не знают слова “идейно”. Тут не понятийный уровень, а эмоциональный, инстинктивный.
Вырастут ребята, попадут в армию. А там – батальонный священник.
Знают ли в патриархате и в президентской администрации, что такое современная армия? Там старшие садистски издеваются над младшими. Там офицеры избивают солдат. Повсеместно избивают, как заявил недавно Главный военный прокурор Фридинский.
Куда пойдет обиженный и униженный? Правильно, к батюшке (к мулле, к ребе). А что может сделать батюшка? Увещевать старлея, который в пьяном виде куражится перед строем? Так после первой же беседы наживет в нем врага. Напишет рапорт командиру батальона? Так и сами подполковники, показывает судебная практика, то и дело избивают не только рядовых, но даже и младших офицеров.
Написать в прокуратуру батюшка не может – чин не позволяет. Да и как можно - пойти против всех, вынести сор из общей избы? Это значит - устроить судебный процесс, кого-то в тюрьму посадить, сделать часть прокаженной, порушить карьеру командира части и начальника штаба. К тому же батюшка, пусть и формально, состоит в штате батальона или полка, на жалованье в министерстве обороны.
Значит, смирится, закроет глаза. Привыкнет. Служба идет, зарплата тоже. Как после этого будут относиться к нему солдаты? С какими чувствами к церкви уйдут на гражданку?
Сливаясь с государством, внедряясь в его структуры, церковь не усиливает свое влияние в обществе, а, наоборот, теряет его, дискредитирует и себя, и государство. Нет лучшего способа подорвать авторитет церкви, нежели насаждать веру со школьных лет в дисциплинарном армейском порядке. Мировая практика (особенно в дореволюционной России) показала, что Закон Божий в школах вырастил поколения обыкновенных безбожников в простонародье и ярых профессиональных революционеров среди дворян и разночинцев.
Отделение церкви от государства во благо прежде всего церкви. Ибо возвышает ее над государством, сохраняет и поддерживает дистанцию между служителями Божьими и нашим простецким на нравы миром. Не позволяет нам быть на одной ноге с ними. Ну не должен даже светский преподаватель основ православия получать зарплату в районном департаменте! Ну не может мулла состоять на службе в министерстве обороны и получать вместе с офицерами жалованье в окошке полковой кассы!
Впрочем, впереди еще 2-3 года. За это время многое может измениться.
Москва


Комментарии (Всего: 2)

Россия - была, есть и будет империей ЗЛА. И один-единственный способ прикончить эту мерзкую чудовищную гидру, эту уродливую гиену - удержать цены на нефть в пределах за барель в течении года. А затем воткнуть осиновый кол в мерзкую плоть этого вурдалака. Я бы надел украинский, израильский и американский флаги на этот кол как символ торжества добра над злом.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
РПЦ в России - это крупная коммерческая организация с крупным доходом. А все крупные коммерческие организации должны делиться, поэтом размежеваться РПЦ с государством не сможет никак. По крайней мере, пока делает свой гешефт.

А внедрение в школы - это просто маркетинговая акция. И бабло удастся попилить (все же госпрограмма), и новых потребителей воспитать, да и верующий человек, как правило, не обладает свободой мышления, что, в свою очередь, очень удобно для государственной машины.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *