BОRО-графия Нью-Йорка: мюррэй-хилл

История далекая и близкая
№49 (659)

Мюррэй-Хилл расположен в самом центре Манхэттена – с 29-й по 42-ю улицу и с пятой авеню до Лексингтон. Согласно исследованиям журнала National Geographic, этот район входит в десятку самых популярных среди европейских туристов мест.
До колонизации Америки земли Мюррэй-Хилла назывались «анчаго», что в переводе с индейского обозначало «орлиные холмы». На каждом из ветвистых деревьев анчаго находилось не менее десятка ястребиных и орлиных гнёзд. Индейское поверье гласило: чем больше орлов летает в небе, тем удачнее будет охота и рыбалка. Местные жители старались всячески потакать священным птицам и даже специально для них разводили мышей.
Исследователи утверждают, что размах крыльев орлов анчаго достигал трёх метров, а длина тела составляла 150 – 170 см. Такие птицы питались не только мышами и змеями, но и жирными кроликами. Зачастую орлы нападали на новорождённых детей и даже уносили их в свои гнёзда, что считалось большим несчастьем для местных жителей.
Считается, что первыми европейцами, ступившими на землю анчаго, были моряки исследовательского нидерландского корабля, который причалил к берегам Америки через несколько лет после ее открытия Колумбом. Четверо голландцев, изучавших земли, заблудились и решили переночевать в лесу. На ужин приготовили попавшегося в ловушку орла. Когда индейцы увидели, как бледнолицые поедают священную птицу, они пришли в негодование. Захваченные в плен европейцы подверглись страшной экзекуции, получившей название «тровере»: на теле человека делалось несколько надрезов, куда вшивался конский волос. Когда рана заживала, жертва начинала испытывать чудовищную боль и постепенно сходила с ума.
После того как пленники умерли через несколько недель подобной пытки, индейцы сняли с них скальпы...
В XVI – XVII веках с Мюррэй-Хиллом было связано много жутких историй. Местные индейцы объявили беспощадную войну европейцам, и любая стычка обязательно заканчивалась кровопролитием. В 1614 году голландцы за одну ночь вырезали более трёхсот индейцев, не пощадив даже женщин и детей. А в 1621 году индейцы захватили семь лошадиных повозок с провизией, прибывшей на корабле из Европы. Все перевозчики были расстреляны из луков, а их тела сожжены.
Первым владельцем земель в центре Нового Амстердама стал Роберт Мюррэй – зажиточный торговец из Пенсильвании. Он был весьма неординарной личностью. Заработав огромные деньги на судостроении, проводил дни напролёт в увеселительных заведениях, сочинял юмористические рассказы и разрабатывал конструкцию, которая позволила бы человеку «летать как птица». Купленные земли Мюррэй разбил на участки, которые сдавал в аренду мелким фермерам. Так он получал небольшой, но стабильный доход.
В 1760 году Мюррэй увлёкся экзотическими змеями и распорядился построить недалеко от своего дома нечто, напоминающее современный террариум. Оплатив поездку торгового корабля в Африку, он получил несколько десятков «ползучих монстров», которых мог разглядывать часами. Больше всего Мюррэй любил запирать в клетках с гигантскими питонами чернокожих рабов, наблюдая, как змеи до хруста костей скручивают человеческие тела. Впрочем, издевательства над чернокожими в XVIII веке были чуть ли не главной забавой белых богачей, оценивавших жизнь рабов намного меньше, чем, например, жизнь любимой собаки или кошки. 
Американские историки не любят вспоминать о Роберте Мюррэе из-за садистских наклонностей этого человека. В архивных документах больше упоминается о его жене – Мэри Линдли Мюррэй. Она находилась в дружесrb[ отношениях с легендарным Джорджем Вашингтоном и даже, по одной из версий, «вдохновляла военачальника на важные сражения». Вашингтон прозвал Мэри «попрыгуньей» за любовь этой женщины к танцам.
Роберт и Мэри Мюррэй часто приглашали в свой дом известных военачальников и политических деятелей. Красное вино и рыбные пироги, приготовленные супругами, очень любил Джордж Вашингтон. Ходят слухи, что во время одного из ответственных сражений на Гарлемских высотах он, разморенный алкоголем, мирно дремал в доме гостеприимных Мюррэев.
С наступлением XIX столетия Мюррэй-Хилл стал массово застраиваться трёхэтажными особняками из жёлтого кирпича. К сожалению, ни один из этих оригинальных домиков, где проживала преимущественно американская богема, не уцелел до наших дней. В 1820-х годах район часто сравнивали с уютными итальянскими городками, где дома стоят впритык друг к другу, а узкие улочки вымощены брусчаткой.
Путешественник из Франции Феликс Роджер так описал Мюррэй-Хилл: «Торговцы, нищие и богачи собрались в одном месте. Здесь стоит такой шум, что приходится повышать голос во время беседы с кем-нибудь. Жандармы наблюдают за происходящим, прислонившись к фонарным столбам. Карманники пытаются вытащить кошелёк у покинувших дорогой ресторан посетителей. А извозчик постоянно покрикивает на пешеходов, на которых натыкается уставшая лошадь. Шумное место с европейской архитектурой, пропитанное американским духом...»
В 1847 году открывается одно из самых красивых мест в Мюррэй-Хилле и во всём Нью-Йорке – Мэдисон Сквер Парк (23-я улица и Пятая авеню). Зелёный сквер с удобными деревянными скамейками моментально стал излюбленным местом отдыха городской аристократии. Полицейские внимательно отслеживали каждого бродягу или карманного вора, пытавшихся проникнуть в парк. Городские богачи бросали брезгливый взгляд на каждого, кто не соответствовал их кругу.
В детстве в Мэдисон Сквер парке часто бывал 26-й президент США Теодор Рузвельт. В своих мемуарах он вспоминает, что любимыми его развлечениями были «кормление хлебными крошками голубей и погони за белками».
Одна из городских легенд гласит: «Каждый, кто будет проводить в Мэдисон Сквер Парке по несколько часов в день на протяжении одного года, обязательно прославится на весь мир». Эту примету на своём примере подтвердили десятки уроженцев Мюррэй-Хилла, чья молодость тесно связана с парком.
В первой половине ХХ столетия Мюррэй-Хилл прославился на весь мир. На пересечении 5 авеню и 34-й улицы был построен знаменитый Эмпайр Стэйт Билдинг. Надо сказать, что историки до сих пор ведут ожесточённые споры по поводу того, к какому району Манхэттена принадлежит небоскрёб. Свои права на «владение» зданием заявили даже жители... Маленькой Италии, поскольку сотни итальянских иммигрантов занимались его возведением. Некоторые исследователи даже склоняются к мнению, что он представляет собой отдельный городской «нейборхуд» (!)
Официальная статистика говорит, что во время строительства Эмпайр Стэйт Билдинга погибло «всего» пять человек. Однако некоторые источники приводят совсем иные данные. В частности, рабочий Винсент Барталло, работавший монтажником на небоскрёбе, открыл правду незадолго до своей смерти в 1967 году: «Люди умирали каждые 2 – 3 дня, срываясь вниз с высоты птичьего полёта. Большинство из них падало на территорию стройки, ограждённую от пешеходных тротуаров большим забором. Тела быстро упаковывались в холщовые мешки и увозились с места происшествия. Причина высокой смертности – сильный ветер и плохое знание английского языка рабочими. Когда в одной бригаде работают китаец, филиппинец, итальянец и швед, им приходится объясняться больше жестами, нежели словами...»
По словам Барталло, возведение самого высокого с 1931 по 1972 годы в мире небоскрёба лишило жизни, по крайней мере, двухсот работников. Однако подтвердить этот факт официально пока ещё никому не удалось. 
Удивительно, что Мюррэй-Хилл на протяжении большей части ХХ века оставался одним из самых недорогих районов Манхэттена. Низкий уровень преступности и красивейшая архитектура не оказали большого влияния на рост цен. В 1960-м году известный агент по продаже недвижимости Фенимор Линквист назвал Мюррэй-Хилл «проклятым местом», объясняя низкий потребительский спрос на жильё «адским шумом, что доносится с улицы». «К стуку лошадиных копыт прибавился рёв автомобилей и звуки полицейских свистков, - говорил Линквист. – Здесь могут жить либо глухонемые, либо люди с очень крепкими нервами». 
Однако в период с 1994 по 2001 годы цены на квартиры в районе выросли почти в шесть раз. Причина – мэр Нью-Йорка Рудольф Джулиани, превративший Мюррэй-Хилл в одно из самых популярных мест на земле. Джулиани успешно боролся с проституцией, коррупцией, лишил прибыли итальянскую мафию и вернул былую славу 5 авеню, постепенно превращавшейся из улицы дорогих бутиков в Мекку эскорт-сервиса. Купить квартиру в Мюррэй-Хилле сегодня может позволить только очень состоятельный человек. А ведь ещё 15 лет назад комфортабельную 2-спальную квартиру с балконом можно было «отхватить» за $75 - $100 тысяч.
Говорить о конкретных достопримечательностях Мюррэй-Хилла не стану, так как весь район с его размытыми границами является одной большой достопримечательностью. Архитектура, магазины, парки и даже сами люди кажутся здесь особенными. Поистине божественную красоту район приобретает перед рождественскими праздниками, поэтому лучшее время для его посещения – декабрь.