Всевышней волею Зевеса...

В мире
№20 (682)

Говорят, что генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун осудил «Хезболлу». Почему – «говорят»? Да потому, что это похоже на то, как обычно распространяются слухи. Всегда находится человек, который слышал, что кто-то что-то сказал. Но найти того, кто слышал передаваемое своими ушами, обычно не удается.

О высочайшем осуждении мир узнал из заявления господина по имени Терье Род-Ларсен. Этот господин является посланником Пан Ги Муна, специально отряженным для того, чтобы наблюдать за выполнением резолюции Совета Безопасности ООН, принятой в 2004 году, в которой содержался призыв к «Хезболле» и всем другим ливанским группировкам немедленно разоружиться и распустить своих боевиков.
Конечно, такая резолюция имела место быть. Помнится, за номером 1559. И действительно, она призывала разоружиться «немедленно». Это было пять лет назад. Давненько, конечно, но ведь было же...
Вторая мировая война началась в 1939 году и завершилась в 1945-м. В этой войне странам западной демократии и примкнувшему к ним Советскому Союзу противостояли экономики и вооруженные силы стран «оси», с которыми не может сравниться ни ливанская экономика, ни спонсирующие все незаконные вооруженные ливанские формирования экономики Сирии, Ирана и всех других сочувствующих им стран. И что же? В течение всех пяти лет, прошедших с принятия «исторической» резолюции номер 1559, о которой говорили, что она «в корне меняет ситуацию», ни сама ООН, ни одна из стран-членов Совета Безопасности, никто не озаботился наблюдением за тем, что и как выполняется. Что экстраординарного произошло в недрах ООН, почему вдруг вспомнилось и о Ливане, и о «Хезболле», и о той самой резолюции? Не ищите объяснения этому, ломая голову политологическими анализами и прогнозами. На этом пути вы ничего не обрящете. Искать и находить надо там, где еще не было и речи о политике и политологии. Все кроется в вечных причинах, побуждающих людей на то или иное действо.
Для того чтобы пояснить свою мысль, я предлагаю читателю на некоторое время окунуться в прошлое. Достоевский считал, что и он сам, и его современники-писатели вышли из «Шинели» Гоголя. Вполне возможно, что так оно и было – Федор Михайлович, наверное, знал, о чем говорил. Однако, по большому счету, копать надо глубже, туда, где в далекие античные времена складывалось то, что позже весьма компактно разместилось в не очень толстой книжке под названием «Мифы древней Греции», из которой ныне любой может узнать о структуре общества, населявшего Олимп. Верховодил там Зевс. Ему были подвластны не только люди, но и боги более низкого ранга. Если Зевсу надо было явить свою волю людям, он крайне редко появлялся перед ними сам. Чаще всего он посылал менеджера среднего, а то и низшего звена. Почему? Внимательное чтение «Мифов» дает на этот вопрос четкий ответ: потому что, не зная, что будет происходить дальше (жесткий детерминизм не был присущ ни человеку античного времени, ни тем более богам, которых они видели над собой), Зевс посылал на контакт с людьми тех, чьи заявления он мог впоследствии, говоря современным языком, дезавуировать.
Так вот, прежде всего «Зевс», то есть, прошу прощения,  генеральный секретарь ООН, заступивший на этот пост в 2006 году, не несет личной ответственности за принятие той резолюции, которая пять лет назад требовала от ливанских террористических группировок немедленного разоружения. Это первое. И, пожалуй, самое в данном случае главное. Делегируя своему посланнику право сделать заявление, требующее разоружения «Хезболлы», Пан Ги Мун, в крайнем случае, возлагает вину за невыполнение соответствующий резолюции на своего предшественника Кофи Аннана, чей авторитет среди членов мирового сообщества таким заявлением подорвать невозможно, – он, этот авторитет, был крайне низок еще во время нахождения Аннана в должности генсека.
 Можно, однако, говоря о неэффективности ООН, подорвать авторитет самой этой организации, а этого генсеку тоже очень не хочется – зачем рубить сук, на котором сидишь? Вот тут-то господину Пан Ги Муну и помогло обращение к тем принципам, которым следовал Зевс на своем Олимпе – мнение генсека было озвучено не им самим, а его посланником Терье Род-Ларсеном.
Что же нового сообщил посланник? Может быть, он осудил программу «Хезболлы»? Или те действия, которые эта организация практикует? Давайте посмотрим. Генсек «встревожен признаниями» со стороны «Хезболлы», в которых она говорит о той поддержке террористам, действующим в Газе, которая осуществляется с территории Египта. Как оказалось, генсек счел это «несанкционированным вмешательством» во внутренние дела Египта.
Я не поленился поискать в интернете материалы, касающиеся «санкционированного» вмешательства, и не нашел ничего, кроме «миротворческих» военных акций, коих за всю историю ООН было раз-два и обчелся. Действия «Хезболлы», причем ни в Египте, ни там, где эта организация базируется – в Ливане, не соответствуют миротворческим задачам. Скорее, наоборот.
Дальше – больше. Посланник говорит о том, что генсек «призывает «Хезболлу» прекратить любую военную деятельность за пределами Ливана, а вместо этого завершить свою трансформацию в исключительно ливанскую политическую партию».
Пусть меня простят политологи, но я, честно говоря, не могу найти никакого объяснения той путанице, которую вносит в практику международных отношений господин Род-Ларсен (или пославший его господин Пан Ги Мун?).Что это за альтернатива – либо занятие «любой военной деятельностью за пределами Ливана», либо «трансформация в исключительно ливанскую политическую партию»? И что это за невнятное «завершить»? Разве «Хезболла» уже была замечена в подобной трансформации?
Всем этим античным чудесам есть одно объяснение. Оно тривиально до неприличия. Из него следует, что ООН просто не знает, чем заняться. О программе третьего тысячелетия пришлось на время забыть из-за мирового финансового кризиса. С борьбой против расизма из-за выступления Ахмадинеджада в Женеве получился полный конфуз. Мирный процесс на Ближнем Востоке, если только происходящее там можно назвать «мирным процессом», происходит без видимого участия ООН. И только надежда на то, что невиданные прежде инициативы президента США Барака Хусейна Обамы, если и не изменят ситуацию здесь, то хотя бы как-то встряхнут участников «процесса», заставят ооновских чиновников реагировать на эти инициативы. Что в переводе на обычный язык означает – следовать в фарватере Обамы. А это, в свою очередь, значит: надо сочувствовать ключевым фигурам, которым Обамой отведена главная роль в его инициативах. Египет является как раз такой фигурой.
Зевс был могучим и непостоянным. Об Организации Объединенных Наций не скажешь, что она могуча. А вот непостоянства у нее не отнять. Потому и сомнительные с точки зрения престижа ее руководства заявления это руководство поручает делать чиновникам низкого ранга. С тех много не возьмешь.