как извлечь сыр из мышеловки

Эксклюзив "РБ"
№3 (665)

Герой, подобравший сумку, обнаруживает в ней мобильный телефон, детскую электронную игру, образцы обивочной ткани, мешок с бижутерией и деньги в сумме около полумиллиона долларов. Спецслужбы Америки, России и Израиля, начавшие охоту как за самой сумкой, так и за нашим героем, временно теряют его след. Охота идет за некой вещицей, которую российские спецслужбы обозначили как S-5. Герой выясняет, что «игрушка» - совсем не игрушка. А кое-что из «бижутерии» - совсем не бижутерия. Предполагая, что два эти предмета взаимосвязаны, наш герой начинает носить их постоянно при себе. С этого момента с героем постоянно происходят некие события, позволяющие сделать вывод, что он внезапно приобрел способность влиять на людей.
Поначалу он считает, что эти способности заключены в нем самом, что в нем «проснулись» некие экстрасенсорные способности. Однако через некоторое время, сопоставив все факты, понимает, что никаких особых паранормальных способностей у него не было и нет. Что все происходящее с ним – это действие уникального прибора, случайным владельцем которого он стал. Герой экспериментальным путем определяет возможности «прибора влияния», который он назвал «надеждой», “наденькой”.
Читатель узнает о том, как Виктор - бывший «хлебник» полковника Грутова - легализовался после отсидки в зоне и начал поиск чемоданчика - «Магнолии». Эти поиски приводят к неутешительным результатам. Выясняется, что чемоданчик забрал некий Влад Киров - сын бывшего сослуживца Грутова. Который в секретной лаборатории, скорее всего, довел «Магнолию» до совершенства. В результате поисков Влада выясняется, что он эмигрировал в США, в Нью-Йорк, где и был убит в собственной квартире во время ограбления. Соседи видели, как грабители выносили из квартиры Влада большую красную сумку.
Дальнейшее развитие событий связано с главной находкой – с тем, что в сумке, помимо денег, оказалась секретнейшая разработка – приборчик, попавший в руки нашего героя. Читателю уже понятно, что этот приборчик не что иное, как мощнейшее портативное психотронное оружие. Это прекрасно понимает наш герой и окончательно укрепляется в ранее принятом решении использовать это оружие в политике.
С целью привлечь к себе внимание и выйти на первые полосы СМИ герой решает организовать скандал. Он придумывает некую идею, с которой намерен выступить перед широкими массами. Герой договаривается с известным рекламным агентством о подготовке видеоролика и начинает готовить пресс-конференцию.Все складывается как нельзя лучше. Пресс-конференция прошла успешно.
По дороге домой Тимур (Тим) становится свидетелем попытки ограбления банка. Пытаясь задержать грабителей, он получает ранение и попадает в госпиталь. Уже в госпитале Тим узнает о том, что стал героем новостных программ и что один из стрелявших в него грабителей – преступник-рецидивист. В госпиталь приезжает съемочная группа SNN, чтобы подготовить трехминутный новостной сюжет о «русском герое». Тим решает воспользоваться возможностью «засветиться» в программе, идущей на всю страну, и донести до граждан Америки свои идеи.
При помощи “наденьки” он «убеждает» руководство SNN пропустить в эфир свою речь в полном объеме. На этот раз Тим, апеллируя к произошедшему с ним случаю, выступает против ограничения на свободное ношение оружия.  Естественно, это событие не проходит мимо спецслужб. Оперативней всего реагирует российский резидент в США и Израиле.
Теперь уже ясно, у кого в руках то, что так тщательно искали спецслужбы России, США и Израиля. Начинаются поиск и проверка всех былых контактов Тима Бенина..
Что касается самого Тима, то, проанализировав сложившуюся ситуацию, он приходит к выводу, что его уже «вычислили». Единственно правильным решением, способным в какой-то мере обезопасить самого себя от возможных и более чем вероятных покушений, Тим считает дальнейшую «раскрутку» своей популярности.
После звонка своей квартирной хозяйки Розочки (той самой, у которой Тим арендовал свое «тайное убежище») Тим понимает, что после «засветки» на телевидении и растиражированного фото в газете его начнут узнавать не только друзья. Следует срочно забрать сумку с деньгами и съехать с этой квартиры. Вместе со своим другом Гариком Тим отправляется на эту квартиру, но там его уже ждут. Используя возможности «наденьки», Тим не только нейтрализует устроенную на него засаду, но и «перевербовывает» всю охотившуюся на него бригаду. По требованию Тима командир бригады звонит своему шефу в Москву и настаивает на необходимости его личного прибытия в США.
В Москве не исключают возможности того, что это требование инспирировано Тимом и что бригада может находиться под его влиянием. Тем не менее принято решение о вылете в США высокопоставленного сотрудника службы внешней разведки. Тим решает перехватить этого сотрудника в момент его прибытия в аэропорт Кеннеди.
Прибывший в Нью-Йорк высокопоставленный сотрудник спецслужб России Сергей Виноградов приглашает на встречу своих коллег из Израиля и США. У него есть основания предполагать, что прибор «самонастроился» на мозговые энергетические характеристики Тима. На этой встрече коллеги-разведчики обсуждают альтернативу – ликвидировать Тима, а одновременно с ним и надежду на дальнейшее  использование прибора либо поставить Тима под жесткий контроль спецслужб. По указанию Виноградова его личная, глубоко законспирированная группа похищает Тима, разлучает его с «наденькой» и доставляет в некий дом в Бенсонхерсте - одну из тайных резиденций Виноградова. Туда, где проходит встреча высокопоставленных представителей спецслужб России, Израиля и США.
Когда Тим, надежно разлученный со своей «наденькой», приходит в себя и предстает перед тремя боссами спецслужб, ему популярно объясняют, что он находится перед некой дилеммой – его могут просто ликвидировать либо он соглашается работать в контакте с этими разведслужбами. Тима помещают в полностью изолированное помещение, без возможности общения с внешним миром.
Попутно выясняется, что Тим в силу ряда обстоятельств обладает некой аномалией – повышенной энергоактивностью мозга, что позволяло ему не только поддерживать постоянный контакт с «наденькой», но и привело к определенному «резонансу». Что, в свою очередь, усилило его воздействие на окружающих. Тима постоянно тестируют и он догадывается, что исследуются его способность к экстрасенсорике.
На очередном «слете» боссов спецслужб США, Израиля и России, Пол (представитель США) докладывает коллегам, что найдены еще три человека – две женщины и один мужчина, обладающие теми же характеристиками энергоактивности мозга, что и Тим.Это – одна пожилая женщина из Кении, 14-летняя девочка из Австрии и перспективный политик-афроамериканец из США.

Версия А

Окончание. Начало  в №№ 632-664

МИСТЕР Х
С 11 утра до трех часов дня, с непродолжительными перерывами на ланч и просмотр новостей по телевизору, Моше, Пол и Сергей Виноградов обсуждали и корректировали детали грандиозной авантюры, которая могла бы изменить судьбы десятков государств мира.
Строго говоря, это была не совсем авантюра,  скорее, некий план, который еще следовало согласовать и утвердить с несколькими людьми, которым реально принадлежала власть и право решающего голоса в этом мире. В этой небольшой группе людей не было ни одного из тех, кто официально возглавляет правительства, парламенты и прочие властные структуры государств.  Эта анонимная для населения планеты  группа обладала реальной властью. Именно они приватно и негласно «рекомендовали» главам государств принять то или иное  решение, начать или прекратить войны, раскрутить или остановить кризисы. Именно этим людям должны были доложить Моше, Сергей и Пол о новом факторе влияния на сознание населения и о том, какие опасности и перспективы могут возникнуть при использовании этого фактора в дальнейшем.
В пять часов дня все трое на  небольшом частном самолете вылетели с незаметного аэродрома в окрестностях Нью-Йорка. Направление -  на некий островок-атолл  в Эгейском море.  По всему маршруту этого заурядного полета все наземные службы почему-то получили строгое указание обеспечить свободный коридор и исключить любую возможность нахождения в воздухе других летательных аппаратов в пределах тысячи миль. Десятки мощнейших локаторов передавали самолетик друг другу, держа под контролем каждый километр полета.
Все население малюсенького, в пару сотен квадратных миль островка, на котором приземлился самолетик, составляло 88 тщательно отобранных и многократно проверенных на лояльность человек.  Каждые полгода их меняли на такую же группу из других, не менее тщательно отобранных специалистов своего дела.  Их зарплаты и привилегии позволяли им провести полгода полагающегося им отпуска, не хуже, чем арабским шейхам. Но каждый из них знал, что любое подозрение, любое сомнение в их преданности и умении держать язык за зубами чревато мгновенной гибелью от несчастного случая. За последние 25 лет существования базы на островке такое произошло только однажды. Это послужило наглядным уроком для всех остальных и больше никогда не повторялось.
На островке, вернее, под островком, в его базальтовом основании, был центр связи, обслуживанием и обеспечением бесперебойной работы которого занимались всего 12 человек.  Но этот центр охраняло самое мощное на планете оружие. Спутники отслеживали приближение любого несанкционированного объекта в 30-мильной зоне. Лазерные установки, генераторы сверхнизких и сверхвысоких частот и еще много такого, о чем не могли даже подозревать простые смертные, обеспечивали неприкосновенность островка и его обитателей.
Именно на этот островок, в память сверхмощных компьютеров стекалась самая важная информация со всех уголков планеты.  Здесь она анализировалась, дифференцировалась по значимости, просеивалась, определялась по реальности происходящего и только потом, в концентрированных, сжатых до максимума ежечасных сообщениях, отправлялась по неким адресам.
Всего около 40 человек по всей планете имели право посещения острова и право отправлять сообщения адресатам.  Тем самым адресатам, которых никто даже из этих 40 человек не только никогда не видел в глаза, но и не знал по имени. Просто, сообщение. Компьютер сам отправлял его на постоянно меняющиеся электронные адреса. Казалось, что информация уходит в никуда. Однако, судя по событиям в мире, с этой информацией знакомились и принимали быстрые, но глубоко продуманные на много ходов вперед решения.
Моше, Пол и Сергей Виноградов находились где-то в середине этого списка из 40 человек, которым разрешалось отправлять сообщения, если важность отправляемой информации была очевидной для всех троих.
Каждый из этой троицы подготовил краткий отчет о приборе, его параметрах, потенциальных возможностях предлагаемых контактеров и свои предложения по дальнейшему развитию событий.
Ответ пришел только через 12 часов.  Он был краток, но вполне конкретен.
- Журналиста держать в постоянном резерве. Комфортная изоляция (возможно совместно с женой) с объяснением (на ваше усмотрение) причин его исчезновения из сферы  внимания СМИ.
- Девочку и родителей под ваш персональный контроль и ответственность по категории «А+». Девочку готовить для дальнейшей международной деятельности.  Организовать несколько международных конкурсов политико-социальной направленности и обеспечить ее победу в этих конкурсах. Инициаторы конкурсов -Россия и Израиль. Проведение конкурсов – столицы государств постоянных членов Совета Безопасности ООН. Обучение, охрана, жизненные условия для девочки и родителей по категории «А».
- Пожилой леди – достойную старость, безопасность по категории «В-1» и минимум контактов.
- Оратору-афроамериканцу обеспечить первоначальную политическую карьеру. На этом первом этапе – без помощи прибора. Организация безопасности Оратора по максимальной категории. Реакция СМИ по категории «++2».  В дальнейшем с ним вступят в контакт и ориентируют в необходимых дальнейших действиях.
- Ваше сотрудничество и понимание глобальности проблем  одобрено и принято во внимание. Правительствам ваших стран рекомендовано не ограничивать вашей инициативы и должным образом поощрить каждого из вас.
- Что ж, коллеги, позвольте мне как старшему по возрасту поздравить вас с одобрением наших скромных усилий, - произнес Моше, пригубив бокал вина.
- Судя по тому, уважаемый Моше, что вы не жалуетесь по своему обыкновению, что вам, «старому и больному» человеку, опять пришлось болтаться в воздухе, вы тоже весьма довольны результатами нашей деятельности, - усмехнулся Виноградов.
- О результатах еще рано говорить, -  Сереженька, - возразил Моше. - Нам еще предстоит куча работы.
- Пол, - обратился к молчащему американцу Моше, - поскольку журналист у вас, то именно на ваши плечи ложится забота о его дальнейшей судьбе.  Что вы намерены предпринять?
- Именно об этом я и размышляю все это время, - озабоченно отозвался Пол. -Судя по тому, что его велено держать в резерве,  в комфортной изоляции, к тому же без указания конкретных сроков, ни о каком локальном помещении речи быть не может. Насколько я помню соответствующие регламентирующие  документы,  само понятие «комфортная изоляция» с учетом дальнейшего резервного использования субъекта включает в себя определенную свободу передвижения, доступ к получению публичной информации  и полное отсутствие возможностей к передаче любой информации.  Такое сочетание несовместимых условий возможно только на необитаемом острове. И то только в том случае, если на острове есть телевизор и компьютер...
- Послушайте, Пол, - вмешался Виноградов, - вы же только что сами определили  место пребывания нашего привилегированного пленника. Конечно, остров! Превратите его в нечто среднее между миллионером на отдыхе и Робинзоном. Тем более что Пятницу, то бишь его жену, разрешено изолировать вместе с ним. В компьютер – блокиратор отправляемых сообщений. Только получение. Телевизор, спутниковая антенна, оборудованное всепогодное бунгало, конвектор утилизации отходов. Пару солнечных батарей, парочка ветряных двигателей – вот вам и автономное энергообеспечение. Продумайте систему экстренной связи с вами лично – и вот вам максимальная изоляция. А как обеспечить комфорт - не мне давать вам советы...
- Мне нравится эта идея, - согласился Моше. - Остается только так скоординировать контроль, чтобы никто из незваных туристов не вздумал проложить туда маршрут. Это несложно. Постоянный спутниковый контроль. При вхождении любого корабля, яхты, лодки в контрольную зону – сигнал и ваши службы или те, кто из подконтрольных вам и нам структур, которые окажутся поблизости, укоротят нос всем любопытствующим.
- Остановка за малым, - усмехнулся Пол, - найти такой островок и договориться с теми, кому он принадлежит...
- А вот  здесь я вам помогу, вмешался Сергей. - Но, сами понимаете, не безвозмездно... С вас, Пол, если воспользуетесь моим советом, бутылка самого лучшего французского коньяка. Идет?
- Без проблем! Что за островок? Где он находится?
 - В максимально удобном и комфортном месте. Японское море вас устроит? Есть у нас на Дальнем Востоке такой город-порт. Находка называется. Кстати, одно из старых названий – Американка.  Климат вполне приемлемый – не выше 10 мороза зимой и порядка 20-25 тепла летом. По Цельсию. Так вот, где-то почти на морской границе с Японией, но с российской стороны, имеется небольшой сказочный островок. Когда-то там находилась одна из наших баз-школ по подготовке подводных десантников. Японские браконьеры-краболовы, после того как мы потопили десяток их шхун, сторонятся его как чумы. У россиян и мысли не возникает туда наведаться. Мы могли бы чисто формально передать этот островок любому частному лицу в долгосрочную аренду. На правах частной собственности. Отсюда и категорический запрет на все виды посещений. Поверьте, коллеги, что в деле изоляции мы не одну собаку съели. Что особенно удобно, что  из самой Находки и с любого японского близлежащего острова вертолет доберется до нашего журналиста максимум минут за 35-40. Ну, что, подходит?
- На первый взгляд – идеально, хотя юрисдикция России над этой территорией несколько настораживает...
- Юрисдикция там наша, спецслужб. И то, если мое начальство об этом островке еще помнит... А я, сами понимаете, не последнее лицо в этой структуре...
- А сейчас, после того как «правительствам будет рекомендовано не ограничивать нашей инициативы», думаю, - усмехнулся Моше, - ваше, Сереженька, лицо станет одним из первых... Если не самым первым... Но я бы хотел немного подстраховать Пола. Пусть это будет совместная аренда. Американского и израильского «частного лица». Двух абстрактных лиц... Чтобы каждая из наших стран имела право на защиту своего гражданина. Так оно, знаете, надежней...
- Согласен, - кивнул Пол.
- Без проблем, - подтвердил Виноградов.
- Что ж, коллеги, тогда все остальные вопросы мы решим, так сказать, в рабочем порядке.  Я не думаю, что в ближайшем будущем понадобится еще одна личная встреча,  так что будем на связи в обычном режиме...
Через несколько часов рейсом Аэрофлота Сергей Виноградов отбыл в Москву, а Моше рейсом El Al – в Тель-Авив.


С момента, когда меня с женой погрузили на борт американского военно-транспортного самолета, летящего на Хоккайдо, а потом на борт потрясающей яхты, которая после короткой встречи с российским пограничным катером высадила нас на островке, вчера исполнился ровно год.
К этой дате мы получили кучу подарков. Пол прислал мне две сотни контрабандных  настоящих кубинских сигар, Сергей – пятикилограммовую банку потрясающей белужьей черной икры, а Моше - огромную корзину с израильскими персиками, виноградом и инжиром. И еще сотню банок консервированных маслин.
Напитками всех видов и любой крепости у нас забит весь погреб.  Морские гребешки и крабы не сходят с нашего стола.
Мы с женой живем  в небольшом, но идеально приспособленном для жизни доме. Помимо электроотопления,  у нас еще и настоящий камин, который я топлю зимой настоящими дровами.
У нас четыре телевизора и два компьютера. Я могу скачивать любые фильмы и заниматься спортом не только на специально оборудованной летней площадке, но и на 8 (!) тренажерах в собственном спортзале. Он устроен в пристройке к нашему дому. У нас два велосипеда и два электрокара, если вдруг захочется прокатиться по периметру  наших владений. Продукты нам доставляют любые. Для этого у нас нечто вроде мобильника с одним единственным  абонентом. Как его зовут, мы не знаем. И голоса его никогда не слышали. Нужно просто нажать кнопку, получить подтверждение соединения и перечислить все, что нам необходимо.
В течение следующего дня всегда в разное время появляется вертолет, и нам на лебедке спускают специальный контейнер со всем заказанным.
От нечего делать я начал писать небольшие рассказики, которые вкладываю в опустошенные контейнеры из-под продуктов, а вертолет их забирает. Судя по тому, что я иногда натыкаюсь на них в интернете, меня где-то печатают.
У меня в компьютере какая-то хитрая программа, которая не позволяет мне ни регистрироваться, ни участвовать в чатах, ни писать писем. Оттуда – все что угодно. От меня – шиш на постном масле.
Последние пару месяцев в новостных программах постоянно мелькает лицо того мужика с фотографии, с которым меня заставляли вступать в телепатический контакт еще там, в Нью-Йорке. Странно,  но я тогда угадал. Его жену действительно зовут Мишель, что наводит меня на определенные размышления. Но я стараюсь об этом помалкивать, тем более что кроме жены делиться мне не с кем. Судя по реакции толпы на его публичных выступлениях, можно предположить, что моя «наденька» нашла нового хозяина.
Сегодня с утра впервые за этот год из моего «продуктового» телефона впервые раздался звонок. Это звонил Сергей Виноградов и поинтересовался, готов ли я принять гостей. Он вместе с Моше и заместителем Пола (сам Пол теперь очень большой начальник) хотели бы приехать ко мне в гости на денек-другой.
Разумеется, я не против...
Как, по-вашему, для чего они приезжают?

К О Н Е Ц.