Фёдор Бондарчук: Мой новый фильм – эксперимент

Кинозал
№9 (932)
Российский режиссёр Фёдор Бондарчук, сын легендарного советского режиссёра Сергея Бондарчука, привёз на суд американских зрителей фильм «Сталинград», который в прошлом году стал самым обсуждаемым кинопроектом на всём постсоветском пространстве. 

 
Противоречивые отзывы критиков и зрителей не помешали «Сталинграду» возглавить список самых коммерчески успешных фильмов в российском прокате. С показателем $52 миллиона он обошёл даже американский блокбастер «Железный человек 3» (Iron Man 3). 


Надо сказать, что с творчеством Бондарчука-младшего американцы уже знакомы. В 2006 году российский режиссёр привозил в Штаты «Девятую роту» (9th Company) – историческую драму о войне в Афганистане. Фильм получил высокую оценку – 7.2 балла – на ресурсе IMDb и положительные отзывы ведущих американских критиков. Некоторые СМИ даже назвали Фёдора «человеком, который раскрыл страшную правду американским военным» (лента вышла в самый разгар военной кампании NATO в Афганистане).


Повторит ли «Сталинград» успех «Девятой роты» в Штатах – станет известно в самое ближайшее время. Картина только стартовала в американском прокате. 


Журналисты «РБ», однако, творение Бондарчука-младшего уже оценили и не упустили возможности задать режиссёру несколько вопросов. 


– Фёдор, Сталинградская битва, как известно, является самым масштабным сражением в истории человечества. Как следствие, логично ждать от картины под названием «Сталинград» чего-то масштабного. После просмотра вашего фильма сразу же возникает вопрос: почему место действия и количество персонажей в картине так сильно ограничено?  

– «Сталинград» - это эксперимент по созданию микрокосмоса из одного дома, одной квартиры и нескольких персонажей на фоне величайшего исторического события. Мне хотелось создать новый жанр, который лучше всего будет смотреться на большом экране кинотеатра, а не по телевизору.  


Возможно, кому-то такой подход покажется странным, но тенденции в кинематографе не перестают удивлять. Возьмите, к примеру, недавний блокбастер «Гравитация» (Gravity) Альфонсо Куарона. Многие критики вообще посчитали этот фильм арт-хаусом. В первом акте – два актёра. Во втором и третьем – один. Тем не менее, ленту ждал колоссальный успех. 
Я считаю, что наступило время экспериментов в кинематографе. Аналогичным образом рассуждают многие продюсеры и режиссёры, которые чувствуют приближающийся кризис массового кино. «Сталинград» в этом отношении – смелый и свежий проект.   


– Ни для кого не секрет, что в России «Сталинград» получил множество негативных отзывов. В частности, вас уличили в недостоверности изложения сталинградских событий... 

– Есть аудитория, которая ждёт полного документального расследования на тему, где стояли войска Паулюса, где находились советские военачальники Чуйков и Родимцев, какое расстояние было от Волги до дома, где происходят события, могли ли попасть в него зенитные ракеты, и существовали ли вообще зенитные ракеты в ноябре 1942 года. Ничего другого таких людей не интересует. 


Не буду скрывать, что все культовые места Сталинграда, а это памятник «Детский хоровод», известный по хроникальным фотографиям пленения Паулюса универмаг, дом Павлова и городской театр, мы собрали всё в одном месте. В реальности, они были разбросаны по всему городу. Это совершенно нормальный ход с точки зрения художественного кино. 


– Тем не менее, хотелось бы вам сейчас что-то исправить в картине? 

– Если собрать все негативные комментарии о «Сталинграде» и воплотить их в жизнь, то ничего не получится.
Когда мы приступали к съёмкам, я сказал, что хочу снять фильм, который никогда не видел, но очень хотел бы увидеть. Результат оправдал ожидания. В картине чувствуется ответственность, позиция режиссёра и съёмочной группы.    


– Многие зрители ждали от вас истории, похожей на «Они сражались за родину», «В бой идут одни старики» и другие знаменитые советские фильмы. «Сталинград», на мой взгляд, далёк не только от советского кинематографа, но и вообще от кинематографа XX века. 

– Отвечу так. Я воспитан на великом советском кино. У меня это в крови. 7-летним мальчишкой я бегал по волгоградской земле во время съёмок «Они сражались за родину». До сих пор помню, как выглядят сапоги, портянки, руки, ногти, щетина, волосы солдат. Помню, как меня поцеловал Василий Макарович Шукшин, встречая нашу семью во время съёмочного периода. Однако «Сталинград», как вы правильно заметили, не советское кино. Я выбрал совершенно другой путь. Это объяснялось желанием предложить зрителям и аудитории экранный формат, в котором работают другие правила. Мне эти правила известны, а моим негативным критикам – нет.  


– Как бы вы охарактеризовали жанр фильма «Сталинград»? 
– Это эпос, легенда с огромным количеством символизма. Многие сцены выглядят фантасмагорическими, нереальными. Однако в этой атмосфере есть правда, любовь к родине, желание дать зрителю посочувствовать главным героям и поучаствовать в происходящем. Я понял, что фильм удался, когда увидел, как люди плакали на просмотре и не отвлекались на жевание поп-корна. 


– Назовите, пожалуйста, фильмы о войне, которые в той или иной степени вдохновили вас на создание «Сталинграда».

– В первую очередь,  это фильм отца «Они сражались за родину», а также «300 спартанцев» (300) Зака Снайдера, «Спасение рядового Райана» (Saving Private Ryan) Стивена Спилберга, «Падение Чёрного ястреба» (Black Hawk Down) Ридли Скотта, «Апокалипсис сегодня» (Apocalypse Now) Фрэнсиса Форда Копполы и многие другие. 


– Из перечисленных вами фильмов «Сталинград», на мой взгляд, ближе всего к «300 спартанцам». Очень похожий видеоряд и компьютерная обработка сцен... 

– Соглашусь. И там, и здесь – внутренняя свобода героев, стремление к справедливости, столкновение различных взглядов. Для многих сегодняшних зрителей, по большому счёту,  временной разницы между Сталинградом и Спартой не существует. 


– Смотрели ли вы «Сталинград» 1993 года, который сняли немецкие кинематографисты? 

– Конечно. Это очень хороший фильм. Как вы наверняка заметили, и в старом, и в новом «Сталинграде» играл Томас Кретчманн – отличный немецкий актёр. Я начал мечтать о совместной работе с ним после просмотра «Пианиста» (The Pianist) Романа Полански. Томас великолепно вживается в образы. 


– Спасибо за интервью,  Фёдор. Желаем вам больших успехов в покорении американского зрителя. Надеемся, что в скором будущем имя Фёдор будет ассоциироваться у американцев не только с писателем Федором Достоевским, не только с  бойцом без правил Федором Емельяненко, но и с  вами – Федором Бондарчуком.

– Спасибо. Пользуясь случаем, приглашаю всех читателей «РБ» в американские кинотеатры на просмотр «Сталинграда». Картина показывается в форматах IMAX и 3D. 


Беседовал Михаил Соболев
Фото автора

Комментарии (Всего: 1)

в фильме снимаются русские актеры?

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *