“Не время сейчас, товарищ...”

В мире
№23 (685)

Партия “Наш дом Израиль”, руководимая министром иностранных дел Авигдором Либерманом, после серии побед на парламентских выборах и в ходе борьбы за места в правящей коалиции потерпела первое серьезное поражение. Проиграла вчистую на своем поле. Израильские министры – свои, а не чужие! – что называется, забодали законопроект депутата партии “Наш дом Израиль” Давида Ротема, предусматривающий поправку к действующему Закону о гражданстве. 
Этот правовой акт еще задолго до рассмотрения на министерской комиссии по законодательству получил неофициальное название, созвучное одному из предвыборных лозунгов партии “Наш дом Израиль”: “Без лояльности нет гражданства!”  Прежде чем кратко изложить основные положения проваленного законопроекта Давида Ротема, одно немаловажное замечание. Проект подал не какой-нибудь “расистски настроенный русский иммигрант”, в кой левый израильский истеблишмент записал поголовно всех депутатов, большинство членов и едва ли не каждого избирателя партии Либермана, а уроженец страны, верующий еврей, опытный юрист и образцово корректный парламентарий Давид Ротем. Кстати, ни слова не понимающий по-русски. Однако к делу...
Основной смысл законопроекта Ротема таков: обладание израильским гражданством, равно как и его получение, невозможно без признания  Израиля еврейским демократическим государством, присяги на верность ему, уважения его символов, а также отдания гражданином и гражданкой воинского долга в рядах Армии обороны Израиля или прохождения ими альтернативной службы - в домах престарелых и хосписах, в больницах и школах, клубах и библиотеках. Все, казалось бы, просто, такие справедливые требования предъявляли и предъявляют своим обитателям большинство цивилизованных стран. И споров бы не возникло, если бы... Если бы речь не шла о еврейском государстве, расположенном на арабском Ближнем Востоке. И если бы речь не шла о государстве, лишенном конституции и вот уже 61 год балансирующем на провисшем канате “статуса-кво” между религией и обществом.
Здесь предложенный Давидом Ротемом и его единомышленниками по партии и фракции текст “Декларации верности государству” был воспринят как посягательство на устои. Местная элита содрогнулась, представив себе израильского араба или ультраортодоксального еврея произносящими слова: “Я обязуюсь быть лояльным Государству Израиль... Обязуюсь отслужить положенный по закону срок на срочной армейской или на заменяющей ее гражданской службе...” Они, эти избранные, не смогли даже мысленно увидеть парней в клетчатых “арафатках” или черных лапсердаках подписывающими в день получения удостоверения личности по достижении 16-летнего возраста письменное согласие либо на службу в ЦАХАЛе, либо на альтернативную службу. (Разумеется, принимаются обоснованные освобождения по здоровью, учитываются чрезвычайные семейные обстоятельства и даются отсрочки для завершения высшего образования, но и только!) И самое возмутительное: несогласие защищать родину или отдавать силы на помощь ей в гражданских условиях ведет, по замыслу автора поправки, к лишению гражданства. “Ой-вей!”, “Айвуа!” – воскликнула элита на двух государственных языках сразу и проголосовала «против».
Почему же такое нормальное для любой уважающей себя страны предложение вызвало в Израиле дружный еврейско-арабский гвалт? Отчего министры правительства Беньямина Нетаниягу, сами всего пару месяцев назад принесшие в Кнессете присягу на верность стране и народу, до икоты испугались “закона о лояльности”? Да потому, что конкретные партийные (в Израиле весьма тесно переплетенные с персональными) интересы  возымели верх над абстрактными государственными. Почти как в том старом анекдоте про двух сидящих в окопе солдат определенной ориентации: “Не время, товарищ, сейчас – Родина в опасности!” 
Проголосовать за поправку к Закону о гражданстве - означало бы настроить резко против себя всех тех, кто, живя в Израиле и пользуясь правами гражданина и постоянного жителя, не желает признавать эту страну, не хочет служить в ее армии и даже работать на ее благо и платить налоги не собирается.  А от их недовольства до нежелательных новых выборов рукой подать: так устроено то, что почему-то называют «единственной демократией на Ближнем Востоке».
Начать серьезный разговор о лояльности - значило бы вызвать ненависть коммунистической партии Израиля и арабских партий РААМ-ТАЛЬ. Указать на обязательность исполнения воинского долга - заполучить в качестве раскольников нынешней коалиции партию религиозных сефардов ШАС и крайне раздосадовать руководство и паству ультраортодоксального «Еврейского дома».  Потребовать от всех принятия присяги на верность Израилю – дать козыри влиятельному лево-либеральному крылу Рабочей партии, МЕРЕЦу, так называемым правозащитникам и их разнообразным зарубежным покровителям.
В этом перечислении членов коалиции и Кнессета не хватает разве что самого “Ликуда”. Но и “это элементарно, Ватсон”: ведь в случае бунта ШАСа, Аводы или “Байт ехуди” “Ликуд” либо перестает быть партией власти, либо идет на поклон к “Кадиме”. И тогда нынешние министры будут вынуждены распрощаться со своими портфелями надолго или навсегда, а Беньямину Нетаниягу придется править страной “в сменку” с Ципи Ливни. Кто ж такого захочет? Вот так партия “Наш дом Израиль” и осталась в гордом, но безнадежном одиночестве...
Собственно говоря, исход голосования был предрешен. Накануне заседания  государственной комиссии по законодательству самозванная “Верховная наблюдательная комиссия арабов Израиля” направила президенту страны, главе правительства и спикеру Кнессета дерзкое письмо. “Наблюдатели” фактически пригрозили руководству страны массовыми беспорядками в арабском секторе и неподчинением всем другим законам, если этот, “расистский”, будет принят на рассмотрение. И верно, что же это будет за страна, если в ней нельзя будет в арабских городах, не отдающих в казну ни гроша, но сидящих на щедрой государственной дотации, рвать израильские флаги? С какой это стати молодому и бездельничающему населению этих городов, выросшему на израильские пособия по многодетности, не позволят закидывать камнями идущие по трассе машины евреев, ловить на тремпиадах и насиловать евреек? Где же тогда демократия, шайтан вас побери!
Что же касается религиозных партий, то лидеры ШАС еще в ходе формирования коалиции прямо заявляли, что не позволят Либерману сотоварищи посягать на право иудейских ортодоксов нигде не работать, не служить в армии, но получать достаточные госпособия и заводить огромные семьи. Эта партия дралась и будет драться за деньги на содержание иешив, где, раскачиваясь над книгами, проводят всю жизнь здоровые, работоспособные и далеко не поголовно способные к теологии и философии мужчины. Отправить это откормленное войско на год-другой на альтернативную службу? Попробовать обучить не годных в мудрецы профессиональных богомольцев хотя бы какому-то полезному ремеслу? Да Бог с вами?! Не за то ли престарелый вождь ШАСа раввин Овадья Йосеф обозвал председателя НДИ сатаной и пригрозил лютым проклятьем всем, кто поддержит “русских свиноедов”. Еще одно “Ату их!”, брошенное этим бородатым человеком в шитой золотом ливрее, может, чего доброго, вывести на улицы страны десятки тысяч разгневанных мужчин в черных ермолках. Короче, шантаж удался.
Ну а некоторые товарищи из “Аводы” и МЕРЕЦа вообще готовы бы “этого из Молдавии” проводить назад – туда, откуда он в середине семидесятых явился. Да вот не выходит: этот “русский” (ну ладно, молдавский, украинский, татарский, ямало-ненецкий – какая разница!) слишком многого в Израиле добился, и на левый “понт” его уже не возьмешь. Так хотя бы как-то помешать Либерману, Ротему и им подобным уважать эту страну, отстаивать ее честь и достоинство...
Так общими силами и постановили что:
 а). в Израиле можно не работать, не платить налоги и вообще не признавать за этим государством право на существование, но регулярно получать от него деньги на жизнь и воспроизводство;
б). в специально назначенные или произвольно выбранные дни позволено жечь (рвать, плевать, обгаживать) флаг Израиля и оскорблять другие национально-государственные символы;
в) можно не отдавать долг родине, прикидываясь либо “божьим человечком”, либо до слез обиженным нацменом, и только хапать, хапать и хапать у других сыновей и дочерей этой самой родины, служащих ей верой и правдой.
В стране, где не было, нет и, похоже, еще долго не будет Конституции, иначе случиться и не могло, слишком уж беззащитна такая страна. Причем сама перед собой...