Карибский развод

Советы специалистов
№21 (683)

Считается ли действительным в Америке развод, совершенный на Карибских островах, так называемый Карибский развод?
Мы попросили нашего постоянного автора, адвоката Петра Самойловича Рабиновича прокомментировать этот вопрос. Он любезно предоставил нам главу из готовящейся к изданию в «Либерти» книги «Я защищал в Москве и Нью-Йорке». Желающим ее приобрести следует обратиться в издательство «Либерти» по тел. 212-213-2136.
Факты, приведенные в этой главе, а также имена являются подлинными.
Смирновский треугольник
В отличие от Бермудского в Смирновском треугольнике никто бесследно не пропадал – совсем наоборот. Все жили мирно и счастливо в большой квартире из пяти спален на 7-й авеню в Нью- Йорке: сам глава треугольника, эмигрант из бывшего СССР Николай Смирнов и две его законные жены – испанка Анунсия и китаянка Ли.
Позвольте, скажет просвещенный читатель, – не в Эмиратах же живем, а в Америке, где многоженство запрещено. Ну была у него, скажем, одна законная, а другая – гелфренд - так на здоровье, а чтобы две законные жены, это уже слишком, перебор.
За мной, читатель, как писал классик, и я расскажу тебе, как Николай Смирнов, приехавший из СССР в 1980 году, сумел одновременно состоять в двух браках и пользоваться ласками и любовью двух жен.
Брак первый – с испанкой.
Николай Смирнов родился в России в 1920 году, а Анунсия – в Испании в 1929 году. В 1983 году, вскоре после приезда Анунсии в Америку, они вступили в брак.
Поскольку Анунсия полностью зависела в получении грин-карты от Смирнова, она безропотно подписала предложенный им документ, который состоял из обязательства обеих сторон в равной степени оплачивать жилье, питание и все прочие домашние расходы, а также иметь отдельные счета в банке. Если бы на этом все закончилось, можно было бы предположить, что Смирнов руководствовался исключительно идеями всеобщего равенства, провозглашенными Великой Французской революцией. Однако дальнейшее ознакомление с этим документом свидетельствует о том, что Смирнов отступил не только от этих идей, но и от законов Америки. Так, Анунсия безропотно дала обязательство не возражать против развода, если Смирнов пожелает этого, согласилась освободить квартиру в течение 30 дней после развода и не требовать от мужа никаких алиментов и других выплат.
Несколько забегая вперед, скажу, что все эти кабальные условия никогда не были бы поддержаны Американским судом, ибо жена не может отказываться от тех прав, которые принадлежат ей по законам Америки: оспаривать развод, получать алименты, требовать раздела имущества, в том числе и жилья. Но Смирнов, видимо, понимал это и в Америке разводиться не собирался. Через два года он повел Анунсию к сладко говорящему на родном для нее испанском языке, тщательно одетому доктору Фернандо Корнеллио, отрекомендовавшемуся доминиканским адвокатом. За солидную сумму он брался оформить в кратчайшие сроки для сеньориты и сеньора развод в Доминиканской республике.
Анунсия разводиться не собиралась, но тут Смирнов помахал перед ее носом известным обязательством, и она в который раз безропотно подписала доверенность на имя доктора Фернандо Корнеллио, уполномочивавшую его представлять ее интересы в бракоразводном процессе в Санто-Доминго.
Вскоре Смирнов заявил, что отправляется в Санто-Доминго за разводом, однако злые языки утверждают, что он просто съездил в Россию навестить родных.
Как бы то ни было, но домой Смирнов вернулся с внушительной бумагой, украшенной цветистыми печатями и лентами, и заявил Анунсии, что это и есть документ о разводе. И в него поверила не только она, но и Иммиграционная служба США, выдав грин-карту второй жене Смирнова. Но об этом речь дальше.
Развод же пока не имел для Анунсии никаких негативных последствий. Она не только не выехала из квартиры в течение 30 дней после развода, как было обусловлено кабальным соглашением, но продолжала оплачивать половину арендной платы и всех прочих расходов. Может быть, это и нужно было Смирнову: одна жена оплачивает половину расходов, а другая...
Брак второй – с китаянкой.
Ну где, дорогой читатель, мог Смирнов поместить следующее объявление:
«Степенный русский, гражданин Америки, финансово независимый, имеющий прекрасную квартиру в центре Нью- Йорка, ищет подругу жизни»?
В русской газете? Польской? Английской? Вот и не угадали. В китайской.
Но почему именно в китайской, спросит ошеломленный читатель? Эту тайну Смирнов унес с собой. Но я лично думаю, что с китайской претенденткой на руку и сердце у Смирнова ассоциировалась китайская стена, которую необходимо было воздвигнуть между двумя женами.
Как бы то ни было, на объявление, помещенное в китайской газете, откликнулась мисс Хуан Ли, только что прибывшая в город Большого Яблока из китайской провинции Сихуань, где она родилась. Языковое различие не помешало любви с первого взгляда, и вскоре Ли въехала на жилплощадь Смирнова и по праву молодой жены - в его спальню.
Со свойственной испанкам темпераментом Анунсия устраивала скандалы и драки, стремясь вытеснить китаянку-соперницу не только из спальни мужа, но и из квартиры вообще.

Однако хозяин Смирнов железной рукой наводил порядок, всегда защищая молодую жену. Наконец молодые отправились под венец: в декабре 1992 года брак был зарегистрирован в городской мэрии... Смирнову в то время было 72 года, а мисс Ли – 31 год, то есть невеста была моложе жениха на 41 год. Вот так, знай наших!
Нужно отдать должное Смирнову – он не только не получал от молодой жены денег, но совсем наоборот – покупал миссис Ли недорогие подарки в придачу к грин-карте, которую китаянка приобрела как его жена. Когда Смирнов занемог, обе жены в течение полутора лет нежно и заботливо в четыре руки за ним ухаживали, причем особенно старалась старшая жена Анунсия. Обе искренне оплакивали кончину любвеобильного мужа. Первой пришла в себя испанка. Утерев слезы, она помчалась в офис социального обеспечения требовать назначения пенсии, полагающейся ей как вдове американского гражданина. Там она узнала, что китаянка еще быстрее вытерла слезы печали и побывала раньше испанки в этом же офисе, потребовав назначения пенсии именно ей как вдове американского гражданина Смирнова, размахивая в подтверждение своего права на пенсию знаменитым доминиканским разводом, увешанным красными лентами и коричневыми печатями. Увы, сотрудники офиса не взялись решать, кто был настоящей женой господина Смирнова, и посоветовали обеим женам обратиться в суд за разрешением этого сложного вопроса. Так в Нью-Йоркском суде возникло дело Анунсии Смирнов против Хуан Ли Смирнов о признании недействительным брака китаянки со Смирновым.
Легко понять, что исход этого дела зависел от того, признает ли суд действительным доминиканский развод Смирнова с Анунсией.
Доминиканские разводы обожают состоятельные нью-йорские мужчины, которым нужно быстро и безболезненно отделаться от старой опостылевшей жены и быстро жениться на молодой длинноногой блондинке, которая долго ждать не может.
Делается это примерно так. Откупившись наличными либо обещаниями от старой жены, муж ведет ее к доминиканскому адвокату, которыx много в Нью-Йорке (вроде доктора Фернандо Корнеллио). В этом офисе жена подписывает доверенность на имя адвоката, которой уполномочивает его представлять ее в суде далекого острова, и заодно там излагаются условия договора о расторжении брака– ничего не требую, не прошу и т.п.
Заxватив доверенность старой жены и молодую блондинку, муж едет с ней в шикарный отель на берегу одного из карибскиx островов, скажем, в Доминиканскую республику. Прервав упоительный отдыx с блондинкой на несколько часов, он отправляется в столицу острова, где в суде его ждет вечно улыбающийся доктор Корнеллио либо его коллега. Суд длится полчаса. Интересы жены представляет этот доктор, который на все вопросы отвечает «си» (да). Судья произносит длинную фразу на испанском языке, стучит игрушечным молоточком, и еще через полчаса ласковый доктор Корнеллио вручает украшенный печатями и лентами документ о разводе. Стоит это все дорого, но блондинка ждет на пляже, она уже начинает флиртовать с бизнесменом из Бельгии, так что муж вовремя поспел со своим разводом, и горечь расставания со старой женой подслащивается медовой неделей с молодой. А как нью-йоркские суды относятся к таким разводам? Признают ли они иx действительными на территории Америки? Должна ли старая жена, например, Анунсия, считать себя разведенной? Или ей нужно игнорировать заморский развод и все еще считать себя женой Смирнова? Нью-йоркские суды по отношению к решениям судов государств, с которыми Америка не имеет договоров о правовой помощи, руководствуются принципом comity, т.е. взаимного признания и уважения.
Конечно, бывшая жена может оспорить в суде решение суда иностранного государства о разводе, но нью-йоркские суды только в двуx случаяx признают такое решение недействительным: если довереность на имя доктора Корнеллио или его коллеги и согласие на развод получены обманным путем, либо если решение о разводе противоречит основам правопорядка штата, например, жена ввиду отказа от получения аллиментов станет иждивенкой государства.
Поскольку обман надо доказать фактами, у нашей Анунсии было мало шансов добиться в суде признания недействительности развода. Но здесь ей неслыxанно повезло. Милый и ласковый доктор Фернандо Корнеллио на ее счастье оказался рядовым мошенником. Поняв из разговора со Смирновым, что тот не собирается еxать в Санто-Доминго и лично присутствовать на суде, он решил обмануть обоиx - и Смирнова, и Анунсию. Видимо, договорился с каким-то клерком выписать решение о разводе и украсить лентами и печатями без оформления развода в суде, а может быть, у него в офисе была пачка такиx бумаг. А может быть, так было задумано и самим Смирновым – не доводить развод до конца, а только создать видимость.
Во всяком случае, Консульство Доминиканской республики в Нью-Йорке, куда обратилась настырная Анунсия, сообщило, что бумага о разводе является фальшивой, несмотря на обилие на ней лент и печатей...
 А раз так, решил суд Нью-Йорка, следует считать Анунсию единственной законной женой Смирова, а его брак с мисс Ли признать недействительным...
Очевидно, это решение суда помешает мисс Ли получить пенсию за Смирнова, но, я думаю, что это не помешает ей пользоваться в дальнейшем шикарной квартирой в Нью-Йорке, и она не лишится гражданства США – в конце концов, она искренне считала себя женой Смирнова и фактически была ею.


Комментарии (Всего: 1)

Если вы имеете свидетельство о браке выданное в РОссии или СССР, то никаких данных о вашем семейном статусе в американских компьютерах нет. Кто хочет может проверить. Желающие жениться при жене могут жениться ещё раз.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *