НЕПОТОПЛЯЕМАЯ Кэти Курик

Культура
№9 (671)

 

Другие по живому следу
 Пройдут твой путь за пядью пядь,
 Но пораженья от победы
 Ты сам не должен отличать.
 Пастернак
Легко Пастернаку сказать! А как быть - при всей уверенности в себе, при всей личной победоносности и привычке к успеху, - когда рейтинги падают все ниже, аудитория катастрофически убывает, а критики злорадно объявляют кончину еще одной, громко о себе заявившей, но так и не сбывшейся карьеры на ТВ.

Свою статью о Кэти Курик, напечатанную год назад в «Русском базаре», я так и назвала «От телезвезды до неудачницы: роковая ошибка Кэти Курик». Напомню: Кэти Курик – первая сольная женского рода ведущая вечерних новостей в одной из трех традиционных телекомпаний страны – CBS. До кресла анкормена, до самоуверенного внедрения в зону «крутого журнализма», где царствовали такие крепкие, авторитетные и авторитарные мужики, как Уолтер Кронкайт, Том Брокау, Дэн Разер, до этого, как она сама признавала, «рокового шага и страшной ошибки» Кэри Курик была знаменитостью, звездой телеэкрана, любимицей публики в течение долгих лет. В CBS, на вакантное в 2006 году место анкормена вечерних новостей, она пришла из своей родной NBC, где проработала на разных должностях свыше 20 лет. За ней закрепился образ задорной, «бойкой девчонки», способной разговорить в интервью или в ток-шоу самого зажатого, неприветливого, молчаливого или даже прямо враждебного к ней собеседника. В этом ее талант – обезоруживать собеседника искренним к нему интересом, втираться к нему в доверие деликатностью наводящих вопросов, ловить моменты невольных личных признаний. «Взять интервью у знаменитости в прайм-тайм? Кто это сделает лучше Кэти?» - говорили ее коллеги на NBC.
И вот, на гребне успеха и популярности и упрочив за собой легионы фанатов, в 15-ю годовщину своей постоянной работы в телепередаче «Сегодня», Курик неожиданно покидает NBC. Директор CBS задумал «революционизировать вечерние новости», пошел на рискованный эксперимент по ломке традиций, по полному преображению роли телеведущего. Так возникла в этой новой роли Кэти Курик.
Через месяц после громкого начала Курик, непрестанно теряя зрителей, окончательно и бесповоротно пала на третье среди конкурентов ABC и NBC место. Это была драма протяженностью в два года. Единственно, что происходило с ее новостной передачей за это время, – неустанная утечка телезрителей. Курик была в отчаянии, и ее продюсеры рвали на себе волосы. Отчего так случилось?
В зону крутого тележурнализма Курик пришла с инерцией легковесного, ровного, без нажима и акцентировки репортажа, который она практиковала на NBC. Все журналистские качества, которые так хороши были в руководимом ею телешоу «Сегодня», - искренняя нота, вкрадчивая манера, лирический заигрыш со зрителем, личный – до интима – оттенок в репортаже, - оказались совершенно не к месту в передачах вечерних новостей. Ее упрекали в размывании границ между развлекательным журнализмом и серьезным репортажем. Публика считала ее легковесом. Был щемящий разрыв между все убывающей аудиторией, между третьим местом в рейтинге, далеко отстоящим от второго, и ее невероятной, самой высокой среди анкорменов, где она была худшей, зарплатой в $15 миллионов! Наконец, настал кризисный момент – самая низкая по числу телезрителей пятидневка. Полный крах надежд и обещаний!
Казалось бы, с ней все кончено. Газеты публиковали ей прижизненные некрологи. Вот и я приложилась к этой, неминуемой казалось, панихиде. Начальство поговаривало, что ей придется уйти раньше, чем следовало по договору, – до президентских выборов, на которых она надеялась отличиться.
И вдруг... все резко и сказочно переменилось! Начальство подтвердило пятилетний договор, по которому ей платили ежегодно $15 миллионов – и так до 2011 года. Газеты заговорили о новой, многоталантливой и успешной Кэти Курик, народ повалил на ее телепередачи. Что случилось? Просто Кэти взяла себя в руки, перестала упадочно реагировать на рейтинги, еще раз сменила свой облик на более деловой и в то же время эротически приманчивый и села на своего любимого конька – телеинтервью. Никто из ее мужских соперников-анкорменов не умеет так бережно разговорить и эмоционально расшевелить своего собеседника, как Кэти Курик. Никто из них не в состоянии взять такие чуткие, вдумчивые и трогательные интервью. Но самую большую популярность и сенсацию (не умолкающую, кстати, до сих пор) принесло Курик как раз жесткое, критическое и прозорливое интервью, предупреждающее американцев об опасности, которое она взяла в конце сентября 2008 года у аляскинского губернатора Сары Пэйлин. Впрочем, Пэйлин была интересна Кэти Курик не своим губернаторством, а своим сослагательным будущим, должностью вице-президента США. Но именно Курик окончательно подорвала вице-президентские шансы Пэйлин. Как и президентские шансы республиканского кандидата Джона Маккейна.

 Разоблачение Сары Пэйлин
Когда Маккейн, в ходе избирательной борьбы и видя, как все понижается его рейтинг, сделал своим «вторым номером» никому не известную, красивую, молодую (44 года), уверенную в себе, остроумную, многодетную и слегка развязную женщину, его рейтинг популярности заметно подскочил. Заметим, что был избран не просто возможный вице-президент, а при 72-летнем Маккейне вице-президент с большим шансом (по медицинским прогнозам относительно Маккейна – 25%) стать президентом. Будучи не только жестко прагматичным, но и рисковым и азартным политиком, Маккейн решил удивить Америку. И в самом деле, избиратели и журналисты были изумлены, а некоторые так просто очарованы явлением красотки из американского захолустья, не знающей никаких сомнений, бойко и весело отвечающей на вопросы журналистов. Не беда, если она не кончала университетов. Не важно, если ее послужной список так невелик: мэр своего родного городка Уасилла (нас. 600 чел.), два года губернаторства на маргинальной Аляске (около 70 тыс. жителей). Ну а теперь она стала первой в истории женщиной, которая баллотируется на пост вице-президента США от республиканцев. Американцы не могли не полюбить ее. Молодая энергичная женщина с голливудской улыбкой, считали они, вполне способна «встряхнуть» Вашингтон.
Впрочем, она так часто ошибалась – в речи, географии, политике и в собственных мыслях, так заученно, как школьница, долбила заготовленные ей наперед ответы, что ажиотаж вокруг нее немного поутих. Но даже требовательный журналист Чарльз Гибсон, анкормен вечерних новостей на ABC, слетав к Пэйлин на Аляску, отнесся к ней с отеческой снисходительностью, во всем ей потакая и не волнуя ее слишком трудными и каверзными вопросами. В результате он представил перед своими зрителями идиллическую картину жизни и деятельности, взглядов и разнообразных талантов Пэйлин. Правда, обнаружились незнание ею политического сленга и излишняя горячность в вопросах внешней политики. Пэйлин понятия не имела о «доктрине Буша» и охотно предполагала, что при малейшей провокации Америка пойдет войной на Россию. Наверное, некритически относясь к Пэйлин, Гибсон до смерти боялся феминисток и обвинения себя в мизогинизме.
И вот настала очередь Кэти Курик. Ее заданием было всесторонне просечь новую звезду Республиканской партии. Годится ли она на место «второго номера»? Кэти вовсе не собиралась разоблачать Пэйлин. Но и потворствовать ей, как Гибсон, благодушно снисходить до нее, до ее промахов и невежества Курик не могла. Слишком высоки были ставки в этой политической игре. Поэтому Курик разговаривала с Пэйлин не как с неопытной девочкой, заигравшейся в супергерои, а как с ответственным, высокого ранга политиком. И вопросы, которые она задавала, включали всю экспертизу, которую положено знать вице-президенту, о внутренней и внешней политике, об экономике, о войне в Афганистане, да обо всем, важном в политике страны.
Это был полный провал для Пэйлин. Если вначале, думая, что она не так поняла этот беспомощный лепет, Курик старалась уточнить, облегчить свои вопросы, то потом махнула рукой и поневоле выставила кандидата в вице-президенты на посмешище всей страны. Я не могу здесь перечислить все ошибки – от речевых до политических, забавные заблуждения, наивные предположения, грубые просчеты и промахи. Скажу только, что ее иностранный опыт (полноценный, как она считает) ограничивается близостью к Аляске морской границы России и сухопутной – с Канадой. Для этого не нужен паспорт, а все другое можно узнать из книжек. Что взгляды Генри Киссинджера, который встретился с ней, чтобы вразумить ее немного о роли прямой дипломатии в отношениях с враждебными странами, - сверхнаивные, дурацкие и опасные. Что пакистанцы готовы освободить от «свирепых исламских террористов» не только свою страну, но и весь мир. Совсем запутавшись среди исламских стран, Пэйлин перешла на общие, обезличенные понятия: хорошие парни, плохие парни, делающие добро или зло. И как ни пыталась Курик вытянуть из нее название хоть одной газеты или журнала, которые Пэйлин якобы ежедневно читает, она не вспомнила ни одного. Ни одного! Понимая, что брякнула что-то совсем невообразимое даже для рядового политика, Пэйлин тут же провозгласила свою Аляску «микрокосмом Америки», где она, как в русской сказке, «высоко сидит, далеко глядит», и все, что надо, знает и так, без газет. И много, много еще – забавного, смешного и тревожного.
Кэти Курик пошла на это интервью с открытым сердцем, без всяких подвохов - как к восходящей звезде Америки. Кто мог думать, что эта восходящая звезда станет после этого интервью звездой падучей. Интервью вполне подходило к комическому шоу Леттермана. Недаром после него появилось столько пародий и комиксов. Эту передачу смотрели на прайм-тайм по CBS 40 миллионов телезрителей, и позднее еще многие миллионы досматривали клипы с интервью по кабелю. Многие были в шоке. Люди одумались, отрезвились. Игра в высокую политику зашла слишком далеко. Вдруг все увидели, кто может действительно стать не только республиканским вице-президентом, но и президентом, учитывая возраст и хвори Маккейна.
Вот несколько отзывов в чате: «О Боже, если они выиграют, мы обречены», «М-р Маккейн, еще не поздно заменить вашего кандидата на пост вице-президента? Если нет, умоляю – сделайте это, пока мы не погибли в трясине ее иностранной политики и полного невежества в домашних делах. Да поможет нам Бог» и т.д.

Положительные эмоции для страны – позарез!
Так и пошло у Кэти Курик. Она оставалась ведущей вечерних новостей, но набирала очки и многомиллионные аудитории на подсобной работе – на интервью и репортаже и в различных телешоу. Ее устойчивый, порой сенсационный успех в этих тележанрах немедленно рикошетом отзывался на новостной программе – число зрителей неизменно повышалось.
Отнюдь не все встречи у нее такие разоблачительные, как с Сарой Пэйлин. Это вам не злоязыка Майкл Уоллес из той же CBS. Наоборот, Курик относится к своим героям лирически, глядя на них с любовью, иногда даже приоткрыв от изумления рот.
Вот, к примеру, два интервью, взятых у кандидата в президенты Обамы сначала Брайеном Уилльямсом из NBC, затем – Кэти Курик. Вроде бы перед зрителями один и тот же человек – Барак Обама. Да и вопросы схожие – от экономики до альтернативного топлива. Но вот Уилльямс – назидательный, суровый, немного даже самоуверенный, слегка покровительственный. Ни улыбок, ни шуток, ни юморни. Холодом и формализмом веет от этого интервью. Даже некоторым официозом. Хмурится Уилльямс, хмурится всегда готовый к улыбке Обама, начинает отсчитывать на пальцах – во-первых, во-вторых... А вот интервью у Кэти Курик – полное улыбок, смеха, взаимной приязни, взаимных откровений. И Барак Обама, который всю свою жизнь провел с женщинами, без мужчин (отец погиб, а с отчимом и дедушкой отношения не сложились), весь так и раскрывается ей навстречу. Недаром, став президентом, он дал первое интервью Кэти Курик. Это интервью с Бараком и Мишель смотрела вся Америка (и весь мир), и, как всегда теперь случается с CBS, рикошетом от интервью повысился рейтинг вечерней новостной программы – на 200,000 зрителей за вечер.
Но самое чудное, человечески теплое, задушевное и слезное (с обеих сторон) интервью получилось у Кэти с Чесли «Салли» Салленбергером, героическим летчиком, который идеально совершил вынужденную посадку на Гудзон, при этом все пассажиры и члены экипажа аэробуса были спасены. Подробности были уникальны, чудесны и душещипательны. Но Салли (так окрестили его журналисты) был неотзывчив, наружно спокоен и невозмутим, даже хладнокровен, природно скромен, морщился, когда называли его героем, был явный интроверт и на все подступы к нему журналистов отвечал вежливым отказом. Между тем просачивались в прессу удивительные подробности о благополучной посадке на воду самолета с полным баком горючего и с обоими мертвыми двигателями. Страна желала узнать поближе своего героя, который стал самым популярным человеком в Америке, опередив Бога (№.11), Махатму Ганди (№. 15), Джорджа Вашингтона (№.16) и других випов. Тогда Курик поехала в город, где остановился Салленбергер со своим экипажем, и сказала примерно так: “В стране – бедственное положение, экономика на грани катастрофы. Народу позарез нужны положительные эмоции, оптимизм и вера в победу. Вы нашли выход из безвыходной ситуации. Вы можете поставить стране эти положительные эмоции. В этом ваш долг перед обществом”. Салли моментально согласился – долг для него превыше всего.
Интервью Кэти Курик с Салленбергером передавали в программе CBS «60 минут». Опять же смотрела его вся страна. Это было явление Америке замечательного человека – скромного, застенчивого, чувствительного, но и полного собственного достоинства и профессиональной гордости. Кэти чутко и восторженно «разговорила» его. После этого интервью Салли стал не только самым популярным человеком в Америке, но и самым любимым. Ему писали письма, присылали маленькие подарки.
Ну а как быть с Кэти Курик? Этот вопрос до сих пор решает для себя дирекция CBS. Ведь программа вечерних новостей, где Кэти – анкормен, все еще стоит на третьем, т.е. последнем месте, несмотря на периодические приливы к ней стараниями той же Кэти, многочисленных зрителей. Сейчас Кэти Курик – многостаночник: она и анкормен, и репортер, и интервьюер. Но как бы ни решили с Кэти после истечения ее контракта, увольнение ей больше не грозит. Она – самая яркая на CBS, талантливая и добычливая телезвезда.