как извлеЧь сыр из мышеловки

Эксклюзив "РБ"
№2 (664)

Герой, подобравший сумку, обнаруживает в ней мобильный телефон, детскую электронную игру, образцы обивочной ткани, мешок с бижутерией и деньги в сумме около полумиллиона долларов. Спецслужбы Америки, России и Израиля, начавшие охоту как за самой сумкой, так и за нашим героем, временно теряют его след. Охота идет за некой вещицей, которую российские спецслужбы обозначили как S-5. Герой выясняет, что «игрушка» - совсем не игрушка. А кое-что из «бижутерии» - совсем не бижутерия. Предполагая, что два эти предмета взаимосвязаны, наш герой начинает носить их постоянно при себе. С этого момента с героем постоянно происходят некие события, позволяющие сделать вывод, что он внезапно приобрел способность влиять на людей.
Поначалу он считает, что эти способности заключены в нем самом, что в нем «проснулись» некие экстрасенсорные способности. Однако через некоторое время, сопоставив все факты, понимает, что никаких особых паранормальных способностей у него не было и нет. Что все происходящее с ним – это действие уникального прибора, случайным владельцем которого он стал. Герой экспериментальным путем определяет возможности «прибора влияния», который он назвал «надеждой», “наденькой”.
Читатель узнает о том, как Виктор - бывший «хлебник» полковника Грутова - легализовался после отсидки в зоне и начал поиск чемоданчика - «Магнолии». Эти поиски приводят к неутешительным результатам. Выясняется, что чемоданчик забрал некий Влад Киров - сын бывшего сослуживца Грутова. Который в секретной лаборатории, скорее всего, довел «Магнолию» до совершенства. В результате поисков Влада выясняется, что он эмигрировал в США, в Нью-Йорк, где и был убит в собственной квартире во время ограбления. Соседи видели, как грабители выносили из квартиры Влада большую красную сумку.
Дальнейшее развитие событий связано с главной находкой – с тем, что в сумке, помимо денег, оказалась секретнейшая разработка – приборчик, попавший в руки нашего героя. Читателю уже понятно, что этот приборчик не что иное, как мощнейшее портативное психотронное оружие. Это прекрасно понимает наш герой и окончательно укрепляется в ранее принятом решении использовать это оружие в политике.
С целью привлечь к себе внимание и выйти на первые полосы СМИ герой решает организовать скандал. Он придумывает некую идею, с которой намерен выступить перед широкими массами. Герой договаривается с известным рекламным агентством о подготовке видеоролика и начинает готовить пресс-конференцию.Все складывается как нельзя лучше. Пресс-конференция прошла успешно.
По дороге домой Тимур (Тим) становится свидетелем попытки ограбления банка. Пытаясь задержать грабителей, он получает ранение и попадает в госпиталь. Уже в госпитале Тим узнает о том, что стал героем новостных программ и что один из стрелявших в него грабителей – преступник-рецидивист. В госпиталь приезжает съемочная группа SNN, чтобы подготовить трехминутный новостной сюжет о «русском герое». Тим решает воспользоваться возможностью «засветиться» в программе, идущей на всю страну, и донести до граждан Америки свои идеи.
При помощи “наденьки” он «убеждает» руководство SNN пропустить в эфир свою речь в полном объеме. На этот раз Тим, апеллируя к произошедшему с ним случаю, выступает против ограничения на свободное ношение оружия.  Естественно, это событие не проходит мимо спецслужб. Оперативней всего реагирует российский резидент в США и Израиле.
Теперь уже ясно, у кого в руках то, что так тщательно искали спецслужбы России, США и Израиля. Начинаются поиск и проверка всех былых контактов Тима Бенина..
Что касается самого Тима, то, проанализировав сложившуюся ситуацию, он приходит к выводу, что его уже «вычислили». Единственно правильным решением, способным в какой-то мере обезопасить самого себя от возможных и более чем вероятных покушений, Тим считает дальнейшую «раскрутку» своей популярности.
После звонка своей квартирной хозяйки Розочки (той самой, у которой Тим арендовал свое «тайное убежище») Тим понимает, что после «засветки» на телевидении и растиражированного фото в газете его начнут узнавать не только друзья. Следует срочно забрать сумку с деньгами и съехать с этой квартиры. Вместе со своим другом Гариком Тим отправляется на эту квартиру, но там его уже ждут. Используя возможности «наденьки», Тим не только нейтрализует устроенную на него засаду, но и «перевербовывает» всю охотившуюся на него бригаду. По требованию Тима командир бригады звонит своему шефу в Москву и настаивает на необходимости его личного прибытия в США.
В Москве не исключают возможности того, что это требование инспирировано Тимом и что бригада может находиться под его влиянием. Тем не менее принято решение о вылете в США высокопоставленного сотрудника службы внешней разведки. Тим решает перехватить этого сотрудника в момент его прибытия в аэропорт Кеннеди.
Прибывший в Нью-Йорк высокопоставленный сотрудник спецслужб России Сергей Виноградов приглашает на встречу своих коллег из Израиля и США. У него есть основания предполагать, что прибор «самонастроился» на мозговые энергетические характеристики Тима. На этой встрече коллеги-разведчики обсуждают альтернативу – ликвидировать Тима, а одновременно с ним и надежду на дальнейшее  использование прибора либо поставить Тима под жесткий контроль спецслужб. По указанию Виноградова его личная, глубоко законспирированная группа похищает Тима, разлучает его с «наденькой» и доставляет в некий дом в Бенсонхерсте - одну из тайных резиденций Виноградова. Туда, где проходит встреча высокопоставленных представителей спецслужб России, Израиля и США.
Когда Тим, надежно разлученный со своей «наденькой», приходит в себя и предстает перед тремя боссами спецслужб, ему популярно объясняют, что он находится перед некой дилеммой – его могут просто ликвидировать либо он соглашается работать в контакте с этими разведслужбами. Тима помещают в полностью изолированное помещение, без возможности общения с внешним миром.
Попутно выясняется, что Тим в силу ряда обстоятельств обладает некой аномалией – повышенной энергоактивностью мозга, что позволяло ему не только поддерживать постоянный контакт с «наденькой», но и привело к определенному «резонансу». Что, в свою очередь, усилило его воздействие на окружающих.

Продолжение. Начало  в №№ 632-663

Мистер X
Сегодня у меня своеобразный юбилей. Ровно месяц, как я нахожусь в самой комфортабельной тюрьме на планете.
Ем деликатесы, пью изысканные вина и коньяки, и, чего скрывать, мне даже несколько раз привозили очаровательных девушек для снятия напряжения.
После того как в новостях объявили о скоропостижной смерти известного израильского бизнесмена и филантропа Бухера, я перестал смотреть новостные программы. Все ясно и без новостей. Они убирают всех, кто так или иначе вступал со мной в контакт. Не понимаю, почему я сам все еще жив. Видимо, для чего-то я им еще нужен.
Странно, но после того последнего разговора, в котором мне сделали предложение, от которого невозможно отказаться, со мной никто ни о чем не говорил. Я через охранников послал уже три записки своим тюремщикам, в которых писал, что принимаю все их условия и готов работать с ними и на них, на любых условиях. А что мне еще остается?
Попытки связаться с «наденькой» оказались полностью бессмысленными. Она не «слышала» меня. Видимо, расстояние, на котором мы с ней находились на связи, имеет свои пределы. Или они так изолировали и ее и меня, что... Впрочем, какое это все имеет сейчас значение? Контакт нарушен, а это главное.
За этот месяц меня чуть ли не дважды в день проверяют на каком-то хитром приборе. Обрили наголо, смазали голову какой-то липкой гадостью, приклеили кучу всяких датчиков и в течение двух  часов задают идиотские вопросы, заставляя мысленно обращаться к жене, друзьям, показывают  фотографии совсем незнакомых людей, и я должен мысленно с ними разговаривать...
Насколько я понимаю, они исследуют биоэнергетические характеристики моего мозга.
Судя по тому, что они обсуждают показания приборов в моем присутствии, я вряд ли отсюда когда-нибудь выйду. Впрочем, я стараюсь об этом не думать. Будь что будет. Просто стараюсь действовать по принципу: если насилие неизбежно, то лучше расслабиться и получить удовольствие. Вот и получаю...
Все бы ничего, если бы не эти дурацкие заочные беседы с фотографиями.  Никак не могу понять, в чем смысл. Например, показывают фото черного мужика, лет эдак под 40, вполне приличного вида, с улыбкой на все 32 зуба. Сразу видно, что у парня хороший дантист. Да и галстук у него долларов под 300. Я такой видел в Саксе. Понятно, что парень в куске хлеба не нуждается.
Так вот, все время хотят, чтобы он сообщил мне (?!) имя своей жены. А от меня настоятельно добиваются, чтобы я это имя угадал. Идиоту понятно, что они пытаются установить, существует ли между нами телепатическая связь.
Раз-два-три-четыре-пять, начинаем телепать!
Из меня такой же телепат, как настоятель женского монастыря. Если этот парень и женат, то явно на мужике. Потому что, кроме имени Михаил или, даже скорее с французским прононсом, Мишель, ничего в голову не приходит.
Назвал я этим отморозкам, тем, которые меня тестируют как кролика подопытного, это имя, так через пару часов примчался сам Пол, притащил бутылку Луи Филиппа, черт-де какого года, радостный, как будто лимон в лотерею выиграл.
Посидели, поболтали о том о сем, но все больше о политике, о предстоящих выборах, об Израиле... Очень понравилась Полу моя идея поручить Массаду выкрасть десяток-другой хамасовских бонз, привезти их всех в Израиль, раздеть догола и повесить вниз головой. А в руки каждому дать по мобильнику. И сказать, что дается им 6 часов, чтобы Шалит оказался дома живым и невредимым. И что через 6 часов через каждый час их по одному повесят. Но уже за шею. А перед этим оприходуют со съемкой, которую позже запустят по всем телеканалам. Думаю, Шалит был бы дома уже через пару часов...
Пол пообещал проинформировать Моше о моей идее...
- Пол, как долго мне еще здесь торчать, я ведь согласился на все ваши условия... В смысле работать на вас...
- Трудно сказать, Тим, - ответил Пол, - если честно, я и сам не знаю...
- А кто знает? Виноградов, Моше, может, сам президент?
- Президент уж точно не знает... Думаю, еще парочку недель. Потом мы определимся по нашим планам. У тебя же все есть, Тим! Любая выпивка, любые фильмы, любая девочка по твоему выбору. Я бы охотно поменялся с тобой местами на пару неделек...
- Так в чем же проблема, Пол, присоединяйся!
- Увы, Тим, увы... Работа... Ладно, я побегу, до встречи. Не унывай, у тебя неплохие шансы прожить остаток жизни так, как другим и не снилось.
Пол ушел, а я заказал у охраны видеодиск с записью чемпионата борьбы без правил и целиком погрузился в захватывающее действие.
- Впечатление такое, коллеги, что мы и не расходились, -  усаживаясь в широкое кресло, произнес Виноградов.
- Пол, - произнес Моше, который на этот раз напоминал отставного сапожника. Старенькая кипа, потертый жилетик, стоптанные ботинки - так и хотелось подать ему пару шекелей на прокорм... - Если сейчас выяснится, что вы напрасно заставили старого больного человека мотаться столько часов в самолете, то вас до конца жизни будет мучить совесть.
- Моше, дорогой мой, вы же знаете, что я никогда не позволил бы себе побеспокоить вас без самых веских к тому оснований. Дело в том, коллеги, что нам ВСЕ УДАЛОСЬ! ВСЕ!!!
- Конкретней, если можно, - сдержанно попросил Виноградов, - ВСЕ не удавалось еще никому. Даже Христу.
- Видимо, он не имел таких специалистов, - начал Пол...
- И уж точно, не имел такого бюджета, - добавил Моше. - Ладно, перейдем к конкретике. Слушаем тебя, Пол, мальчик мой.
- Мы нашли еще трех человек с теми же нейропараметрами, или, как они там называются, что и у Тима.  Вернее, почти с таким. У одного не намного сильнее, у двух других – чуть слабее. Один мужчина и две женщины. Одной из них, - она живет в Кении, - недавно исполнилось 78 лет, и ее можно не принимать в расчет.
Вторая – крайне перспективна. Ей всего 14 лет, живет в Австрии. Из прекрасной семьи. Отец – преуспевающий юрист, мать – художница, наследница одного из крупнейших состояний в Австрии. Девочка прекрасно учится, владеет тремя языками, неплохо рисует, увлекается музыкой. Вот набор фотографий: сама Элиза - так ее зовут, ее мать, отец, их ротвейлер, короче, все благородное семейство.
Троица с интересом несколько минут рассматривала фотографии.
- А что, - улыбаясь, произнес Моше, - очень красивая девочка. И, судя по ее матери, с возрастом будет еще лучше. Не сомневаюсь, Пол, что вы уже предприняли кое-какие шаги...
- Вне сомнения, - кивнул Пол. - Через наши каналы ряд американских университетов уже сделал предложение ее отцу о предварительном трехлетнем контракте на курс лекций по гражданскому праву. Насколько я знаю, папаша готов принять предложение Принстонского университета. Таким образом, вся семья в течение как минимум трех лет будет находиться под нашим неусыпным контролем. А там будет видно...
- Не кажется ли вам, Пол, что вы, как бы это помягче выразиться, пытаетесь приватизировать не только сам прибор, но и потенциальных контактеров. Может, будет не менее перспективным и уж более справедливым пригласить всю семью в Москву? Поверьте, мы сумеем не только создать все условия их процветания, но и не менее серьезное наблюдение...
- Сергей, - вмешался Моше, - что с вами?! Какая Москва?! Какой нормальный человек, заметьте, состоятельный человек, гражданин Австрии, перевезет всю свою семью в вашу непредсказуемую страну? Кто знает, что у вас там произойдет за эти три года... Да что там три года, за три месяца... Я, как вы знаете, бесконечно доверяю лично вам, вашему профессионализму и, я бы даже сказал, порядочности... Но вашей стране... Я бы ей не доверил даже своей болонки... Не в обиду вам будет сказано...  Заметьте, я даже не заикнулся о том, что они могли бы пожить эти три года и у нас в Израиле. Хотя бы потому, что они не евреи. А быть НЕ евреем в Израиле, хе-хе, еще хуже, чем быть евреем в подмосковных Люберцах... Уж я-то знаю...
- Коллеги, я еще не назвал вам третьего потенциального контактера, - начал Пол. - Так вот, третий человек – мужчина, гражданин США, правда, несколько туманного происхождения, но - гражданин. Его характеристики почти на 20% выше, чем у Тима. Он довольно успешный политический деятель, кстати, тоже юрист, как и отец Элизы. Выпускник Гарварда. Помимо Гарварда, еще и Колумбийский университет. Прекрасный оратор. Из дополнительных плюсов – афроамериканец, что, сами понимаете, в Америке при нашем расово-корректном идиотизме, более чем перспективно. Как к нему подобраться - еще не знаю... И стоит ли подбираться... Уж слишком велики амбиции... Что самое интересное, коллеги, так это то, что наш Тим смог установить с ним телепатический контакт.
В комнате повисла гнетущая пауза...
- Да... Голова идет кругом... Увы, нам в Израиле не удалось найти никого и ничего аналогичного. У нас все нормальные, без отклонений... Не думаю, что у Сергея в России нашлось нечто подобное...
- А сам Тим?! – возмутился Виноградов. - Он, что, не из России?
- Вы хотели сказать,  из СССР, - усмехнулся Пол, - он же из одной вашей союзной республики... Там меньше пьют и чаще живут рядом с РЛС, где нормальным людям жить просто опасно...
- Ладно, прекратим эту неуместную перепалку, мальчики, - оборвал Моше чуть не разгоревшийся спор. - Не знаю, как вам, а мне необходимо все это переварить в более спокойной обстановке. Предлагаю сейчас разойтись и встретиться, может, даже завтра. Часикам к 11 утра. После перелета и смены часового пояса мне нужно выспаться и собраться с мыслями. Не возражаете?
- ОК!
- Договорились!
Тогда до завтра, коллеги...

Продолжение в следующем номере