МАТ И ШАХ ДЛЯ СЛЕДСТВИЯ

В мире
№13 (675)

Журналист Муратов в матерных выражениях высказался о статье журналиста Речкалова – в ответ журналист Речкалов назвал журналиста Муратова подлецом.
Публично, в блоге “Новой газеты”.
Когда откровенный грязный мат появляется в интернет-пространстве от имени уважаемого в демократических кругах издания, – говорить не о чем. Непечатное слово потому и непечатно, что в устной речи иногда может быть и уместно, но в напечатанном виде отвратно, не отмоешься. Хотя многие сейчас считают: “А чё такого, ну бывает, сорвался, довели...”
В журналистских кругах, в прессе яростно обсуждают суть спора.
Суть спора тоже – не в пользу “Новой газеты”, на мой взгляд. Тем более обидно, что конфликт связан с именем обозревателя “Новой” Анны Политковской.
Газета “Московский комсомолец” напечатала статью Вадима Речкалова “Убить мало”. Он обнародовал “видеопрезентацию”, которую подготовило следствие. Если учесть, что следствие должно было установить убийц Анны Политковской, то логично ожидать, что “видеопрезентация” рассказывает об обвиняемых, о братьях Махмудовых. Ничего подобного. Она посвящена личности Анны Политковской. Точнее – дискредитации Анны Политковской. В ней приводятся – со шрифтовым выделением, большими буквами - слова президента Путина о том, что Политковская своей смертью нанесла стране больше вреда, чем своими статьями. Показывается американский паспорт Анны, приводится текст клятвы, в которой она отрекается от России и обязуется служить только Америке. Перечисляются ее международные премии, в том числе и вымышленные, вымышленные огромные суммы, долженствующие, видимо, произвести впечатление на присяжных, скромных российских тружеников.
Этот бред появился в информационном поле сразу же после убийства Анны – на сайтах известного толка, в пасквильном романе одного писаки, бывшего рьяного демократа, изобразившего некую продажную журналистку Аллу Поллитровскую.
Каким образом гнусное варево перекочевало в материалы следствия? Теперь так у нас работает юстиция?
Почему-то многие публицисты не задались этими элементарными вопросами - зато обрушились на Вадима Речкалова. Логика непостижима. Речкалов выполнил изначальный долг журналиста - обнародовал ИНФОРМАЦИЮ. Как ее станут толковать – дело публики.
Затем Речкалов уже как публицист объяснил читателям на пальцах: следствие, обязанное быть на стороне Анны Политковской, работало ПРОТИВ НЕЕ.
Главный аргумент оппонентов Речкалова такой: данная часть видеопрезентации на суде не фигурировала, ее не показывали присяжным, промотали вперед. Раз так, то нечего о ней и упоминать. А поскольку Речкалов обнародовал, значит, сработал по заданию спецслужб, чтобы опорочить Анну.
Полагаю, то, что эту часть не показали в суде, не имеет значения. Какие там у них были соображения, не наше дело. Может, постеснялись, может, получили приказ. Главное, грязный компромат ЕСТЬ В ДЕЛЕ. Так сказать, сохранен для потомков, для историков.
Речкалов не стал ждать суда времени – он для нас, современников, раскрыл мерзейшую подоплеку следственных махинаций.
За что же обрушилась на него значительная часть нашей демократической публики? Вплоть до некоторых правозащитников, чья репутация безупречна.
Уму непостижимо. Разве что за долгие годы многие из нас пропитались партийной идеологией. Добро бы это был просто девиз: кто не с нами – тот против нас. Здесь ситуация изощренней: есть информация, которая работает на нас, а есть такая, что против. И ее ни в коем случае нельзя разглашать, потому что народ не разберется, не поймет, и т.д. 
Почему они решили, что информация Речкалова работает против Анны Политковской, трудно судить. Каждый понимает в меру своего мышления. Но партийная непримиримость очевидна. Оправдание братьев Махмудовых раскололо сообщество. Его сравнили даже с процессом Веры Засулич: “Либеральная общественность с восторгом сообщает, что государство в этом деле опять обделалось. Констатировать это для определенной части публики, видимо, важнее, чем найти убийц Политковской. На мой взгляд, в этом деле обделалось либеральное общественное мнение. В 1878 году оно оправдывало хотя бы восторженную барышню Веру Засулич. В 2008 году оно с восторгом оправдывает подполковника ФСБ и братьев Махмудовых. Последствия либеральной наивности образца 1878 года мы расхлебывали начиная с 1917-го. Последствия нынешней наивности либералов, которые позволяют себя использовать любому, кто скажет: “Меня обидел кровавый режим”, – могут быть для России не менее тяжелыми”.
Не только лексика, но и логика натяжек и передергиваний – как будто из дремучих листков определенного толка. Увы, вовсе нет. Газета достойная, а имени автора не называю из глубочайшего уважения к ее другим работам, точным и глубоким расследованиям, ярким по слову и острым по мысли.
Что случилось? Подвело, полагаю, соскальзывание в партийность. Оправдание братьев Махмудовых значительная часть либеральной общественности восприняла как неправомерное. И стала обвинять другую часть либеральной общественности в злорадстве: “Государство... опять обделалось”.
Злорадство не злорадство, назвать можно как угодно, а что делать: требовать, чтобы Махмудовых посадили? На основании чего? На основании ПРЕДПОЛОЖЕНИЙ следователя Петроса Гарибяна? Не преувеличиваю.
В интервью газете “Известия” руководитель следственной группы ЮРИСТ Гарибян так и говорил: “Телефонные соединения (счета) братьев Махмудовых между собой на месте происшествия подтверждают их причастность к убийству Политковской... Тот же биллинг показывает: Ибрагим в это время находился на маршруте, по которому потерпевшая обычно возвращалась домой”.
“Следил за ней?” - спрашивает корреспондент.
“Вполне возможно сделать такое предположение”, - отвечает юрист и государственный блюститель закона.
Журналисты “Новой газеты” решительно встали на сторону следствия.
Если сажать людей исходя из убежденности публики и предположений, то за что, спрашивается, боролась все эти годы и продолжает бороться “Новая газета”?
Разумеется, журналисты имеют право предполагать. Проводить параллели. Допустим, с делом об убийстве заместителя председателя Центробанка Андрея Козлова. Там ведь тоже обвиняемые вели себя как последние ...непрофессионалы. Они и были непрофессионалами. Их слежка за Козловым зафиксирована везде, где только можно – от камер видеонаблюдения до телефонных переговоров. Один из осужденных, Алексей Половинкин, потом сказал: “Я еще думал, какой идиот платит нам по 2,5 тысяч долларов в месяц за слежку? А сейчас понимаю, что идиотами были мы. Наша роль была в том, чтобы следить и наследить. Настоящие убийцы использовали нас для того, чтобы навести на нас подозрение, а себе создать алиби”.
На сленге мастеров тайных операций это называется “подстава”.
А еще у них есть такие выражения: “Разводка... Развели, как лохов...”
Это относится не только к братьям Махмудовым.
Москва


Комментарии (Всего: 1)

Алексей Половинкин, потом сказал: “Я еще думал, какой идиот платит нам по 2,5 тысяч долларов в месяц за слежку? А сейчас понимаю, что идиотами были мы. Наша роль была в том, чтобы следить и наследить. Настоящие убийцы использовали нас для того, чтобы навести на нас подозрение, а себе создать алиби”. Братья Махмудовы тоже так заявляли? Другие улики им тоже подбросили, машину, следы на сидении, видео? Все это подтверждает причастность братьев к преступлению, так же как фрагмент “видеопрезентации” и не только но и вся возня вокруг процесса показывает, что в раскрытии преступления власти не заинтересованы. Да.
“Видеопрезентация” приведенная в статье Речкалова еще более ясно показывает, что не поиском истины руководствуется система власти и подчиненная ей юстиция, а политической целесообразностью. Это уже не ошибка следствия элементарно, а серьезный системный подход к взаимоотношеню в обществе, где судьба человека ничто, а некие гос.-власть. ценности все.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *