ankara escort

ВОЗВРАЩЕНИЕ ПОЛЫ МАЙКРАФТ

Литературная гостиная
№27 (689)

Телефонный звонок раздался рано утром. В такое время не будут беспокоить страховые агенты, распространители штучной торговли и прочие энтузиасты, жаждущие подписать тебя на одну из своих замечательных программ. Телефонное время в утренние часы стоит весьма дорого, и они себе подобных расходов позволить не могут. Зато сотрудники государственных учреждений без зазрения совести способны разбудить тебя в столь раннее время, исходя из того, что им все равно заняться нечем.
Я снял трубку и услышал глуховатый мужской голос:
- Майкл Корриндж?
- Он самый к вашим услугам! А вы кто?
- Специальный агент ФБР Рудольфо Альтинелли. Мы не могли бы встретиться сегодня часа через полтора-два?
Правила хорошего тона диктовали мне сделать паузу и попытаться перенести свидание на день или несколько часов (дабы показать важность собственной персоны и независимость от служителей закона), но природное любопытство взяло верх и я согласился.
Альтинелли назвал время и место встречи и опустил трубку.
Лично я до сих пор с фэбээровцем не был знаком, но он весьма тесно общался с Беатрис Руперт, и только она могла прояснить ситуацию.
Раздраженное сопрано ясновидящей показывало, что даже пророки не в силах предугадать, в какой час их пробудит от сладкого сна телефонный звонок и почему наглец, сделавший это, не угомонится после двадцати гудков, когда даже сумасшедший должен понять, что хозяина или нет дома, или он забыл поставить аппарат на автоответчик, или просто не намерен плестись спросонок к аппарату.
- А, это ты? - пробормотала она тоном женщины, которую только что зверски изнасиловали. - Почему в такую рань?
Я кратко изложил свой вопрос.
- Понятия не имею, - призналась Руперт. - Что-то вчера смутное у меня мелькало насчет тебя, даже хотела сегодня с тобой связаться, но определенная картина так и не сложилась. Неясные, отдельные фрагменты. По меньшей мере, Альтинелли о тебе меня не расспрашивал.
- Мне стоит прийти к нему на встречу со своим адвокатом? - поинтересовался я.
- Ты по поводу публикаций? Вряд ли. Фамилии изменены, многие факты переиначены, твои опусы трудно представить окружному прокурору в качестве причины для выдвижения обвинений. Да и Руди не такой человек. Здесь что-то другое. Что - пока не знаю. Но ведь ты расскажешь мне потом?!
- Протелепатирую, - отшутился я.

* * *
По рассказам Беатрис я представлял Рудольфо Альтинелли долговязым черноволосым мужчиной с загадочным лицом и демоническим взглядом, а напротив меня сидел крепыш, больше всего напоминавший славного семьянина, распространяющего пылесосы. Розовощекий толстяк с двойным подбородком, образ которого никак не укладывался в стереотипы, согласно которым все итальянцы так или иначе похожи на героев “Крестного отца”. Да и спецагента по паранормальным делам в нем распознать тоже было непросто.
- Реальность не всегда совпадает с нашими представлениями о ней? - усмехнулся Альтинелли, уловив мою реакцию, и сразу стал напоминать персонажа из рассказов Руперт. - Стереотипы на каждом шагу, увы...
Он посмотрел на меня и помешал ложечкой в чашке с кофе.
- Многое вокруг происходит помимо нашего желания, смывая сложившиеся стереотипы. Иной раз это идет нам на пользу, иной раз - нет.
- Вы правы, - дипломатично ответил я, не понимая, к чему он клонит. - Вся наша жизнь соткана из стереотипов!
- И если они начинают разваливаться, то многое приходится пересматривать, - вывел спецагент ФБР. - В том числе и наши представления о прошлом. А прошлое - оно всегда рядом.
Альтинелли задумался.
- Дело в том, мистер Корриндж, что три дня назад в окрестностях Солт-Лейк-Сити люди местного шерифа обнаружили молодую женщину, страдающую тяжелой формой амнезии. Ее доставили в приемный покой больницы Девы Марии и при помощи общей системы поиска данных министерства транспорта удалось сразу выяснить, что найденная - Пола Майкрафт, ваша жена, бесследно исчезнувшая три с половиной года назад...
- Господи, Пола!!!
Я невольно вскочил, но Альтинелли предусмотрительно протянул мне стакан с водой.
- После первоначального осмотра врачи пришли к следующему выводу: ваша жена находится в прекрасном физическом состоянии, в последнее время никаким видам насилия не подвергалась, не страдает инфекционными заболеваниями, да и с деятельностью мозга у нее все в порядке. Абсолютно здоровый человек, полностью потерявший представление о своем прошлом и неспособный рассказать, где провел последние три года жизни.
- Я могу ее видеть?!
- Уже сегодня. Но это свидание, боюсь, принесет вам немало разочарований: ваша жена - “новый человек”, так сказать, “табула раса”, “чистый лист”, не имеющий никакого понятия о том, чем когда-то занималась и кто находился рядом с ней. Она свободно пишет и читает, обладает весьма глубокими познаниями в различных сферах, но все, что касается ее прежней работы и личной жизни, начисто стерто из памяти.
- Я читал о подобном. Такие случаи отмечены не раз.
- И нам хорошо о них известно. У нас есть специальный отдел, занимающийся поиском пропавших людей. Процентов пять от общего числа разыскиваемых подвержены именно подобным аномалиям, и медицина здесь бессильна. Скажу страшную правду - большинству из них так и не удается восстановить свою память. Многие “живут” по рассказанным им близким и друзьям своим “прежним историям”, стараясь скрупулезно им соответствовать, дабы не создавать излишних проблем себе и окружающим.
- То же будет и с Полой?
- Каждый случай, как и каждая судьба - строго индивидуален. Мы зависим от такого количества случайных факторов, что невозможно вычислить все или пытаться построить из них некую стройную систему. Надо просто уметь смириться с реальностью.
- Когда я увижу Полу?
- Если у вас есть время, то мы поедем туда прямо сейчас. Мало шансов, что ваше появление произведет на нее какое-то воздействие, но... а вдруг? Нам очень бы хотелось разгадать этот ребус, если бы вы знали - насколько...
- Ее похитили инопланетяне? - предположил я.
- Это лучший из имеющихся у меня вариантов, - грустно вздохнул Альтинелли.

***
В небольшой светлой комнате я увидел Чарльза Майкрафта, нервно расхаживающего из угла в угол.
- Майкл! - он бросился мне навстречу и протянул руку. - Меня не пускают к собственной дочери! Эти федералы настолько распоясались, что совершенно не считаются с флотом!
- Почему вы не сообщили мне о появлении Полы, адмирал? - спросил я.
- Сам узнал только два часа назад, - махнул рукой старик. - К тому же этот, - он кивнул на стоящего за моей спиной Альтинелли, - сказал, что сам тебя привезет. Чтобы не наводить лишней паники. Они терпеть не могут лишней паники, крысы подвальные!
- Адмирал Майкрафт слишком возбужден, - заметил фэбээровец. - Мы предлагали ему выпить успокоительного, но он категорически отказался. В наших общих интересах, чтобы ваша встреча с Полой прошла как можно спокойнее и в приглушенных тонах. Без надрывов и эмоциональных всплесков. Таковы рекомендации наших психологов.
- Ваших психологов - к чертям собачьим! - отпарировал старик. - Мне звонить президенту, чтобы прекратилось ваше самоуправство, или вызывать парней из морской пехоты?!
- Ни того ни другого, - улыбнулся Альтинелли, - вы сейчас увидите свою дочь. Только помните о моей просьбе - никаких эмоций, восклицаний и нервных всплесков. Милое свидание близких родственников в рождественскую ночь.
- И вы - в роли Санта-Клауса? - съязвил адмирал.
- В некотором роде, - пожал плечами сыщик. - Если бы не наша структура, кто  знает, сколько времени вам пришлось бы ее еще разыскивать? Прошу за мной, господа!
Он открыл дверь и направился по коридору к двери, которую охраняли двое широкоплечих парней в черных костюмах.
Парни расступились, Альтинелли распахнул дверь и пропустил нас в небольшую комнату. Приподнявшаяся с больничной кровати женщина в сером халате с удивлением нас рассматривала.
- Пола! - сказал Чарльз Майкрафт, сделав шаг вперед. - Ты меня узнаешь?
- Не думаю, - осторожно ответила моя жена (она мало изменилась, даже выглядела несколько моложе... моложе своего отпечатка в моей памяти). - Но мне сказали, что придут Чарльз Майкрафт, мой отец и Майкл Корриндж, мой муж. Судя по возрасту, скорее всего, вы - мой отец, а мужчина рядом с вами - Майкл? Или я ошиблась?
- Ты не ошиблась, Пола, - дрожащим голосом ответил я. - Все так и есть, это  мы. Мы пришли к тебе!
- Мы пришли за тобой! - подхватил адмирал. - Мы не позволим тебе находиться в какой-то задрипанной больнице для нищих под охраной тупых дуболомов! Если понадобится, мою дочь будут лечить лучшие врачи Америки!
- Но я не больна, - развела руками Пола. - Просто я вас не помню, простите. Ничего не помню.
- Как же так?! - удивился адмирал. - Ты не помнишь матча “Лейкерс” с “Быками”, когда Холл порвал их оборону на клочья в последней четверти?! Ты была двенадцатилетней девчонкой и две недели не давала мне покоя, пока я не привел тебя на этот матч! Ну же! Как ты вопила, как свистела на весь зал!
Женщина лишь виновато моргала.
- А как я выволок тебя за волосы с той ночной вечеринки в Роксерби?! - продолжил старик. - Когда вся ваша студенческая братия уже разгуливала голышом, набивая легкие дымом марихуаны?!
Пола покраснела, прижала пальцы к щекам и заплакала.
- Я ничего не помню, - застонала она. - Если я нарушила закон, то не отправляйте меня, пожалуйста, в тюрьму!
Тут из противоположной стены (там тоже была дверь, а зеркало на стене, очевидно, прекрасно демонстрировало все происходящее в комнате) выскочила женщина в белом халате и набросилась на адмирала.
- Вы довели больную до истерического состояния! - кричала она. - У нее невротическая реакция! Рудольфо, избавьте нас от этих парней, а не то мне самой придется разобраться с ними!
Альтинелли, взяв нас под руки, выволок в коридор. Честно говоря, я, смущенный всем увиденным, даже не сопротивлялся. Да и адмирал стал вести себя гораздо спокойнее. Я бы сказал даже — с некой обреченностью. Так, наверное, чувствуют себя родители, когда врачи сообщают им, что у их ребенка обнаружен синдром Дауна.
- Нужно пригласить специалистов в области психиатрии, - повторил Чарльз Майкрафт, - и совсем другого уровня.
- Если понадобится, к нашим услугам - лучший психоаналитик Нью-Йорка, - вспомнил я о Стенмарке, - а уж о его возможностях и связях в этом мире и говорить нечего.
- Я вас прекрасно понимаю, - сказал Альтинелли, - но боюсь, амнезия Полы Майкрафт - продукт искусственного воздействия, и подходить к ней следует чрезвычайно осторожно.
- Поясните! - потребовал адмирал. Казалось, к нему возвращается прежняя уверенность.
- Представим себе память вашей дочери в виде папки, положенной в некий шкафчик. Чтобы открыть дверь данного шкафа, мы должны вызвать опытного мастера - того же психотерапевта, психиатра, психоаналитика, гипнотизера или кого-то в этом роде. Он с трудом или без - все тут зависит от квалификации и личных качеств - открывает дверь. Но оказывается, что человек, спрятавший папку в шкафчик, установил за дверцей “растяжку” с гранатой, и стоит нам сдвинуть ее, как последует взрыв, уничтожив все, что хранится в папке, а может быть, и сам шкафчик. Мне не меньше, чем вам, вероятно, намного больше, хочется узнать, что именно случилось с Полой Майкрафт, но я думаю не только о ценной информации, но и о жизни человека. И дабы не быть заподозренным в излишней сентиментальности, замечу: веду себя так, ибо понимаю - в настоящее время мне до этой папки не добраться. Даже если удастся открыть дверь. Потому любое вмешательство может окончиться очень печально для нашей подопечной...
- Что вы предлагаете? - спросил адмирал. - Собираетесь и дальше держать мою дочь в качестве подопытного кролика?
- Вовсе нет. Я бы хотел, чтобы Пола Майкрафт находилась в более подходящих условиях, чем больничная палата. А что может быть лучше для женщины, чем собственный дом? Вы готовы к этому, мистер Корриндж?
- Пола могла бы пожить и у меня, - сыграл на опережение адмирал, - тем более что в Сан-Франциско - прекрасный климат и отличные врачи!
- Вы слишком резко реагируете на амнезию дочери, - заметил Альтинелли. - А это может быть чревато. Что скажете, Майкл?
- Я должен что-то говорить? Дом, под крышей которого я живу, в той же мере принадлежит Поле, в какой и мне, не говоря уже о том, что я три с половиной года ждал ее возвращения. Пусть и не такого... загадочного. Если адмирал захочет, то у нас найдется комната и для него. Мы с Полой всегда рады гостям!
- Вопрос решен, - улыбнулся фэбээровец. - Извините, но мне надо еще уладить кое-какие формальности. Встретимся в холле, в пять часов.
- Я мог бы купить три таких дома, как у тебя, - заметил старик и добавил фразу, мучившую его  все это время, - но что же произошло с моей любимой девочкой?
- Не все ли равно? - ответил риторическим вопросом я. - Главное, она - жива, и она с нами.

* * *
Стоило мне оказаться рядом с лифтом, как чья-то цепкая рука втянула меня в нишу, и мужчина в черных очках жестом пригласил в одну из соседних комнат. Спустя секунду туда заглянул Альтинелли.
- Простите, Майкл, за излишнюю конспирацию, - извинился он, - но ваш тесть - еще какая штучка! Мне с утра звонит шеф, отбиваясь, в свою очередь, от различных “лоббистов”, которых усердно направляет Майкрафт. Адмирал слишком прямолинеен, даже для флотских. Любое лишнее слово - и он бросается атаковать, не считаясь с ситуацией. Возможно, где-нибудь на просторах Тихого океана подобная тактика и приносит дивиденды, но у нас иное положение и совсем иной враг.
- О чем вы? - не понял я.
- Вы знаете, кем работала ваша жена до исчезновения? - спросил Альтинелли.
- Разумеется! У нее было несколько дел, ключевым из которых являлась редактура в детском издательстве. Затем фриланс в одном нью-йоркском журнале по искусствоведению и написание каких-то материалов по модным театральным постановкам на Бродвее...
- Детское издательство - вполне надежное прикрытие для совсем иной деятельности. В последние три года перед исчезновением Пола Майкрафт работала в специальном отделе Агентства Национальной Безопасности и занималась изучением возможных манипулирований широкими массами населения для решения конкретных глобальных задач. В ее круг входило определение механизма данного процесса, симптомы его применения и разработка мер по противодействию комбинированной пропаганде.
Это раньше для манипуляции толпой нужен был матерый оратор, груда бесплатных сувениров и масса популистских обещаний. Сейчас применяются одновременно все факторы: начиная с чисто психологического зомбирования при помощи низкочастотных передатчиков и заканчивая малейшими техническими нюансами, на которые большинство из нас просто не обращает внимания.
АНБ придавало данному направлению особое значение. В отделе трудились всего четыре человека: ваша жена, парапсихолог Рейнхард Ноурч, профессор биологии Марк Людивски и Эмилиано Скорцци.
- Я знаю Эмилиано! - воскликнул я. - Он часто бывал у нас в гостях! Милый человек, разработчик детских игрушек...
- Один из лучших системных программистов современности, - уточнил Альтинелли, - АНБ перекупило его у Билла Гейтса. Так вот, работа над распознаванием манипуляций и противодействия им шла полным ходом, когда внезапно, в один день, все четыре сотрудника отдела непонятным образом исчезли. Вы, вероятно, сетовали в те дни на то, что ФБР ведет себя довольно пассивно, разыскивая вашу жену. Нас держали за руки - поисками пропавших занимались спецслужбы министерства национальной безопасности. Но они ни к чему не привели. И вот, в один день, все четверо, живые и здоровые, появляются в разных городах страны с полным отсутствием памяти. Представляете, в какой мы ситуации?
- Да, - покачал головой я, - вы меня огорошили. А адмирал знал о занятиях Полы?
- Вряд ли. Ее работа была слишком засекречена. Возможно, излишняя секретность их и сгубила. Всякая попытка понадежнее спрятать дорогую тебе вещь поневоле вызывает повышенный интерес у потенциального вора.
- И кто же в роли оного?
Альтинелли на несколько секунд задумался, словно что-то выверяя, а потом рискнул:
- У меня нет фактов, есть подозрения. Вот, - он включил компьютер, и на экране появилась фотография узколицего длинноносого мужчины. - Это Рональд Дженкинс, специалист-организатор. Берется за все, что может принести деньги, большие деньги. Лучший в своей области “собиратель команд” для различных проектов и акций. Готов на все ради высокой прибыли. Нравственными и моральными принципами не обладает, в бога не верит, черта презирает. Именно ему некая влиятельная сила, замахнувшаяся на мировое господство, поручила создание комбинированной системы, позволяющей добиться от миллионов людей “нужного” результата.
Проект получил название “Театр марионеток”. Дженкинс, по нашим данным, приступил к его реализации сразу после выборов 2004 года. А спустя девять месяцев исчез отдел АНБ, занимавшийся противодействием этой дьявольской механике. Нетрудно догадаться - когда и где была применена система, результаты действия которой мы уже начинаем ощущать! Я не знаю, где расположен мозговой центр этого спрута - на Ближнем Востоке, в Центральной Азии или чуть западнее географической границы Европы и Азии, но он уже почти всесилен, и справиться с ним становится все сложнее и сложнее.
- Но почему тогда они выпустили Полу и остальных? Не углядели?
Фэбээровец усмехнулся.
- О чем вы, Корриндж?! Эти люди умеют просчитывать все до малейшей детали. С их стороны нам брошен наглый и глумливый вызов, некая демонстрация тотального преимущества: берите, пользуйтесь, если сумеете, а нам теперь уже никто не страшен. Нечто вроде “черной метки” тем, кто еще пытается сопротивляться.
- А таких много?
- Не столько, сколько бы нам хотелось. Часть все еще продолжает находиться под влиянием безумной эйфории последних выборов, кое-кто давно обо всем догадался, но просто боится открыть рот и привлечь к себе внимание, остальные выжидают дальнейшего развития событий. А враг тем временем захватывает все новые и новые командные посты...
И, вероятно, пожалев, что сказал лишнее, Альтинелли добавил:
- Мой монолог выполняет исключительно одну задачу - заставить вас успокоиться: ни вам, ни вашей жене ничего не грозит. Тяжело говорить, но Пола Майкрафт в определенной мере уже “отработанный материал”.

* * *
Пола прошлась по гостиной и осторожно заглянула во все двери.
- Я должна буду спать здесь, с вами? - виновато спросила она, кивнув на спальню.
- Нет-нет, что ты! - замахал руками я. - У нас наверху есть много свободных комнат, ты можешь выбрать себе любую из них.
- Тогда я пойду посмотрю. Можно?
- Конечно. Винтовая лестница за моим кабинетом... то есть, за узкой комнатой с двумя компьютерами. Влево и вверх.
* * *
Телефонный звонок раздался рано утром. Это была Беатрис. Конечно, она все знала. Альтинелли доложил.
- Как ты? - спросила ясновидящая. - Какие ощущения?
- Странные, очень странные, - признался я. - Пола вернулась, а я словно куда-то ушел. Мы живем в разных комнатах, в разных мирах. Я не знаю ее, а она меня. И еще. Мне почему-то явно не по себе, даже порой страшно...
- Ничего, - успокоила меня Руперт. - Скоро многим в этой стране станет страшно.

Майкл КОРРИНДЖ, специально для  “Секрета”

Перевод с английского и подготовка к публикации Тимура КРЫЛЕНКО


Комментарии (Всего: 9)

кака вова

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
кака

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
спасибо андрей

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
по интрнету

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
как

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
я знаю

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
а как скачать майкрафт

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
ты мое лyбимые

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Рассказ интересен тем, что до жути напоминает "зомбирование" масс во время выборов Обамы. Очень многим сейчас стало страшно даже тем, кто выбрал этого Хуссейна, не к ночи будь он помянут!

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *