АТУ ЕГО! АТУ!

Культура
№21 (683)

Имя Юрия Шерлинга хорошо знакомо читателям «РБ». Многим из них посчастливилось увидеть спектакли созданного им Камерного еврейского музыкального театра (КЕМТ), появление которого на советской сцене в  мрачные семидесятые годы было подобно взрыву бомбы. В 1985-м КЕМТ уничтожили, а самого Шерлинга обрекли на мытарства, о чем он подробно рассказал в своих книгах  «Одиночество длиною в жизнь» и «Парадокс». К сожалению, лишь в Москве зрителям посчастливилось (по-другому не скажешь) посмотреть в театре Сатиры  замечательный спектакль - новую версию оперы-мистерии «Черная уздечка белой кобылицы» режиссера, постановщика, хореографа, композитора и автора пьесы  (совместно с Ильей и Максимом Резниками) Юрия Шерлинга,  заслуженного деятеля искусств России.
Чтобы читатели не обвинили меня в предвзятости по отношению к Юрию Борисовичу, обратимся к оценке творчества Шерлинга знаменитым артистом, всеми уважаемым человеком, строгим ценителем искусства Арменом Джигарханяном:
«Шерлинг – мощная личность... Он явно перенасыщен талантами... Многие из тех, кто знает режиссерские работы Шерлинга, говорят, как жалко, что он оставил театр, такой талант пропадает!.. Мы будем восхищаться им потом. Потом. Как всеми людьми такого типа. В жизненном быту они неудобны, а потом мы скажем: ай-ай-ай! Он могучий талант и человечище. И не случайно я произношу в его адрес слово «бриллиант».
Что же произошло? Почему сегодня Юрий Шерлинг стал едва ли не самым популярным человеком в России? Почему российские СМИ еще недавно захлебывались от восторга, восхваляя творчество Шерлинга, а сегодня не только  ополчились на него, но и поливают грязью, пристегивают к его творчеству, а более всего - к личной биографии - выдуманные факты, настолько отвратительные, что воспроизводить их стыдно.
Ю.Ш.: Блажен, кто верует в объективность российской прессы, порядочность и принципиальность вашей журналистской братии. Особенно если «сверху» (хотя в данном случае всего лишь с замминистерской высоты) прозвучала  желанная команда «Ату!». Дело дошло до того, что комментатор столь уважаемого российского радио «Эхо Москвы» Юлия Латынина, которую я и в глаза не видел, слова ей не сказал, оповестила мир о том, что все публикации в интернете о Шерлинге написаны Шерлингом.
КОРР: И все же, что произошло, почему вы сегодня вдруг стали притчей во языцех?
Ю.Ш.: Мне трудно ответить на ваш вопрос, потому что, собственно говоря, в моей творческой биографии и творческих планах, а для меня это главное, не произошло абсолютно ничего нового.
Просто-напросто меня пригласили в Минкультуры России и предложили временно занять должность исполняющего обязанности ректора Российской Академии театрального искусства (РАТИ-ГИТИС). По результатам недавней проверки ее деятельности были выявлены серьезные недостатки, грозящие отзывом государственной лицензии, и мне следовало принять меры для их ликвидации.
Работа в творческом учебном заведении, даже временная, меня, профессионального театрального режиссера, привлекала, и я согласился, не придав должного значения словам руководителя Федерального агентства по культуре и кинематографии и одновременно профессора РАТИ, фактически командующего ею, Михаила Швыдкова. Прямым текстом он многозначительно предупредил меня: «Эта работа не для тебя».
Я не понял тогда, что дело вовсе не во мне – Шерлинге, нежелательной для Академии фигуре. Аналогичная ситуация неприятия ждет любого чужака для  «академической тусовки», прочно утрамбованной за десятилетие ректорства госпожи Хмельницкой; «тусовки», где рука руку моет, кормит, холит и оберегает от претензий в непрофессионализме. Я же вообще не «тусовщик», а как-то сам по себе.
КОРР: Но почему Минкультуры назначило в РАТИ именно вас, ведь вы никогда не руководили каким-либо театральным учебным заведением ?
Ю.Ш.: Ошибаетесь. Прежде чем состоялся КЕМТ, я почти два года обучал собранных по всему миру молодых непрофессиональных артистов и создал из них единый организм –труппу. Актеры КЕМТа - мои ученики, и по сей день дорожат багажом творческих и профессиональных знаний, ставших для них надежной путевкой в театральный мир. Это относится и к моим ученикам-актерам театра «Школа музыкального искусства», которых буквально «растащили» американские продюсеры во время первых же наших гастролей в США.
Видимо, это и  хозяйственный опыт директора театров, президента Международного негосударственного благотворительного фонда «Дом детей-сирот», банкира, предпринимателя и послужили основанием для моего назначения на должность временного, как бы антикризисного управляющего РАТИ.
Немаловажную роль сыграло и то, что министерство искало человека, не связанного с РАТИ и способного устранить  выявленные там нарушения.
КОРР: Повредит ли вся эта «антишерлинговская  возня» вашим творческим планам?
Ю.Ш.: Ни в коей мере. День спустя после прихода в Академию я обратился к министру культуры с рапортом об отставке с должности и.о. ректора, посчитав невозможным работать в обстановке, когда на тебя оказывается давление и царит полнейшая неразбериха.
А планы? Позвольте их не разглашать. Почему? В  сегодняшней неприглядной возне вокруг  моей персоны я с удивлением увидел  коллег по цеху, которых и не подозревал в недружелюбии. Опасаюсь их. Ведь прямо ли, косвенно ли – это с их подачи СМИ представили  меня «режиссером-неудачником малоизвестного КЕМТа», намеренно позабыв о конной милиции, охранявшей вход в театр «Киноактера» во время наших  спектаклей; о толпе зрителей, силой пробивавшихся в зал Тбилисской филармонии; о сверханшлагах в театрах Ташкента, Минска...
С помощью моих коллег СМИ постарались предать забвению и то, что Великий Гончаров доверил мне, своему ученику, совместную с ним постановку спектакля «Человек из Ламанчи»; что я был режиссером-постановщиком спектаклей в театре Юрия Завадского, в Таллиннском русском драматическом, хореографом спектаклей в “Det Norske Teatrets» в Осло. Что я, пианист, вместе со своей  супругой Олесей, талантливым музыкантом и вокалистом, объездил с сольными концертами весь мир, и нам повсюду сопутствовал успех.
Именно эти «друзья» представили меня СМИ неудачливым режиссером и танцором.
Да, я закончил Хореографическое училище Большого театра, танцевал с великими русскими балеринами в театре имени Станиславского. Я очень люблю балет, в молодости мечтал о большой карьере. Она не состоялась по «не зависящим от меня обстоятельствам» (подробно об этом - в книге «Парадокс»), однако сумел стать профессиональным хореографом, что всегда отмечают в  своих рецензиях самые суровые критики.
В настоящий момент меня больше всего огорчает не возня пауков в банке, а то, что я доверял людям, которых теперь приходится вычеркивать из своей жизни.

Майя Немировская


Комментарии (Всего: 1)

Sherling, zabei na massovku i na ''druzei''.Jivi plavno,dishi spokoino.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *