Киево-Хевронские корни американской астронавтки

История далекая и близкая
№18 (941)
Мог ли кто-нибудь предположить, что девушка, выросшая в еврейской религиозной семье, станет астронавтом? Да и она сама до определенного момента не помышляла об этом. И, наверное, раньше, чем она выбрала эту профессию -современную, увлекательную, но и опасную, — космос выбрал ее…
 
На свет Джудит появилась в Кливленде, но практически сразу же после ее рождения, семейство перебралось в Акрон. Происходила она из семьи эмигрантов, дед родом был из Киева. В двадцатых годах прошлого века он с семьей уехал из Украины в тогдашнюю подмандатную Палестину.
 
В еврейском ишуве родился будущий отец Джудит — Марвин. Родители отдали его в религиозную школу Хеврона. Но после еврейского погрома, учиненного в 1929 году в этом городе арабами при попустительстве британской администрации, семья Резник приняла решение отправиться на поиски лучшей жизни за океан. Дед Яков работал (в точном соответствии со своей фамилией) резником при синагоге в Кливленде. Марвин выучился на оптометриста, женился и стал отцом двух детей — дочери, которую назвали Джудит, и сына Чарльза.
 
Детские годы у сестры и брата трудно назвать светлыми, если не считать таинственного мерцания свечей, зажигавшихся в доме у бабушки, где семейство собиралось на субботнюю трапезу. Мать — Сара — женщина властная и упрямая, постоянно ссорилась с мужем из-за разногласий по поводу воспитания ребят. А поскольку в эту пору жизни юные создания особо впечатлительны, конфликты в семье оставили отпечаток в душе Джудит и Чарльза на всю последующую жизнь.
 
Джудит посещала еврейскую воскресную школу, прошла обряд бат-мицвы в синагоге Аркона. В 1966 году окончила уже обычную школу с отличными результатами по математике, хотя подавала большие надежды и как пианистка, успешно обучаясь музыке. Поступила в университет Питтсбурга, получив в 1970 году диплом инженера-электрика. Но круг творческих интересов Джудит был гораздо шире. Она успевала всюду — посещала курсы риторики, участвовала в студенческом самоуправлении, слушала лекции по еврейской истории, религии, этике и традиции.
 
Первым ее увлечением стал Лен Нами (в некоторых источниках — Нахми) — наполовину ирландец, наполовину ливанец. Набожные родители Джудит не допустили, чтобы их отношения закончились браком, но дружеские связи с человеком, подарившим первую в жизни любовь, она сохранила и после того, как пошла под хупу — ее избранником стал однокурсник Майкл Олдак.
 
Свадьба была сыграна в 1970-м. Молодые переехали в Нью-Джерси и начали работать на инженерных должностях в известной фирме “Ай-Си-Эй”. Казалось бы, общность профессиональных интересов должна сцементировать семью. Но в данном случае этого не произошло: нашла коса на камень — супруг мечтал поскорее стать отцом, а Джудит была увлечена карьерой и прерывать работу ради материнского счастья не хотела. В итоге в 1974-м Олдак и Резник официально развелись. Через три года Джудит защитила докторскую диссертацию в университете Мериленда.
 
Тот год изменил судьбу Джудит. Летом 1977-го Американское космическое агентство объявило набор в отряд астронавтов, указав, что зачисляться будут и женщины. Резник подала заявление, оказавшись одной из тысячи представительниц слабого пола, откликнувшихся на призыв НАСА. Ей дали понять, что шансы у нее малы, несмотря на докторскую степень.
 
Предпочтение отдавали дамам, имеющим летные навыки и лицензию летчицы. И тут на горизонте вновь появился упомянутый уже Лен Нами, ставший к тому времени профессиональным летчиком и летавшим на канадских авиалиниях.
 
Устремленность к цели сделала свое дело: на главном экзамене по теории и практике полетов Джудит набрала 100 баллов из 100, а на двух остальных — по 98 из 100. Из того призыва в НАСА были приняты шесть женщин, в том числе и Резник. В январе 1978-го она стала кандидатом в астронавты, а в августе 1979-го завершила обучение на годичных тренировочных курсах.
 
Прошло еще несколько лет. В конце января 1983 года Джудит сообщила отцу, что ее включили в качестве бортинженера в состав экипажа корабля, который совершит полет летом 1984-го. Перед тем, как подготовка к старту вступила в заключительную фазу, Марвин с дочерью посетили раввина синагоги “Бейт-Эль” в Акроне, получив от него благословение. Понаблюдать за стартом Джудит пригласила мать и брата, Лена Нами и его родителей, а также бывшего мужа Майкла. “Земля выглядит здорово!” — прозвучал в эфире вскоре после выхода шаттла на орбиту голос Джудит. Помимо нее, в космос тогда отправилось пятеро мужчин.
 
По команде, поданной Резник, в этом полете была выдвинута опытная конструкция солнечной батареи длиной в 32 метра. Она участвовала в запуске с борта корабля “Дискавери” спутника связи. Четко и решительно действовала бортинженер, когда в ходе полета возникла нештатная ситуация: в наружной части космического челнока образовался плотный ледяной нарост.
 
С помощью дистанционного манипулятора Резник под руководством командира корабля Генри Хартсфилда сбила огромную “сосульку”, создавшую реальную опасность для системы теплозащиты шаттла. “Джудит была лучшей из нас”, — заявил Харсфилд на пресс-конференции по возвращении экипажа на землю спустя 144 часа 57 минут после запуска “Дискавери”.
 
Через десятилетия после этой экспедиции в космос появились сообщения, согласно которым Резник приняла участие в секретном эксперименте по зачатию в невесомости. Утверждалось, что Джудит и член экипажа Роберт Маллейн, не будучи любовниками, а являясь исследователями, совершили первый в космическом пространстве половой акт с помощью прибора искусственной гравитации “Роквелл”.
 
На землю была передана ценнейшая информация. Но далее, со ссылкой на биолога Карен Смит из группы руководства полетом, сообщалось, что сразу после приземления Резник была госпитализирована — у нее началось обильное кровотечение, которое Карен объяснила сексуальным стрессом и большой перегрузкой.
 
Было подмечено, что ее и Маллейна гонорар за дни полета на 200 тысяч долларов превысил сумму, выплаченную остальным членам экипажа. Вот — статистические данные, появившиеся в издании “ShuttleFights”: половые дисфункции у мужчин-астронавтов, летавших на космических челноках, возникали в 63-х, а у женщин — в 80-ти процентах случаев. И еще: ни одна из американок, побывавших в околоземном пространстве, впоследствии не стала матерью.
 
В свой второй полет Джудит получила назначение 29 января 1985 года. В состав нового экипажа включили и первого “простого гражданина США” — учительницу Кристу МакОлифф, которой предстояло провести школьный урок с орбиты. Этого широко разрекламированного события с нетерпением ожидала вся Америка. И хотя Резник не одобряла проект НАСА по участию в полетах астронавтов-непрофессионалов, но, тем не менее, консультировала Кристу и опекала ее во время тренировок на реактивном “Боинге”.
 
“Челленджер” стартовал 26 января 1986 года. Среди зрителей, наблюдавших за взлетом, были Марвин и Сара Резник. На 74-ой секунде корабль на глазах у родных и близких семерых членов экипажа вдруг превратился в облако белого дыма. Как выяснилось, из-за низкой в этот холодный день температуры не выдержала огнеупорная прокладка на одном из двух твердотопливных ускорителей, и “Челленджер” разрушился.
 
Соединенные Штаты погрузились в траур...
 
В одном из интервью, когда речь зашла о ее еврейских корнях, Джудит Резник, симпатичная и обаятельная, смотревшаяся как профессиональная актриса, сказала журналистам, что корни эти глубоки и прочны, и она никогда не думала от них отрываться. На поминальной молитве в синагоге города Акрон — там, где для Джудит был проведен обряд бат-мицвы, где она стояла потом под хупой, — губернатор штата Огайо сказал: “Она знала, что будет в космосе, как дома, и навсегда осталась в нем”.
 
А на земле ее барельеф выбит на памятнике погибшему экипажу на Арлингтонском национальном кладбище. Ее имя увековечено на плите “Космического зеркала” — монумента памяти о героических первопроходцах Вселенной на мысе Канаверал (там же позднее появилось и имя первого израильского астронавта Илана Рамона). Американский конгресс удостоил Джудит посмертно “Космической медали почета”, а Американский Институт инженеров по электротехнике и радиоэлектронике (IEEE) установил премию имени Джудит Резник.
 
Фрэдди ЗОРИН
“Время евреев” (приложение к газете “Новости недели”)