КАВКАЗСКИЙ ТУПИК

В мире
№25 (687)

Убитого министра внутренних дел Дагестана генерал-лейтенанта Адильгерея Магомедтагирова уважали. Одни им восхищались, другие боялись, третьи критиковали за жестокость, но все уважали. За отвагу и прямоту. Если он объявил войну террористам, то и вел себя как воин. Вплоть до того, что сам ходил в бой.

Феномен. Десять лет продержаться на посту министра внутренних дел в горской республике не удавалось никому, наверно, и в советские времена. Генерал Магомедтагиров проработал 11 лет. Каким образом – непонятно.
За 30 лет его службы в милиции ни в одной газете не было ни намека на его коррупционные связи. Зато обвинений в жестокости – выше крыши. Со всех сторон. Он и был жесток и прямолинеен. Для него врагами были и правозащитники, и бандиты-террористы. Так и говорил: “Пуля в лоб”.
Он пережил три покушения. Четвертое закончилось смертью. Президент России Дмитрий Медведев назвал убийство министра внутренних дел Дагестана Адильгерея Магомедтагирова циничным вызовом власти, государству.
В Дагестане и на Северном Кавказе теракты, взрывы бомб и расстрелы милиционеров, военных и гражданских лиц - демонстрация силы бандитского подполья. Одновременно – бессилия местной и федеральной власти.
Сам приезд главы российского государства в Махачкалу показал, кто здесь хозяин. Коль убийство верного солдата – вызов, то его надо принять, ответить. Именно так и задумывалось – президент Медведев через четыре дня после убийства генерала именно в Махачкале провел специальное заседание Cовета безопасности, посвященное борьбе с терроризмом.
Действо, призванное убедить Россию, и прежде всего Кавказ, в силе и уверенности Москвы. Однако организаторы совершили большую ошибку - заседание провели не в столице республики, не в правительственных зданиях и залах, как полагается, а на загородной базе, в учебном центре ФСБ, на полпути между аэропортом и Махачкалой.
Вместе с Медведевым прибыли министр внутренних дел, секретарь Совета безопасности и глава Федеральной службы безопасности. И вся эта силовая мощь великой страны спряталась от бандитов за стенами базы ФСБ?!
И оттуда президент великой страны по телевизору обещал истребить террористическое “отребье”. Мало того, министры-силовики показывали президенту на учебном полигоне, как спецназовцы штурмуют здание и обезвреживают засевших там террористов.
Выглядело двусмысленно. Заседание Совета безопасности РФ в Махачкале еще раз продемонстрировало, насколько же государственные деятели в Москве не знают и не понимают Кавказа.
Хотя обстановка на Кавказе такая, что федеральная власть и без того шатается. Как только президентский самолет поднялся в воздух и взял курс на Москву, по всему Дагестану началась стрельба. В Махачкале и в районах убивали милиционеров, обстреляли из автоматов райотдел и поселковый пункт милиции.
Бандиты торжествуют - нет теперь генерала Адильгерея Магомедтагирова. Притом вполне возможно, что ваххабитское подполье не причастно к его убийству. “Вряд ли это дело рук религиозных экстремистов, - считают анонимные эксперты из спецслужб. - Это совершенно не их почерк, они просто заложили бы несколько десятков килограммов взрывчатки и снесли банкетный зал. В данном случае работал высокопрофессиональный киллер”. (Министра расстреляли из дальнобойного оружия, когда он выходил из ресторана.)
“По нашим данным, Адильгерей Магомедтагиров собирался выдвигать свою кандидатуру на пост президента, - заявил сопредседатель Российского комитета народов Кавказа Деньга Халидов. - У него были очень высокие шансы... Он был именно тем человеком, который способен навести порядок в республике. Характер убийства и само его исполнение свидетельствуют, что его заказали очень могущественные люди... В республике знают, кому это было выгодно. Дагестан – слишком “лакомый кусок”, борьба за власть разливается здесь реками крови. Версия о связи убийства с боевиками не стоит и выеденного яйца. Точно так же... “убирают” многих неугодных назначенцев на высокие посты, а потом списывают на ваххабитов”.
Кто стоял за убийством генерала, мы, наверно, не узнаем. Зато “реки крови” - на виду. И не только в Дагестане - по всему Кавказу. Президент Медведев говорил на заседании Совета безопасности, что за 2009 год в республиках Северного Кавказа погибли 75 сотрудников силовых структур и 48 гражданских лиц. Большинство среди гражданских - служащие государственных органов.
Генерал Магомедтагиров уничтожал боевиков без суда и следствия. Вместо захвата и ареста проводил операции на манер военно-полевых. Особняк или многоквартирный дом окружался спецназом, окрестные жители эвакуировались – и открывался огонь из гранатометов. По дому или по квартире. Никто из засевших там боевиков не сдавался. Наверно, считали, что бесполезно, – и отстреливались до конца. Но меньше их не становилось.
Почему молодежь берется за оружие, уходит в леса, в горы? Вариантов ответов – сотни. Главный – война 1994-го и война 1998 года.
Начав в 1994 году войну в Чечне, российская власть выпустила джинна из бутылки.  Но Дагестан держался в стороне. Чеченцев там не поддерживали. В 1999 году Шамиль Басаев зачем-то вторгся в Дагестан. В то время действовал какой-никакой, а мирный договор, подписанный в Хасавюрте в 1996 году. Федеральные силы нанесли воздушные удары по дагестанским селам, использовав даже вакуумную бомбу. Затем объявили контртеррористическую операцию и ввели войска в Чечню. Началась Вторая Чеченская война, премного способствовавшая популярности никому тогда не известного Путина и избранию его в президенты в марте 2000 года. С тех пор пылает и Дагестан, и Ингушетия.
Насилие рождает насилие. Несправедливость множится на несправедливость, месть – на месть. Конца-краю не видно. И никто не знает, что теперь делать и как остановить. Потому, может, напрасно говорят: кавказский узел. Скорее всего – кавказский кровавый тупик.