Волшебные моменты красоты и моды

Культура
№21 (683)

Мода – это зеркало, в котором
 отражается общество и его культура
 Джорджио Армани

Заглавие этой статьи – откровенный плагиат. Потому что под лозунгом волшебных моментов красоты и моды почти полвека тому назад вышел в свет номер всемирно знаменитого журнала «Харперс базар».
Уже многие десятилетия два журнала – этот и не менее знаменитый «Вог» –  освещают мир моды. Потому и неудивительно, что, создавая свою новую грандиозную выставку, прославленный Институт Костюма нью-йоркского музея Метрополитен использовал именно великолепные портреты и панорамы, выполненные лучшими фотомастерами ХХ века и появившиеся в разные годы на обложках и страницах этих журналов. Так что знакомимся мы одновременно и с блистательными журналистскими находками и иллюстрациями, и с именами и творчеством выдающихся дизайнеров одежды, и с теми, кто творения их представлял, а их самих воодушевлял. Грандиозная выставка в Метрополитен так и названа определённо и чётко: «Модели как музы».
В старом словаре Даля мода определяется как нечто временное и изменчивое. Впрочем, и в других характеристиках подчёркивается её кратковременность, непродолжительность господства тех или иных форм, линий, красок, силуэтов. Иногда мода застывала на века, но потом следовал взрыв, и она представала в новом обличье, вытесняя всё старое и привычное.
Мода долговременная, а уж тем более сиюминутная, как чуткий барометр, откликается на требования времени, меняется – в нём и вместе с ним. И процесс этот, как бы ни было это удивительно и парадоксально, не останавливают ни войны, ни какие бы то ни было социальные, экономические и прочие катаклизмы. Примером тому особенно ярко может послужить ХХ век, столь богатый всяческого рода революциями – в социальной жизни, в науке и технике, в искусстве. Революционным оказался этот век и для моды. Одежда и манера её носить изменились кардинально. Но мы ведь договорились, что будем рассматривать бег моды сквозь призму запечатлённых великими фотографами творений великих кутюрье, демонстрируемых избранными ими супермоделями – их музами (знак ХХ века). Ведь мода – это не просто искусство. Это - мироощущение и модельера, и исполнителя, и конечно же непременно фотогеничной модели, чья фигура и внешность, безусловные артистические способности, элегантность поз и жестов востребованы именно её временем. А потому едва ли не каждое десятилетие выдавало на-гора и делало знаменитыми новые имена суперманекенщиц.
В 20-х годах прошлого столетия - это Мэрион Морехаус и Ли Миллер. Процарствовали они недолго, потому что уже в 30-х внешность моделей, в том числе и европейских, должна была соответствовать тому универсальному образу, который создал Голливуд. Кстати, тогдашние звёзды экрана частенько выступали на подиуме и украшали страницы газет и журналов. Особый феномен – мода конца сороковых и пятидесятых. Знаменитый фотохудожник Ирвинг Пенн и журнал «Вог» знакомят зрителей с дюжиной звёзд уже сугубо модельного искусства, воплощающих эстетику послевоенного поколения, идеализируя его. Иные лица, иная образность, чётко выявленные характеры. Джин Патчет, девочка из маленького городка в Мэриленде, подана как роковая женщина, вамп. Лиса Фонссагривс – эдакая задумчивая грешница. На другом портрете влюблённого в неё Пенна она (в плаще от Баленсиаги) сотворяет образ одинокой жещины, каких было немало после войны. Портрет гениального Ричарда Аведона (творца великих имён, как называли его) увековечил Санни Гарнет в казино. Пластика редкостная. Она в белом вечернем платье от Мадам Грес. Рядом в нише талантливым скульптором изготовленный манекен в таком же платье и в той же позе склонился над рулеткой. Тут нужно сразу отметить высочайший профессиональный уровень и мастеров, сработавших манекены, каждый из которых – художественное произведение, и костюмеров, сшивших сложные эти туалеты. Ведь калькой для них служили только журнальные страницы.
Великолепен аведоновский портрет Дориан Ли, обладавшей, по свидетельству современников, фотогеничным динамизмом (о ней Пенн говорил: «Она будто беседует с камерой») в вечернем платье от Елены Рубинштейн. Помнят ли ещё эти гремевшие прежде имена? Разве что специалисты. А вот сразу три полузабытых имени: на фото Лилиан Басман всему миру известная тогда артистичнейшая, неправдоподобно красивая, небольшого, кстати, роста Довима в летящем наряде от Джейн Дерби. Журнал «Лайф» (даже самые престижные издания много и плодотворно рекламировали модные показы и их участников) поместил выразительное фото, на котором Уильям Клакстон отобразил, какой была загадочная, как сфинкс, Пегги Моффит. Она в несколько странном купальнике от Руди Гернрайха с обнажённой грудью. Это уже 60-е. И не пройдите мимо шедевра – дивного снимка Доротеи МакГовэн работы Берта Стерна. Потрясающая светотеневая моделировка. Дальше - оглушающий грудой впечатлений зал: группы манекенов, повторяющих позы и пластику именитых моделей, их тела (вот только лица намеренно стушёваны). Поёт Ив Монтан. Силуэты и колористика платьев и костюмов превосходны. Праздник! Скандально известная эпатажная Верушка с винчестером в ковбойской одёжке от Сен Лорана. В ход пошла маскулинизация женской моды - наверно, издержки феминизма. Но одновременно существует мода на девчоночьи силуэты: на сцене появляется сразу ставшая знаменитой чуть ли не истощённая Твигги – прозвище означает «тростиночка, щепочка». Даже некрасива, не сценична, а, поди ж ты, какая известность и какие деньги!
Семидесятые, заглядывающие в следующее десятилетие. Синеглазых блондинок сменяют темноволосые, а следом за ними и темнокожие модели, такие, как Пэт Кливленд и сомалийская красавица Иман, демонстрировавшая беспрецедентный динамизм. Лорен Хаттон, Петти Хансен, Рене Руссо на фотографиях Криса фон Вангенхайма, Гая Бурдена, Дэвида Бейли, Питера Линдберга. Спортивные фигуры, ткани, обтягивающие тренированные тела. Свитеры, жилеты... Красиво и элегантно. Вот как Лиса Тэйлор в ансамбле американца Кэлвина Кляйна. Двойной портрет Артура Элгорта с явным намёком на бисексуальность его моделей. Особое внимание стоит обратить на всегда эротичные и несколько ироничные портреты прославленного фотографа Гельмута Ньютона на фоне нью-йоркских небоскрёбов и стен с граффити, печатавшиеся в разнонациональных изданиях «Вог», в «Космополитен», «Квин». «Мода для меня, – говорил Ньютон, – не иллюстрация, а идея, вокруг которой создаётся сцена». А на сцене явление мирового класса – троица (так их и назвали) – Линда Евангелиста, Наоми Кэмпбелл и Кристи Тарлингтон, поразительно красивая, со значительным, осиянным интеллектом лицом. По-настоящему восхищает шедевр фотохудожника Стивена Мейсела – ставший логотипом выставки вдохновенный портрет Евангелисты перед зеркалом. Ещё резче феномен: брэнд важнее самой одежды.
В 90-х мода стала демократичней и ещё динамичней, соответствуя маниакально-деловому ритму, в котором шагают по жизни наши современницы. В первых рядах - американки. И, разумеется, американские дизайнеры – Лиз Клайборн, Донна Каран, Ричард Тэйлор, Кэлвин Кляйн, Пэмела Деннис, Кэй Ангер... Хоть европейцы и продолжают утверждать, что тон задают и идеи продуцируют их ведущие дома моды Версаче,Фэнди, Виттон, Прада, Дольче и Габбана, активно обновляющие свой взгляд и концепции новой одежды и аксессуаров. Такой феномен: стилизация моды, одолжив силуэты и детали у художников Ренессанса, у манеристов. И конечно же ещё больше возросло почитание моделей как жриц красоты тела и его облачения. Ещё на троне Евангелиста и Кэмпбелл, но появились новые лица, выражающие новые, иногда совершенно противоположные тенденции и взгляды дизайнеров на моду. Джорджио Армани вывел на подиум Надю Ауэрман, подтвердившую его постулат «Мода – это сердце, это ядро всего, что может выразить человек». Но тут же «антимодель» Кэйт Мосс, девушка с улицы, - ни красоты, ни шарма. А Карл Лагерфельд, последователь и фанат великой Коко Шанель, придерживающийся концепции женственности, нашёл где-то в Пенсильвании Кристен МакМенами, концепцию эту воплощающую и ставшую любимой моделью таких фотомастеров, как Мэйсел и Линдберг. И именно в показах Лагерфельда взлетела, как метеор, неповторимая Клаудия Шиффер.
Но вот уже в век нынешний на подиум поднялось поколение разнонациональных звёзд, рождённых в 80-е годы века прошлого. Это блистающая у Дольче и Габбана, у Эскада, у Тиффани Лия Кебеде из Эфиопии; апофеоз женственности и символ материнства Жизель Бюндхен из Бразилии (отличный снимок Майкла Томпсона). Наталья Водянова, родившаяся и выросшая в России, но вышедшая замуж за английского лорда и представляющая Англию, и полька Дарья Вербовая, мечтательная, романтичная и сверхсовременная, показывают новые разработки домов Шанель, Гуччи, Роберто Кавалли, Валентино, Прада. И новое имя в фотоискусстве – Марио Тестино. Он и обыграл в портретах их красоту и особость.
Музейные залы, отданные этой яркой, интересной и информативной экспозиции, переполнены. Поражает количество мужчин на выставке, казалось бы, адресованной женщинам. А вы, дорогие читательницы, не только узнаете много нового, но и найдёте здесь то, что, как говорится, нужно примерить на себя, и введёте как руководство к действию в свой гардероб так, чтобы пусть даже самый скромный ваш наряд соответствовал вашему имиджу и всегда выглядел модным и привлекательным. Музей находится в Манхэттене, на углу 5-й авеню и 82-й улицы (поезда метро 4, 5, 6 до 86 улицы). Плата по желанию. Не упустите!