Еще один итог

В мире
№26 (688)

В процессе дележа власти, когда ни у одной из соперничающих сил нет решающего преимущества, возможна реализация самых разных вариантов развития событий, вплоть до наиболее невероятных. Но в данном случае удивительно не то, как различные политические деятели Ирана реагируют на результаты выборов и протесты проигравших. Удивительно другое – поведение победителя, действующего президента Махмуда Ахмадинеджада.
В самом деле, под аккомпанемент протестов, под звуки выстрелов, сквозь дым от подожженных машин, Ахмадинеджад спешит в аэропорт. Нет, он не бежит из страны, не спасает свою жизнь. Он ничего не боится. Его спешка объясняется просто – в далекой России, в городе, находящемся на границе между Европой и Азией, Екатеринбурге, Ахмадинеджада ждут коллеги по Шанхайской организации сотрудничества, в которой Иран имеет статус наблюдателя.
Как только мы вспомним о том, что ШОС – по сути своей организация антиамериканская, мы перестанем удивляться поведению Ахмадинеджада. Именно в Екатеринбурге он услышит любезные его слуху речи о необходимости построения многополярного мира, о том, что доллар не достоин статуса международного финансового инструмента - да много чего еще он там услышит.
И Ахмадинеджад летит в Екатеринбург не только других посмотреть, но и себя показать. Он делает там заявления, которые собравшиеся встречают с  одобрением: «Международные события свидетельствуют о том, что существующее политико-экономическое устройство мира «сдает позиции». Очевидно, что пришел конец эпохи империй. Возрождения их не последует».
Но Ахмадинеджад стремился в Екатеринбург не только для того, чтобы поговорить. Иран уже давно и настойчиво стремится стать полноправным членом ШОС. Это позволило бы иранскому режиму хотя бы частично компенсировать последствия международных санкций, которые были наложены из-за нежелания руководителей государства сотрудничать с МАГАТЭ в вопросе его ядерной программы. Однако и на прошедшем саммите Иран не был принят в ШОС. Единственным явным результатом пребывания Ахмадинеджада в Екатеринбурге стали протокольные съемки, на которых он увековечен рядом с руководителями стран-членов этой организации.
Впрочем, единственным ли? Даже сам факт того, что президент страны, охваченной волнениями, вызванными его, президента, победой на выборах, победой, которую многие и в Иране, и в других странах считают сфальсифицированной, явился негласной поддержкой со стороны членов ШОС иранского режима и его лидера.
Сам Махмуд Ахмадинеджад на саммите был настроен весьма благодушно. Столкновения представителей оппозиции с полицией он сравнил с поведением футбольных фанатов, раздосадованных проигрышем любимой команды.
Несмотря на то, что в составе ШОС мы видим такие государства, как Россия и Китай, суммарный объем экономик стран-членов ШОС пока еще далеко не дотягивает до того уровня, когда США и Европе это доставляло бы какое-то реальное беспокойство. Но членство в ШОС стран с одиозными режимами, таких, как Иран или также стремящийся к членству Пакистан, может настораживать. На той же екатеринбургской встрече Китаем было решено выделить для ШОС кредиты на сумму около десяти миллиардов долларов. Часть этих средств будет направлена на создание своеобразных транспортных коридоров, предназначенных для обеспечения доступа стран-членов организации к мировым рынкам. Это еще одна возможность для иранского режима смягчить последствия международных санкций. И разговоры о том, что санкции якобы бьют не по режиму, а по народу Ирана, кажутся в данном случае неуместными. Известно, что главным инициатором санкций против Ирана являются США, и в косвенной помощи Ирану в данной ситуации явно просматривается неодобрительный жест в адрес Америки.
Есть, как мне кажется, и моральный аспект того, как в Екатеринбурге был встречен Ахмадинеджад. Насколько мне известно, ни в одной из стран-членов ШОС не было сделано каких-либо заявлений со стороны официальных лиц, в которых хотя бы выражалась озабоченность тем, что в противостоянии гибнут люди. Тем более что это противостояние вызвано тем, что победа на президентских выборах была сочтена в Иране  сомнительной.
Но, как говорится, в политике выбирают не друзей, а партнеров. Приходится констатировать, что ни одному из партнеров по Шанхайской организации сотрудничества иранский вариант «демократии» не кажется странным. И это тоже можно считать одним из результатов екатеринбургской встречи.


Комментарии (Всего: 1)

Просматриваю сообщения у вас уже небольшое время! И могу сказать щас что буду продолжать читать ваши сообщения =)

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *