как извлеЧь сыр из мышеловки

Эксклюзив "РБ"
№51 (661)

Герой, подобравший сумку, обнаруживает в ней мобильный телефон, детскую электронную игру, образцы обивочной ткани, мешок с бижутерией и деньги в сумме около полумиллиона долларов. Спецслужбы Америки, России и Израиля, начавшие охоту как за самой сумкой, так и за нашим героем, временно теряют его след. Охота идет за некой вещицей, которую российские спецслужбы обозначили как S-5. Герой выясняет, что «игрушка» - совсем не игрушка. А кое-что из «бижутерии» - совсем не бижутерия. Предполагая, что два эти предмета взаимосвязаны, наш герой начинает носить их постоянно при себе. С этого момента с героем постоянно происходят некие события, позволяющие сделать вывод, что он внезапно приобрел способность влиять на людей.
Поначалу он считает, что эти способности заключены в нем самом, что в нем «проснулись» некие экстрасенсорные способности. Однако через некоторое время, сопоставив все факты, понимает, что никаких особых паранормальных способностей у него не было и нет. Что все происходящее с ним – это действие уникального прибора, случайным владельцем которого он стал. Герой экспериментальным путем определяет возможности «прибора влияния», который он назвал «надеждой», “наденькой”.
Читатель узнает о том, как Виктор - бывший «хлебник» полковника Грутова - легализовался после отсидки в зоне и начал поиск чемоданчика - «Магнолии». Эти поиски приводят к неутешительным результатам. Выясняется, что чемоданчик забрал некий Влад Киров - сын бывшего сослуживца Грутова. Который в секретной лаборатории, скорее всего, довел «Магнолию» до совершенства. В результате поисков Влада выясняется, что он эмигрировал в США, в Нью-Йорк, где и был убит в собственной квартире во время ограбления. Соседи видели, как грабители выносили из квартиры Влада большую красную сумку.
Дальнейшее развитие событий связано с главной находкой – с тем, что в сумке, помимо денег, оказалась секретнейшая разработка – приборчик, попавший в руки нашего героя. Читателю уже понятно, что этот приборчик не что иное, как мощнейшее портативное психотронное оружие. Это прекрасно понимает наш герой и окончательно укрепляется в ранее принятом решении использовать это оружие в политике.
С целью привлечь к себе внимание и выйти на первые полосы СМИ герой решает организовать скандал. Он придумывает некую идею, с которой намерен выступить перед широкими массами. Герой договаривается с известным рекламным агентством о подготовке видеоролика и начинает готовить пресс-конференцию.Все складывается как нельзя лучше. Пресс-конференция прошла успешно. По дороге домой Тимур (Тим) становится свидетелем попытки ограбления банка. Пытаясь задержать грабителей, он получает ранение и попадает в госпиталь. Уже в госпитале Тим узнает о том, что стал героем новостных программ и что один из стрелявших в него грабителей – преступник-рецидивист. В госпиталь приезжает съемочная группа SNN, чтобы подготовить трехминутный новостной сюжет о «русском герое». Тим решает воспользоваться возможностью «засветиться» в программе, идущей на всю страну, и донести до граждан Америки свои идеи. При помощи “наденьки” он «убеждает» руководство SNN пропустить в эфир свою речь в полном объеме. На этот раз Тим, апеллируя к произошедшему с ним случаю, выступает против ограничения на свободное ношение оружия.  Естественно, это событие не проходит мимо спецслужб. Оперативней всего реагирует российский резидент в США и Израиле. Теперь уже ясно, у кого в руках то, что так тщательно искали спецслужбы России, США и Израиля. Начинаются поиск и проверка всех былых контактов Тима Бенина..
Что касается самого Тима, то, проанализировав сложившуюся ситуацию, он приходит к выводу, что его уже «вычислили». Единственно правильным решением, способным в какой-то мере обезопасить самого себя от возможных и более чем вероятных покушений, Тим считает дальнейшую «раскрутку» своей популярности.
Происходит еще одно событие – Тим знакомится с неким Игорем, сын которого якобы угнал машину Тима.
Знакомство Тима с Игорем оказалось довольно приятным. Игорь, в компенсацию за разбитую во время угона машину, дарит Тиму новенький автомобиль.
После звонка своей квартирной хозяйки Розочки (той самой, у которой Тим арендовал свое «тайное убежище») Тим понимает, что после «засветки» на телевидении и растиражированного фото в газете его начнут узнавать не только друзья. Следует срочно забрать сумку с деньгами и съехать с этой квартиры.
Вместе со своим другом Гариком Тим отправляется на эту квартиру, но там его уже ждут.
Используя возможности «наденьки», Тим не только нейтрализует устроенную на него засаду, но и «перевербовывает» всю охотившуюся на него бригаду. По требованию Тима командир бригады звонит своему шефу в Москву и настаивает на необходимости его личного прибытия в США.
В Москве не исключают возможности того, что это требование инспирировано Тимом и что бригада может находиться под его влиянием. Тем не менее принято решение о вылете в США высокопоставленного сотрудника службы внешней разведки. Тим решает перехватить этого сотрудника в момент его прибытия в аэропорт Кеннеди.
Израильские спецслужбы тоже не сидят сложа руки. Они принимают решение активизировать контакты с Тимом.

Версия А

    Продолжение. Начало  в №№ 632-660

 МИСТЕР Х
Мы проторчали в аэропорту более суток. Если точнее, то около
27 часов. Никто не прилетел. Или, что скорее всего, прилетел, но не в Кеннеди, а, может, и вообще не в Нью-Йорк.
Что мешало человеку (или группе?) суперпрофессионалов прилететь, предположим, в Лос-Анджелес, Бостон – в любой город...
А уже оттуда - либо на автомобиле, либо внутренними рейсами - очутиться в Нью-Йорке. Скорее всего, так и произошло.
Мои доморощенные расчеты - перехватить руководителя Михаила и всей его (а теперь уже МОЕЙ) группы и подчинить его себе - оказались настолько дилетантскими, что даже стыдно вспоминать.
Сидеть в Коннектикуте и ждать у моря погоды тоже не совсем входило в мои планы, тем более что и планов-то как таковых у меня не было. Поэтому Михаила со всеми его парнями я отправил обратно, на их базу, договорившись, что будем на постоянной связи.
А сам поехал домой, дав самому себе слово, что пока не выработаю, хотя бы ориентировочного плана действий, не дергаться, не суетиться, а дать возможность событиям развиваться по нарастающей.
Как говорится, неприятности по мере поступления...
Жена была на работе, я залез под душ, и горячие, бьющие под большим напором струи через пять минут расслабили меня настолько, что, облачившись в махровый халат и выйдя из ванной, я прилег и... мгновенно отключился...

Нью-Йорк. Бенсонхерст.
Частный дом.

Заместитель секретаря Совета безопасности РФ Сергей Александрович Виноградов был кадровым разведчиком в третьем поколении.
Чувство опасности, которое он ощутил еще в Москве, после разговора с советником президента, не оставляло его ни на секунду.
Билеты на самолет были заказаны на Вашингтон. В аэропорту его уже ждала неприметная обшарпанная Тойота со сверхмощным мотором и напичканная такими средствами связи, которые позволяли ему связаться с любой точкой планеты без риска прослушивания и определения местонахождения источника связи.
Принятая таблетка некого препарата (разработка спецлаборатории ГРУ) помогала обходиться без сна, оставаясь при этом в максимально собранном состоянии, около трех суток. Этого времени Виноградову должно было с избытком хватить на реализацию всех его планов.
Из Вашингтона до Нью-Йорка при спокойной езде часов 6 – 7.
Еще в машине Виноградов связался с неким человеком из ближайшего окружения премьер-министра Израиля и заместителем советника по безопасности президента США. Любой человек, доросший в системе внешней разведки до определенного уровня, знает, что система связи между руководителями спецслужб почти всех стран мира отработана до мелочей и безотказно действует даже в тех случаях, когда эти государства открыто конфликтуют друг с другом. Специальные телефонные номера, коды доступа, система безопасности, гарантирующая конфиденциальность бесед - все это позволяло «серым кардиналам» общаться между собой в любое время дня и ночи.
Американцы после наводящих вопросов о причине такой спешки не возражали против небольшого «служебно-дружеского пари» в
Нью-Йорке.
Израильтяне, уточнив время прилета в Нью-Йорк рейса из Тель-Авива, тоже без лишних вопросов согласились на «обсуждение некой не терпящей отлагательства темы». Встреча была назначена на утро следующего дня.
О существовании дома в Бей-Ридже, в Бенсонхерсте, кроме Виноградова, знал только руководитель финансового департамента Совбеза, который регулярно переводил неподотчетные средства в Нью-Йорк на счет некого итальянского адвоката, которому формально принадлежал этот дом. Обслуживали его всего три человека, которые понятия не имели, кто хозяин и почему он так редко появляется в принадлежащей ему недвижимости.
Третий звонок Виноградов сделал именно этому «владельцу дома» и сказал, что он пару дней погостит в Нью-Йорке.
Чтобы «хозяин» предупредил обслугу о том, что их услуги не понадобятся в ближайшие дни, т.к. «друг хозяина» не любит посторонних лиц.
Самый последний звонок, уже перед самым въездом на мост Верразано, Виноградов сделал по номеру телефона, который кроме него никто не знал. Это была его ЛИЧНАЯ группа, финансируемая, впрочем, из все того же бездонного бюджета Совбеза России.
Много лет назад, еще в «застойные, не выездные», Виноградов помог своим самым доверенным сотрудникам вместе с семьями выехать на ПМЖ в США. Эти люди обустроились, их дети окончили американские колледжи, переженились, и вообще никто на свете не подозревал, что абсолютно легальные и процветающие «бизнесы» их папаш принадлежат лично Сергею Александровичу Виноградову, о существовании которого они и не подозревали.
Разговор Виноградова с одним из его людей мог бы служить образцом лаконичности.
- Я в Нью-Йорке. Ты мне нужен. Через полтора часа, начиная с этого времени, жди меня в пиццерии. Той самой...Не забыл?
- Помню. Буду ждать.
Ровно через полтора часа Сергей Александрович входил в малозаметную пиццерию. Из-за дальнего столика поднялся тучный седой джентльмен и приветливо помахал Виноградову рукой.
Со стороны встреча напоминала ланч сослуживцев, выскочивших перекусить во время перерыва.
- Раздобрел ты, Аркашка, как я посмотрю, - заметил Виноградов, - животиком обзавелся... Не мешает, когда шнурки на ботинках завязываешь?
- Я со шнурками не ношу... Видишь, мокасины. Мягко и удобно... А ты как всегда в идеальной форме. Не дают расслабляться?
- Ага... У нас расслабишься... Как дома, жена, детишки?
- Скорее, внучишки... Как у всех... Жена липосакцию сделала, теперь стройненькая, как один из топольков на Плющихе...
- Это чтобы ты на других стройненьких глаза не пялил... Ладно, давай по делу. Ты, что-нибудь слышал о неком Тиме Бенине?
- Это тот самый журналюга, который прошумел на всю Америку? Кто ж о нем не слышал?
- Мне нужно, чтобы завтра, где-то до вечера, ты доставил его по адресу... Учти, никаких контактов! Нейтрализация часа на полтора, не более того. После нейтрализации осмотри его как следует, все его вещи – от зажигалки до сигарет - в контейнер по типу нулевого контакта.
- Радиация?
- Нет, хуже. Психотроника...
- Понял. Что дальше?
- Дальше, когда будем разъезжаться, оставишь мне свою тачку, - у тебя какая сейчас?
- Ауди-80...
- Сойдет. Сам заберешь мою. Там в багажнике найдешь два баллончика... Похожие на освежители воздуха... Один – зеленый с белыми ромашками, другой – черный. На черном написано, что краска для автомобиля. С ним поосторожнее, потом объясню... После того как все вещи этого Тима будут внутри контейнера, засунь его - контейнер, а не Тима - в какую-нибудь коробку - типа от телевизора, и опыли спреем из зеленого баллончика. Он создает пленочку такую хитрую, которая все известные нам волны и излучения отражает как зеркальце... Технология «Стелс», только доведенная нашими ребятами до ума...
- Понял, Сергей! Что дальше?
- Теперь, самое главное, - Тим. В черном баллончике – 12 игл-парализаторов. Устройство простое. Жмешь на клапан, и вместо струи с краской - иглы. По одной на каждое нажатие. Бьют на 20 метров и прошибают от кожи до меха любую одежду. Каждая игла действует в промежутке от одного до полутора часов. В зависимости от массы тела. На твои, Аркашенька, телеса штуки три понадобится, не меньше. На этого Тима, предполагаю, одной хватит. Через час – вторую... И так, пока не вручишь его мне. Из рук в руки... Весь фокус в том, что Тим не должен ничего заподозрить. Иначе и ты, и все, кто рядом, - у него в руках и на коротком поводке. Ты, как думаешь, один справишься или подключить к тебе кого-нибудь из наших?
- Я сам, Сергей! Когда сам на себя надеешься, оно всегда здоровее.
- Кстати, учти, что на моей Тойоте вашингтонские номера. Смени, на всякий пожарный...
- Ладно, Сереженька, ты хоть и высокое начальство, но все равно не учи ученого... До завтра...
- Счастливо, я с тобой свяжусь. До моего звонка в двери не ломись... Крутись где-нибудь поблизости...

 Еще через час Сергей Александрович уже вгонял машину в гараж роскошного дома на Бей-Ридже. А еще через час, пообедав в небольшом итальянском ресторанчике на соседней улице, вернулся домой, заварил в джезве великолепный ароматный кофе и наконец-то позволил себе расслабиться.
Американец прибыл на машине аварийной газовой службы. Сергей Александрович когда-то встречался с Полом – одним из первых лиц в системе безопасности США. Вместе с Полом в дом вошли еще два человека со стандартными рабочими чемоданчиками в руках. Сергей Александрович и Пол молча кивнули друг другу и сохраняли это молчание еще несколько минут, пока спутники Пола, не установив датчики-блокираторы по периметру гостиной, не покинули дом.
- Привет, Пол!
- Привет, Сергей! Ты извини за аппаратуру, но сам понимаешь, я – лицо официальное...
- Каман, Пол, к чему эти реверансы? Все правильно. Насколько я понимаю, эти коробочки – полное блокирование звука, так?
- Естественно... Моше тоже будет с нами?
- Нет, Пол, это не его уровень... Прибудет сам Кацман.
- Ого, Сергей, надеюсь, эта встреча войдет в историю...
- Как знать, Пол, как знать... Кстати, он опаздывает... Странно, на него это не похоже... О, черт! Пол, твои ребята явно перекрыли вход в дом, а позвонить он не может - ты же установил защиту, как от инопланетян...
- Я выйду сам, Сергей... Иначе с ними не связаться. Я же и сам себя заблокировал... Мой телефон отсюда не пробивается... Дай мне пару минут...

Через пять минут Пол вернулся с маленьким тщедушным хасидом в традиционной шляпе и со сварливым выражением на лице.
- Что вы здесь устроили, господа? Что, уже кто-то приготовился швырять атомные бомбы или у тебя в подвале сидит Бен Ладен, а вся “Аль-Каеды” сейчас будет штурмовать этот дом? Или вы так забаррикадировались от старого, больного Арье Кацмана? Так я же безобиден, как девочка на собственной бат-мицве...
- Простите, дорогой Арье! Ради Бога, простите! Меня как хозяина и уважаемого Пола за предпринятые им меры... Сами понимаете, за информацию о нашей встрече газетчики продадут душу дьяволу!
- Ха! Нужны ему такие души! Где вы видели у них души?! Мне моя покойная мама не позволяла произносить вслух то самое слово, которым называют место, в котором у них, простите за выражение, душа! Так для чего вы выдернули старого больного еврея из его уютного кресла, господа? Что за пожар?
- Если разрешите, коллеги, я на правах инициатора нашей встречи введу вас в курс дела. Итак, вы уже занимались поиском некого прибора...
- Сергей, - произнес Пол, - к чему лишние вступления? Все прекрасно обо всем осведомлены. После того, ЧТО этот кретин Бенин устроил на телевидении, понятно, у кого находится ваша разработка. Хотя, - усмехнулся Пол, - уже не ваша...
- Дайте мне довести мысль до конца, Пол. Понятно, что все мы знаем, что речь идет о психотронном оружии. Впервые, кстати, доведенного до приемлемого размера. Который отличается от американских и английских аналогов, как полевой телефон времен гражданской войны от современного смарт-фона. Израильтяне, поправьте меня, Арье, если я ошибаюсь, вообще заморозили разработки в этом направлении. Понятно и то, что каждый из нас, коллеги, старается заполучить эту разработку для своей страны. И слава Богу, что никто из нас пока не успел предпринять необратимые меры, по радикальному решению вопроса. Каждый из нас мог бы в спешке уничтожить мелкое НА ПЕРВЫЙ ВЗГЛЯД ПРЕПЯТСТВИЕ в виде этого журналиста. Именно это заставило меня побеспокоить вас и пригласить на эту незапланированную встречу. Вы не знаете ГЛАВНОГО, коллеги, - мрачно продолжил Виноградов. - Мы сами не предполагали, до какого уровня довели эту штуковину. Она теперь работает только, - подчеркиваю, - ТОЛЬКО в контакте с этим журналистом. Так сказать, в персональном режиме. Ликвидировав журналиста, мы практически уничтожаем ЕДИНСТВЕННЫЙ на планете прибор.
- Меня моя покойная мама всегда ругала за излишнее любопытство, - раздался голос Арье Кацмана из глубин кожаного кресла, в котором он почти утонул полностью. - Но я никогда ее не слушал. Поэтому не удержусь от вопроса: откуда вы такой уверенный, господин Виноградов, что эта машинка слушается только одного хозяина?! Даже самая любящая жена, после того как остается вдовой, ищет хорошего хозяина, которого тоже готова слушаться, как хорошая девочка слушается старого умного ребе...
- Действительно, Сергей, откуда эта уверенность, если вы потеряли контакт с самим прибором, а его конструктора... Впрочем, это тоже всем известно...
- Стопроцентной уверенности нет. Не скрою. Но 99,9% я вам гарантирую. Впрочем, мы можем провести любые исследования, задействовать лучшие умы и самых сильных экстрасенсов или, как их там, и убедиться... Времени у нас будет достаточно... Я приказал разделить эту парочку - журналиста и его приборчик... Короче, нам необходимо принять принципиальное решение – сохраняем ли мы сами для себя перспективу использовать, – любыми путями, - эту уникальную разработку или ставим на всем этом жирный крест и забываем, как дурной сон. Думайте, коллеги... Я выскажу свое мнение в самом конце дискуссии... Единственное, что я хотел бы добавить - в данном случае нам нет смысла пытаться опередить друг друга. Это может привести к случайному уничтожению «приложения» в виде этого журналиста. А без него, по крайней мере на сегодняшний день, прибор не функционирует.
- Мне моя покойная мама всегда говорила, что старшему по возрасту нужно дать возможность высказаться первым. Чтобы те, кто младше и неопытней, могли послушать умные слова, прежде чем ляпнуть глупости. Я даже не извиняюсь, поскольку это не мои слова, а слова моей...
- ...Покойной матушки, - подхватил Пол. - Говорите, уважаемый Арье, мы оба готовы услышать умные мысли...
- О, Пол! Вы еще не пропащий человек! Человек, готовый слушать и учиться, уже почти мудрец. Я считаю, что отправить этого журналиста на встречу с нашими праотцами никогда не поздно. Что, над нами каплет? Нет! Может, этот приборчик послан нам свыше, чтобы мы здесь помозговали и решили как его использовать, чтобы эта несчастная планета просуществовала еще пару тысяч лет. Мы же можем остановить кого угодно и... подтолкнуть кого угодно. Лишать себя такой возможности из-за одного задрыпанного журналиста?.. Что, трое не самых глупых представителей трех не самых последних на планете государств не справятся с одним, мне даже неудобно сказать с кем...
- В принципе мне близка позиция Арье, - задумчиво произнес Пол. - Я вообще не сторонник чего-то необратимого... Мы могли бы серьезно покопаться и понять, как можно перепрограммировать эту систему. Если кто-то запрограммировал, значит, кто-то способен и перепрограммировать... А уж если это невозможно, то тогда подумаем о «программировании» самого журналиста. У ваших коллег в России, Сергей, в этом направлении бо-о-ольшой опыт.
- К чему дешевые намеки, Пол? Да, мы никогда и не скрывали успехов нашей психиатрии. Но учтите, коллеги, что прибор спроектирован в России, вернее, еще в СССР, доведен до совершенства нашими специалистами и по логике и справедливости принадлежит России!
- Ой, вы хотите моей смерти, Сереженька! Я же умру сейчас от вашего юмора! – Арье действительно затрясся от смеха. - Вы же не на партсобрании, мальчик мой! Не поднимайте брови, я, по своему возрасту, могу назвать мальчиком даже вашего папу. Как вам это нравится, Пол? - трагическим тоном спросил Арье. - Это «ИХ разработка» и «по праву принадлежит России». Это такая же «ваша» разработка, как атомная бомба, которую вы сперли у Америки. По праву России принадлежит только одно ноу-хау – ГУЛАГ, гори он огнем! Еще скажите нам о патриотизме, и меня вытошнит прямо здесь и прямо на этот ковер! Есть вещи, которые НЕ МОГУТ и НЕ ДОЛЖНЫ принадлежать одному государству! Или я должен на старости лет объяснять тебе, мальчик мой, ЧТО произошло бы с этой планетой, если бы атомное оружие было только у одного-единственного государства? Если, упаси Господь, приборчик окажется в России, то твой президент, Сереженька, продаст его вместе с тобой в придачу! Или захочет иметь его себе лично! Спасибо! Мы уже имели одного Гитлера и одного Сталина! Третьего – нам уже не выдержать...
- Послушайте, Арье, - сдержанно произнес Виноградов. - Вы тоже не в Кнессете и...
- Бог с вами, Сереженька! Когда это кто-то видел меня в Кнессете?! Я сижу себе в своем кресле у себя в доме и ДУМАЮ! Вы понимаете, что означает слово ДУМАТЬ?!
- Но на сегодняшний день и сам журналист, и система в МОИХ РУКАХ... - с нескрываемой угрозой произнес Виноградов.
- Это уже перебор, Сергей! Прибор – у вас, но вы-то сами – у нас! – сверкнул глазами Пол.
- Ша, мальчики! Пол, Сереженька у вас в гостях, пусть незванно, но – в гостях. Не демонстрируйте американское хамство! Имейте выдержку, вы же кончали Гарвард...
- Извините, Сергей, - протянул руку Пол. - Я был не прав...
- Проехали и забыли, - миролюбиво улыбнулся Виноградов. - Значит...
- Значит, - продолжил Арье, - вы, Сереженька, соблюдая все правила безопасности, привозите его сюда, а потом... Потом мы поговорим уже вчетвером... Кстати, я летел рейсом американской компании и такой отвратительной кормежки я не пробовал даже в своем голодном детстве. Пол, вы не могли бы поручить своим головорезам, чтобы кто-то из них принес сюда что-то кошерное для меня и какую-нибудь американскую гадость для вас? Я даже готов дать им на чай пару шекелей...

В три часа дня, выйдя из гостиной, Виноградов набрал телефон Аркадия.
- У тебя все в порядке, без осложнений?
- Разумеется. Груз упакован, разделен и готов к отправке.
- Прекрасно, приезжай. Адрес тебе известен. Наружку предупредят.

Через полчаса у дверей остановился амбуланс и двое санитаров очень бережно и аккуратно внесли носилки, на которых лежал человек, прикрытый белоснежным покрывалом...

Продолжение в следующем номере