ankara escort

УБИЙСТВЕННАЯ ревность

Литературная гостиная
№10 (672)

“Мэри Поппинс” пришла к подруге не с зонтиком, а с ножом

Таня Абрамович и Ади Бенито познакомились чуть больше двух лет назад на курсах “Анкори”, предназначенных для тех, кто хочет исправить свои оценки в аттестате зрелости и затем продолжить учебу в вузе. И хотя Таня родилась в уже несуществующем Советском Союзе, а Ади была уроженкой Израиля, на этом их различия, в сущности, и заканчивались. Обеим было по 23 года, у обеих родители находились в разводе, обе работали в тот период официантками и мечтали изменить свою жизнь к лучшему.
Таня-Тали, с ее яркой, бросающейся в глаза красотой, одно время мечтала стать манекенщицей, но затем нацелилась на более реальную карьеру психолога; Ади хотела стать экономистом, но никаких особых усилий для этого не предпринимала. Работу официантки она совмещала с работой приходящей няни и однажды поместила в интернете объявление, в котором говорилось, что она готова присматривать за маленькими детьми в любое время суток и обещает им самый теплый уход. Под объявлением она поставила подпись “Мэри Поппинс”. Одновременно Ади дала объявление о том, что ищет работу помощницы воспитательницы в детском саду, но когда к ней поступило аналогичное предложение, она на него почему-то не откликнулась.
Друзья Тали были уверены, что она дружит с Ади из жалости - никакого другого объяснения чрезвычайно близким отношениям между общительной и жизнерадостной Тали Абрамович и замкнутой в себе, угрюмой Ади Бенито они дать не могли. Да Тали и сама говорила, что хочет помочь подруге, так как та чувствует себя страшно одинокой. И она помогала как могла - дарила ей подарки на дни рождения, приглашала на прогулки вместе со своими приятелями, а когда Ади рассталась со своим другом Янивом, познакомила ее со своим приятелем Аси. Правда, никаких романтических отношений, на которые рассчитывала Тали, между молодыми людьми не получилось. Аси честно признался, что Ади Бенито как женщина оставляет его совершенно равнодушным, но он готов поддерживать с ней чисто дружеские отношения и переписываться по электронной почте.
Как-то Аси получил от Ади весьма странное письмо. “Я найду в себе смелость сделать это, - говорилось в нем. - Тот, кто захочет понять, поймет...”. Фраза показалась ему странной, но не более того. Если бы он мог знать, что Ади замышляет убийство подруги! Если бы он только мог это знать!..
Но даже в самом дурном сне Аси не мог предположить такое, ведь отношения между Таней Абрамович и Ади Бенито были очень теплыми. Осенью прошлого года они даже решили вместе отправиться в Америку, чтобы заработать там деньги на учебу в университете. Сейчас Хана, мать Тани, убеждена, что Ади уже тогда планировала убийство ее дочери и искала возможность остаться с ней наедине.
У Ханы Абрамович вообще своя версия всего случившегося.
- Ади, видимо, завидовала моей дочери черной завистью, - говорит она. - Завидовала ее яркой внешности, ее умению общаться с людьми, ее жизнерадостности, несмотря на беды и неудачи. То есть всему тому, чего у Ади не было. Эта зависть перешла на каком-то этапе в ненависть, и каждый новый добрый поступок по отношению к ней со стороны Тани вызывал у Ади лишь новый приступ ненависти. Как я сейчас понимаю, она давно уже вынашивала мысль об убийстве.
Что ж, может быть, так оно и есть на самом деле, но и по показаниям Ади, и по свидетельствам друзей покойной Тани, черная кошка между подругами пробежала после того, как Ади по совершенно непонятным причинам вообразила, что Таня и Янив распускают о ней какие-то грязные слухи. Более того, решила она, у Тани с Янивом возникли некие отношения, и именно поэтому тот оставил Ади. Напрасно ее пытались разуверить в этом, напрасно тот же Янив во время телефонного разговора с Ади поклялся, что между ним и Тали ничего нет и в разговорах они вообще никогда не упоминали ее имя, Ади продолжала твердить свое...
Неожиданная беременность Тали, видимо, еще больше усилила эти подозрения, тем более что Тали наотрез отказалась назвать имя отца ребенка, рассказала лишь, что он сын очень богатых родителей, учится на юридическом факультете университета и жениться на ней не собирается...
И все же ничто не предвещало беды. Ади, как обычно, проводила вечера в доме Абрамовичей, обедала и ужинала за их семейным столом, а в первый день Хануки осталась на зажигание первой свечи...
Спустя день она снова появилась в квартире Абрамовичей. Подруги опять вместе поужинали и заперлись в комнате Тани. Никаких споров Хана не слышала - девушки, по ее словам, слушали музыку и спокойно разговаривали. Поздно вечером Бенито вышла из их квартиры, но, как выяснится уже потом, к себе домой в Иерусалим не поехала, а начала кружить по городу. Наконец она нашла какой-то работающий сутки напролет супермаркет и купила там длинный кухонный нож...
В шесть утра она постучалась в дверь квартиры Абрамовичей. Собиравшаяся на работу Хана открыла ей дверь.
- Я забыла у вас свой теудат-зеут, - сказала ей Ади. - Можно, я его поищу?
В течение нескольких минут девушка что-то искала в доме подруги, и все это время Хана беспокойно посматривала на часы: рабочий день в доме престарелых, где она работает медсестрой, начинается рано. Сейчас она не может простить себе, что не попросила Ади выйти вместе с ней из квартиры...
- Ади, я очень спешу, - сказала Хана в 6.15, - будешь выходить - закрой дверь на ключ...
- Да-да, конечно, - ответила ей Ади.
Выйдя на лестничную клетку, Хана заметила, что у стены стоит какой-то полиэтиленовый пакет, но не придала этому никакого значения. Между тем именно в этом пакете лежал нож, которым Ади Бенито убила свою подругу. Возможно, если бы женщина решила задержаться, Ади не пощадила бы и ее...
Когда Хана ушла, Ади вышла за дверь, взяла нож и стала дожидаться, когда Тали проснется.
Она набросилась на подругу с ножом в тот самый момент, когда та чистила зубы. Тали попыталась защищаться, но тщетно. После удара ножом в горло зубная щетка выпала из ее рук, а Ади продолжала наносить один удар за другим - в горло, в живот, в горло, в живот... Время убийства потом будет установлено предельно точно: 6 часов 20 минут...
В 6.35 Ади позвонила в полицию и произнесла только одну фразу:
- Я только что кого-то убила...
- Где? - спросила ее дежурная полицейская.
- В Бней-Браке, на улице Иерушалаим, 60...
- Постарайся успокоиться и рассказать поподробнее, что произошло, - попросила полицейская, но Ади уже повесила трубку.
Решив, что речь идет об очередном розыгрыше со стороны израильских подростков, которые частенько любят проделывать подобное с полицией, дежурная все же направила по указанному адресу патрульную машину. Полицейские обошли все квартиры дома номер 60 по улице Иерушалаим, но ничего подозрительного так и не нашли. Версия о дурном розыгрыше вроде бы подтверждалась. Однако в 7.10 в полицию позвонила семейный врач, которую посещала Ади, и рассказала полицейским, что ее пациентка призналась ей в том, что совершила убийство.
- Все в порядке, госпожа, мы уже проверили, никто никакого убийства не совершал, - ответили полицейские, но на всякий случай выяснили номер мобильного телефона “шутницы”, ее имя, а затем и место нахождения. Судя по сигналам, идущим с ее мобильника, Ади Бенито в это время стояла на улице Жаботинского в Рамат-Гане.
В 7.40 в полицию поступил новый звонок, на этот раз от сестры Ади Бенито, Эфрат.
- Моя сестра позвонила мне и сказала, что убила свою близкую подругу, - сказала она...
- Мы уже проверяли, это ложный сигнал, - начал было полицейский, но молодая женщина перебила его:
- Проверьте еще раз. Это на улице Иерушалаим, 53, в Бней-Браке, неподалеку от мэрии...
Подъехав к дому номер 53 и поднявшись в указанную Эфрат квартиру, полицейские поняли, что розыгрышем тут и не пахнет. Тело Тани Абрамович лежало в коридоре в луже крови, и от него к входной двери тянулись два кровавых следа, оставленных туфлями убийцы.
Оперативники немедленно попросили своих коллег выяснить по сигналу мобильных телефонов местонахождение сестер Бенито, и когда выяснилось, что они находятся на трассе Тель-Авив - Иерусалим, бросились в погоню, предположив, что убийца направляется в аэропорт и через пару часов покинет страну. Если бы Ади Бенито догадалась выбросить свой сотовый телефон, вошла в двери аэропорта, затерялась бы там в толпе и приобрела билеты на первый же рейс за границу, этот план, несомненно, удался бы. Но сестрам Бенито такой вариант вообще не пришел в голову.
В 10:30 они обе были задержаны в Иерусалиме, и полицейская машина, разрывая воздух сиреной, направилась в отделение. В момент задержания оперативники обратили внимание на то, что обувь и куртка Ади Бенито в пятнах крови, и сразу по прибытии в помещение отдела по расследованию особо тяжких преступлений Ади было предложено раздеться и сдать вещи на экспертизу. Взамен ей дали обувь и одежду, которая нашлась у сотрудников отдела.
В первые часы допроса Ади Бенито категорически отрицала, что она кого-то убила, а в ответ на вопросы о том, откуда у нее пятна крови на одежде, почему она позвонила в полицию и т.д., принималась либо громко рыдать, либо истерически хохотать. Лишь через несколько часов, после того как ей дали прослушать запись допроса Эфрат, Ади сломалась и созналась в убийстве. Отпираться было бессмысленно - Эфрат рассказала и об утреннем разговоре с сестрой, и о том, что та была хорошо знакома с убитой, и про то, как она примчалась в Рамат-Ган, чтобы помочь сестре успокоиться и уговорить пойти в полицию.
Aдвокат Ади Бенито профессор Кенет Ман делает основную ставку на ее невменяемость. И хотя после осмотра в психиатрической клинике его подзащитная была возвращена в женскую тюрьму “Неве-Тирца” и против нее было выдвинуто обвинение в умышленном убийстве, Ман продолжает настаивать на более подробной экспертизе. По его словам, он уверен, что Бенито страдает тяжелым психическим расстройством. Хана Абрамович говорит, что даже если экспертиза в конце концов признает убийцу ее дочери невменяемой, она “перевернет весь Израиль” и потребует привлечения к экспертизе лучших специалистов, но не даст ей уйти из-под суда.
- Речь идет об умышленном, заранее продуманном убийстве, и в данном случае никто не может сказать, что убийца не отвечала за свои поступки, - настаивает Хана.
В разговорах между собой мы любим к словам “зависть” и “ревность” добавлять эпитет “убийственная” и при этом редко задумываемся о том, что и в самом деле эти опустошающие сердце чувства могут привести к убийству.

Барух РОЗИН