Джером-стрит

История далекая и близкая
№21 (683)

Почему Брайтон зовётся Брайтоном? Какой секрет таится в названии Эммонс-авеню? В чем провинился человек, давший название Фултон-стрит? И кто такие Крапси, Бенсон, Белмонт, Кнапп и Мермэйд, в честь которых названы улицы? На все эти вопросы вы сможете найти ответы в нашей рубрике, посвящённой истории названия нью-йоркских улиц.

К сожалению, о такой колоритной личности, как Леонард Джером, в Америке не написано ни одной полноценной книги. Более того, во многих биографических справочниках напротив фамилии этой грандиозной личности значится одна единственная фраза: «Успешный финансист. Дедушка Уинстона Черчилля».
Потомок английских иммигрантов Леонард Джером родился в городке Помпи (штат Нью-Йорк) в 1817 году. В детстве он много болел и порой целые месяцы проводил на больничной койке. За хрупкое телосложение ровесники прозвали Джерома «цыплёнком». В школе он постоянно превращался в мальчика для битья и объект постоянных насмешек.
«Я хорошо помню своё 15-летие, которое мы отмечали в узком семейном кругу, - вспоминал Джером в своих дневниковых записках. – На тот момент у меня не было ни одного друга или знакомого. В то время, когда мои ровесники проводили выходные на улице, играя в спортивные игры и встречаясь с девушками, я сидел в своей комнате и читал книги...»
Тяга к знаниям помогла Джерому поступить и с блеском окончить юридический колледж. Будучи новоиспечённым специалистом в мире законов и финансов, он переехал в Рочестер и устроился аналитиком в частную компанию.
Джерому не было и 23 лет, когда о нём узнали ведущие воротилы Уолл-Стрит. «Этот парень скоро станет королём Рочестера, - с завистью говорили они. – За два года ему удалось стать владельцем четырёх частных фирм, лучшим прогнозистом в мире ценных бумаг и самым опасным биржевым игроком в штате Нью-Йоркском».
Заработав немалые деньги в Рочестере, Джером двинулся покорять Нью-Йорк. В 1845 году он получил звание «грозы Уолл-Стрит», когда за один день разорил 78 биржевых игроков. «В нашем деле нет победителей и побеждённых, - говорил финансист. – Мы все хотим забраться на гору с деньгами и избавиться от конкурентов. Биржа – это поле боя. И чем дольше вы сражаетесь, тем выше шансы погибнуть...»
В 1849 году Джером женился на Кларе Холл – дочери английского филантропа и учёного Густава Холла. На свадебной церемонии финансист торжественно произнёс: «Я смотрю в наше семейное будущее и вижу трёх замечательных сыновей, которым предстоит возглавить мою коммерческую империю». На деле же получилось с точностью до наоборот: Клара Холл подарила Джерому трёх дочерей, причём ни одна из них не проявляла ни малейшего интереса к финансовым делам своего отца. Однако одной из них «выпала честь» стать матерью будущего премьер-министра Великобритании Уинстона Черчилля. 
К середине XIX века авторитет Джерома в финансовом мире достиг своих вершин. Многие бизнесмены мечтали заручиться его дружбой и деловой поддержкой. Так, в 1850 году он неожиданно получил по почте бумажный конверт с большой суммой денег и записку со словами: «Мы очень хотели бы видеть вас на нашем семейном ужине. Ваш Фердинанд».
Адресантом столь странного послания оказался бывший одноклассник Джерома и один из тех «садистов», кто издевался над ним в далёком детстве. Влачащий жалкое существование  школьный мучитель хотел, чтобы ныне преуспевающий финансист взял его на работу.
Джером отправил конверт с деньгами обратно, приложив записку следующего содержания: «Вы связались не с тем человеком, Фердинанд. Заберите вашу взятку обратно и запомните: пока жив Цыплёнок, вы не заработаете ни одного цента в радиусе десяти миль от Уолл-Стрит...»
Часть историков приписывает Джерому владение контрольным пакетом акций газеты New York Times, созданной в 1851 году журналистом Генри Рэймондом и брокером Джорджем Джонсом. Якобы деньги на открытие газеты дал именно Джером, но об этом факте не было известно вплоть до 1860 года, пока финансист не потребовал свою долю с процентами.
Другая версия гласит, что Джером не имел к New York Times никакого отношения, за исключением регулярных карточных игр с Джорджем Джонсом. Ведь став одним из самых богатых людей Большого Яблока, азартный финансист проигрывал в карты до 15% своей дневной прибыли, поэтому в каждом закрытом «клубе джентльменов» он был желанным гостем.
Помимо карт, Джером увлёкся яхтами и скачками. Благодаря своему худощавому телосложению и потрясающей реакции, он стал одним из лучших яхтсменов и наездников в штате Нью-Йорк. Он не жалел денег на строительство ипподромов и причалов, чтобы продвигать любимые виды спорта в массы.
Во второй половине 50-х годов XIX века Джером заручился дружбой с Уильямом Вандербильтом – представителем одного из самых знаменитых семейств в Америке. «Уильям именно тот человек, с которым мне хочется общаться вне работы и семьи, - писал финансист. – Иногда мы часами рассказываем друг другу смешные истории, забывая о деньгах и бизнесе. Он - единственный человек, способный поднять настроение такому угрюмому биржевому волку, как я».
В 1877 году Джером стал единственным предпринимателем Нью-Йорка, который владел двумя сотнями бизнесов, включая крупные строительные компании и элитные рестораны. «Я добился всего, чего хотел, и теперь мои рабочие часы свелись к невыносимым размышлениям о том, куда потратить заработанные средства, - говорил он. – В глубине души я даже мечтаю неожиданно разориться...»
Пожилой финансист тратил огромные деньги на строительство школ, театров, приютов для бездомных, и недорогого жилья для малоимущих. Также Джером выделял средства на адаптацию английских иммигрантов в Америке. Например, в 1880 году он взял под свою опеку 68 беженцев из Великобритании, чьи политические взгляды не соответствовали взглядам родного правительства.
Историки, однако, считают главной заслугой Джерома открытие Американской академии музыки (American Academy of Music) в Филадельфии (штат Пенсильвания). Высокую роль этого учреждения в культурной жизни США отметили такие музыкальные гении, как Сергей Рахманинов, Мария Калласс, Пётр Чайковский, Лучано Паваротти, Энрико Карузо, Владимир Горовиц, Артур Рубинштейн и многие другие.
В 70-летнем возрасте Джером отправляется в Англию, чтобы разыскать своих двоюродных братьев и сестёр. Целых два года он проводит в архивах городка Брайтон, исследуя масштабное генеалогическое древо. Поиски родственников так завлекают его, что он решает подарить часть нью-йоркских бизнесов городу.  
«Распорядитесь моей долей в ресторанах и строительных компаниях по своему усмотрению, - писал он мэру Абраму Хьюитту. – Но не забывайте: от моего подарка должны выиграть простые люди, а не зажиточные бизнесмены...»
Хьюитт, будучи предельно честным человеком, увековечил доброе имя Леонарда Джерома, передав часть его бизнесов церквям и благотворительным организациям. В честь этого события сразу шесть городских улиц и авеню были названы в честь Джерома. На сегодняшний момент их осталось только две – Jerome Street в Бруклине и Jerome Avenue в Бронксе. 
Леонард Джером умер в марте 1891 года в возрасте 73 лет. Смерть настигла его в тот момент, когда он изучал семейные архивы. Он попросил служанку принести ему чашку горячего чая, а когда она вернулась, Джером был мёртвым. В кармане покойного нашли завещание, которое он написал ещё за 23 года до своей смерти и постоянно носил с собой. Тело легендарного финансиста захоронено на Гринвудском кладбище в Бруклине. На похороны пришло более двух тысяч жителей Нью-Йорка, которые не знали покойного лично, но слышали о его добрых делах...


Комментарии (Всего: 1)

Жаль,что по некоторым данным-он не еврей.Было бы хорошо,если бы предок Черчилля был евреем

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *