“Палестинское государство» размножается делением

В мире
№29 (691)

Похоже, что чрезвычайно популярная ныне формула «два государства для двух народов» может быть подвергнута корректировке. Как сообщается, египетские высшие чиновники «выразили готовность смириться со сложившимся статус кво и принять реальность существования двух палестинских правительств», одно из которых, а именно правительство, контролируемое Махмудом Аббасом, будет править в Рамалле, а другое, контролируемое ХАМАСом, – в Газе. Такое положение, говорят в Египте, может сохраниться вплоть до новых всеобщих выборов, которые запланировано провести в начале будущего года.
Каков будет этот «статус кво», не понятно, так как ни в ХАМАСе, ни в ФАТХе не хотят и говорить о том, чтобы какая-то из этих группировок поступилась хотя бы мелочью. До сих пор эти группировки обвиняют друг друга в «предательстве национальных интересов», в том, что Газа по-прежнему блокирована, да много в чем они обвиняют друг друга. Очевидно одно: такая ситуация устраивает обе стороны. ХАМАС в Газе отрабатывает иранский заказ, сохраняя постоянную напряженность, а ФАТХ ведет дело к тому, чтобы либо де-факто создать палестинское государство лишь на территориях Иудеи и Самарии, либо расправиться с конкурентом – ХАМАСом – чужими руками. Например, Израиля или мирового сообщества.
А что? Вполне можно себе представить, что ситуация с ХАМАСом в Газе рано или поздно может надоесть этому сообществу. Тенденции, свидетельствующие об этом, уже наблюдаются. То Евросоюз посетует на то, что слишком много европейских денег тратится на автономию. То арабские страны жалуются на несговорчивость руководителей ХАМАСа в деле «примирения сторон». В общем, всякое возможно. Нельзя исключить и того, что в том случае, если в Египте в обозримом будущем к власти придет сын нынешнего президента, новому правителю не придется по душе такой сосед, как руководимый одержимым ненавистью ХАМАСом сектор Газы.
Другой вариант – очередная провокация из Газы и ответ Израиля. Никто не поручится за то, что и на этот раз военных остановят за пять минут до логического завершения операции – ликвидации ХАМАСа и его инфраструктуры в Газе.
Если бы хоть один сценарий из этого списка предположений реализовался, Аббас получил бы Газу на блюдечке, не приложив к этому ни грамма усилий. И тогда оказалось бы, что он вел очень мудрую политику, подобную той, которую пропагандировал Мао: сидя на дереве, наблюдать за борьбой двух тигров.
Но даже в том случае, если Аббасу Газа не достанется ни в каком виде, он вполне может рассчитывать на возникновение усеченного государства. В конце концов, что такое Газа? Анклав. От него до царства Рамаллы – израильская территория. Какая это морока – договариваться с правительством Израиля о транзите пассажиров и грузов, о соблюдении безопасности граждан Израиля вдоль трассы, по которой этот транзит будет осуществляться. Куда лучше компактная Палестина на территории нынешней автономии. Здесь уже почти наведен относительный порядок. Четыре батальона сил безопасности уже подготовлены в Иордании, поговаривают и о пятом, вроде бы и Израиль почти не возражает.
А что в таком случае будет с Газой? Этого никто, включая и самого Аббаса, не может сказать. Изредка в прессу проникают странные публикации, из которых можно понять, что чуть ли не половина жителей анклава эмигрирует при первом удобном случае. Может быть, это и так. А может быть, это пробный камень. Может быть, кто-то зондирует почву, прикидывает, на что можно рассчитывать в том случае, если Газа так и останется вне предполагаемого палестинского государства.
Все, что вы сейчас читаете, не есть плод конспирологических рассуждений. Это констатация того факта, что действительность иной раз выглядит более причудливо, нежели самые невероятные предположения.
Ну скажите на милость, кто бы мог при жизни Ясера Арафата предвидеть хамасовский мятеж? Арафат, пусть и не без приложения некоторых усилий, но все же держал ХАМАС под контролем. Иногда он откупался от ХАМАСа, наделяя его главарей всяческими преференциями. Когда видел, что это не помогает, – сажал в тюрьму. Но ХАМАС при Арафате не смел и покуситься на то, чтобы оторвать от арафатовской вотчины такой кусок, как Газа. А вот поди ж ты, при Аббасе это стало возможным.
Что же касается египетского вмешательства в дела Газы, то здесь можно вспомнить историю с «черным сентябрем», когда в Иордании поставили на место террористов, не побоявшись применить для этого военную силу. Или то, как отец нынешнего сирийского президента обошелся в свое время с сирийскими «братьями-мусульманами». Ведь Газа когда-то принадлежала Египту, и теперь еще можно слышать предположения, что если бы Египет взял на себя ответственность за эту территорию, то... И так далее.
Вернемся, однако, к тому, с чего мы начали. К тому, что Египет «умывает руки». Собственно, не «умывает», а «споласкивает». Он оставляет палестинцам маленькую лазейку, в которую они, если одумаются, еще могут просочиться. Египет заявил, что он «попытается создать условия для организации комитета из представителей всех палестинских политических групп, который займется подготовкой к выборам». На что ХАМАС не преминул фыркнуть и в очередной раз хлопнуть дверью. В комитете, мол, их ноги не будет до тех пор, пока Аббас не прекратит арестовывать их соратников. Ну а как их не арестовывать, отвечает Аббас, ведь мы сажаем хамасовцев не за их политические убеждения, а за уголовные преступления - незаконное владение оружием и отмывание денег. И все начинается сначала.
Воля ваша, уважаемые читатели, но не верится мне, что Аббас и главари ХАМАСа хотят примирения. А то, что на этом продолжает настаивать мировое сообщество, то это так, по инерции. Ведь у мировых лидеров куча своих проблем. Перед каждым саммитом, перед каждой двухсторонней встречей они дают задание своим консультантам обозначить приоритеты. Да, ближневосточный конфликт по-прежнему числится среди тех из них, что стоят во главе списка. Но вот что-то менять в своих подходах – стоит ли? Так и движется не торопясь «урегулирование», или «мирный процесс», называйте это как хотите. То под одним лозунгом, то под другим. И меняются эти лозунги от случая к случаю.
Есть все основания полагать, что как раз такой случай подвернется весьма скоро. Как только окончательно и бесповоротно станет ясно, что на Ближнем Востоке произошло изменение ситуации, фактически перед мировыми лидерами встанет вопрос: что делать с двумя «палестинскими государствами». Вот тогда и будет придуман новый лозунг.