Принудительный отдых на лоне кризиса

В мире
№12 (674)

В Израиле больше половины предприятий и фирм страны уже переведены на четырехдневную рабочую неделю. Принудительно, ради экономии. Ибо кризис...
Для подавляющего большинства работающих израильтян потеря одного рабочего дня в неделю или четырех с лишним дней в месяц означает потерю пятой части трудовых доходов. Арифметика простая и жестокая: зарплата наемных работников уменьшилась на 20 процентов, чего не скажешь о выплатах по ипотечным и прочим ссудам, которым простой израильтянин обвит, как Лаокоон змеями.
Однако пока никто не ропщет: лучше расстаться с несколькими сотнями, даже тысячей-другой шекелей в месяц, чем вообще потерять место. Заработки, может быть, еще вернутся, а новую работу, если тебе не девятнадцать и ты не уникум, уже вряд ли найдешь. И ведь огромное число бедолаг уже оказались у ворот своих заводов и фабрик, компаний и контор. На севере страны, в маленьком городке Хацор ха-Глилит, закрылось единственное предприятие “При-Галиль”, других вариантов трудоустройства для сотен его работников нет нигде в округе. А это значит, что семьи простых работяг будут обречены на суровую нужду и, возможно, даже на голод. Рабочие “При-Галиль” заперлись на территории завода и устроили там бессрочный митинг. Неподалеку, тоже на севере страны, жгут покрышки рабочие птицекомбината “Оф ха-Эмек”. Их, по 30-40 лет потрошивших кур и индеек, сегодня самих сделали пищей Молоха по имени Кризис-2009. Найти новое место в таких заповедниках безработицы, как Афула, Мигдаль ха-Эмек или Нацрат-Илит, откуда все уволенные, не светит ни одному из них.
Ничего хорошего не ждет и жителей юга страны. На днях экономические издания опубликовали результаты опроса, проведенного Объединением промышленников Израиля среди руководителей заводов и фабрик юга страны. Судя по ним, 58% владельцев предприятий собираются уволить до 15 процентов работников до конца нынешнего квартала, всего же к началу апреля будут выброшены на улицу 2.5-3 тысячи человек. Цифра, может быть, не впечатляющая жителей большой державы, но для маленького Израиля и особенно для его слаборазвитого, запуганного палестинскими обстрелами и заброшенного правительством юга это – почти катастрофа.
Ошибкой было бы думать, что в Израиле кризис ударил только по простым рабочим, небогатому фабрично-заводскому люду. Тысячи классных специалистов, привыкших жить на широкую ногу, теряют работу в компаниях высоких технологий. Например, на днях израильский филиал всемирной компании Comverse разослал письма об увольнении сотням своих сотрудников, а чуть ранее лишились мест многие работники фирмы  Orbotek. Другие компании хай-тека - Infinity IT, Impactia - уволили в последнее время большую часть своих сотрудников. Еще в начале года руководители предприятий высоких технологий предупреждали, что будут вынуждены избавиться   как минимум от 10 тысяч человек, но, похоже, итоги марта-апреля перекроют январский прогноз. “Последний писк сезона”: уволенные сотрудники хай-тека устраиваются в школы учителями физики и математики. До кризиса хорошего школьного предметника было днем с огнем не сыскать, теперь же, глядишь, год-два или больше еврейских ребят будут учить доктора физико-математических наук или дипломированные программисты. А то в последнее время хваленые израильские вундеркинды скатились на международных физико-математических олимпиадах до постыдно низких мест.  
На мрачном фоне кризиса нет-нет да и блеснет лучик настоящего еврейского благородства. На днях руководитель Банка Израиля, репатриант из США Стэнли Фишер объявил, что он и дюжина его ближайших соратников с марта этого года уменьшают свое жалованье на 5%. Формулировка: «В связи с экономическим кризисом в стране».
Но почему только пятью процентами решили пожертвовать высоконравственные чиновники, когда у прочих тружеников потери составляют полные двадцать? И это при том, что средняя зарплата по стране едва дотягивает до 7 тысяч шекелей (1,7 тыс. долларов) в месяц, среднее жалованье в Банке Израиля – 30-40 тыс. шекелей (8-10 тыс. долларов), а об окладах мистера Фишера и его окружения  просто боязно говорить.
Да, и еще: дирекция приняла решение также заморозить выплату премий «за отличие в работе», которые должны были получить не менее половины служащих Банка Израиля. Премия – более 7 тысяч долларов каждому работнику – подождет лучшей поры, когда финансистов будет за что и чем награждать.
Примечателен во всем этом и иммигрантский момент. Кризис в Израиле одинаково ощутимо ударил по русскоязычным израильтянам, составляющим около 40% высокооплачиваемой рабсилы израильского “хай-тека” и добрую половину работников текстильной и пищевой промышленности, довольствующихся минимальной заработной платой. То есть русские слезы в Израиле по-разному солоны. Но это касается только слез, уже проливаемых на Святую землю. Что же до тех, кто сюда пока не перебрался, то они, как говорится в одной местной рекламе, будут “смеяться всю дорогу из банка”.
Над чем или кем – об этом потом. Лучше сказать – чему. Радость репатриантов, которые объявятся на исторической родине в период с весны нынешнего по лето следующего года, также легко исчислима. Цена ей – 5 тысяч долларов или более 20 тысяч шекелей в виде единоразовой выплаты “на адаптацию” одной новой ячейки израильского общества. И это плюс к “корзине абсорбции”, которую получали новые граждане Израиля, репатриировавшиеся в 1990-е годы. А также субсидированное государством рабочее место на два года и некоторые другие радости олим-2009-2010.
Даже в русскоязычной  прессе Израиля, казалось бы, кровно заинтересованной в пополнении общины выходцев из бывшего СССР, и то выражают весьма сдержанные чувства по поводу нововведений в приеме “кризисных собратьев”.  В принципе, напоминают авторы публикаций на эту тему, похожий расчет был и в начале 1990-х, когда значительная часть бывших советских евреев эмигрировала в Израиль из-за трагических последствий развала Советского Союза, экономического упадка, политического кризиса и вызванного ими антисемитизма.
Сегодня многие критики новой программы поощрения алии  говорят, что негоже пользоваться разразившимся кризисом для пополнения почти усохшего ручейка алии из России, Украины, Белоруссии и других стран. Действительно, такова открыто не декларируемая, но вполне реальная цель, и ничего предосудительного в ней нет. Во всяком случае, она не менее патриотична и общественно ценна, чем поддержанное огромным бюджетом  привлечение в страну израильтян, в разное время  сознательно покинувших родину и проживших долгие годы в США и Европе. Ну а риск он есть всегда: кто же знал, что похожим образом облагодетельствованные евреи из Франции и Аргентины деньги взяли, трудное время в Израиле пересидели, а потом драпанули назад, «мерси» и «грасиас» не сказав. Ну как и «кризисные СНГейцы» такими же неблагодарными окажутся?
И вообще, что же это получается?! В Израиле всегда считалось, что лучше тому, кто приехал раньше. Старожил (если он домовладелец) выгодно сдает или втридорога продает новоселам жилье, на него (если он работодатель) приезжие трудятся, его (если он политик) они вносят на своих плечах в мэрию, Кнессет и кабинет министров.
Видать, “русским”, репатриировавшимся в последнее десятилетие прошлого века, ни в чем не везет. Приняли их, гарантировавших своим приездом баснословные американские  субсидии Израилю, из рук вон плохо.  Внимание на них все эти годы обращали лишь перед выборами, когда нужны были “русские” голоса. На социальную и профессиональную адаптацию алии, на обеспечение жильем пенсионеров-олим,  на предоставление льгот солдатам-репатриантам и на многое прочее все израильские правительства этих лет просто плевать хотели.
Что же нынче с Израилем стряслось? Только ли то, что третьей по величине партией и самым близким к Ликуду партнером по коалиции стала “”русская в девичестве”, а ныне общенациональная партия “Наш дом Израиль”, ее лидер получил один из ключевых министерских постов, а одна из видных деятельниц – портфель министра по делам иммиграции?
Может быть, может быть... Впрочем, кризис покажет. Ведь он, судя по всему, не только экономический.  И вообще способен ко многому принуждать.