ankara escort

ПРИСЯЖНЫЕ СПАСЛИ ЧЕСТЬ СТРАНЫ

В мире
№48 (658)

Процесс по делу об убийстве Анны Политковской оборачивается большими потрясениями.

Наверно, начать надо с подполковника Федеральной службы безопасности Павла Рягузова. Его арестовали год назад, на всю страну объявили, что он причастен к организации убийства обозревателя “Новой газеты”.
И вот – суд. Прокурор изложил присяжным фабулу обвинения. Особо остановился на том, что причастность бывшего сотрудника ФСБ Павла Рягузова к убийству журналистки следствием не доказана и он проходит по отдельному эпизоду - вымогательству крупной суммы денег у некоего предпринимателя. Судья Евгений Зубов попросил присяжных обратить на этот факт внимание, несколько раз повторил, что в убийстве Анны Политковской подсудимый Рягузов не обвиняется.
Тогда почему он сидит на скамье подсудимых здесь? Само по себе непонятно и нелепо. Ведь только из-за Рягузова дело рассматривается не в гражданском, а в военном суде. А военный суд имеет особый режим, ограничения, связанные с государственными секретами. Никто не сомневался, что по этой причине процесс сделают закрытым.
В здание суда никого не пускали, пока уполномоченный по правам человека Владимир Лукин не позвонил председателю Верховного суда Лебедеву: “Вячеслав Михайлович, что у вас тут творится?” Для ведения процесса, имеющего международный резонанс, отвели крошечный зал. В то время как только журналистов собралось не менее ста.
Прокуроры сразу же выступили с ходатайством вести процесс в закрытом режиме. Адвокаты с обеих сторон возразили, привели свои доводы, предупредив, что в таком случае “приговор может быть подвергнут сомнению”.
И судья Евгений Зубов – к удивлению собравшихся - отклонил ходатайство государственных обвинителей.
“Это для нас неожиданно, - прокомментировал шеф-редактор “Новой газеты” Сергей Соколов. - Значит, было принято политическое решение...”
Английская “Таймс” в обобщениях пошла еще дальше: “Это самый показательный экзамен на приверженность России принципу независимой судебной власти со времен распада СССР. Открытость этого процесса может положить начало обновлению российской судебной системы”.
На следующий день, 19 ноября, им, наивным, показали, как проводится юридически-идеологическая спецоперация с использованием демократии, представителей народа. 
“Я в первом заседании, разрешая открытое судебное разбирательство, говорил о своих опасениях, - начал судья Зубов слушания по существу дела. - Но у защиты на этот счет было свое мнение. Меня эти доводы не убедили - вы забыли о законе, который защищает участников процесса и их семьи. Речь идет о присяжных. В настоящее время мне доложил сотрудник, что коллегия присяжных заседателей отказывается выходить в зал суда в присутствии прессы. В связи с этим дальнейшее рассмотрение уголовного дела будет проходить в закрытом режиме”.
“Но в законе нет такого основания, как нежелание присяжных выходить в зал в присутствии прессы! – возмутился адвокат Мурад Мусаев. - Единственная причина - если что-то указывает на нарушение безопасности. При этом суд должен привести доводы, что кто-то этой безопасности угрожает. Неужели кто-то из журналистов угрожал нашим присяжным?”
Его поддержала адвокат Карина Москаленко: “Накануне, когда присяжные принимали присягу, они могли взять самоотвод... Закрытие процесса не будет соответствовать высоким стандартам этого процесса... Значит, нам есть что скрывать”.
Судья ответил: “Когда появятся реальные факты угрозы присяжным, будет поздно. Я принял решение. Слушания будут проходить в закрытом режиме”.
“Я считаю, что это позорище! - заявил редактор “Новой газеты” Дмитрий Муратов. - Все, как и предполагалось, - не мытьем, так катаньем. На первое заседание пришел уполномоченный по правам человека в РФ - тогда побоялись это сделать, а сейчас нашли способ засекретить деятельность агентов, которые в деле об убийстве Политковской встречаются на каждом шагу”.
Возмущайся не возмущайся, а против лома нет приема. Не военные, якобы пытающиеся что-то утаить, а сам народ в лице присяжных закрыл процесс от прессы. Да еще явный намек на угрозу со стороны террористов. Тонкая работа.
Только где тонко, там и рвется. 20 ноября судья Евгений Зубов вдруг объявил, что заседания откладываются до 1 декабря. Что-то случилось. Но что?
Об этом мы узнали в тот же день, 20 ноября, в 15 часов, когда в эфир “Эха Москвы” вышел присяжный заседатель Евгений Колесов, 59-летний кровельщик ремонтно-эксплуатационного управления:
“В районе полчетвертого (19 ноября – Ред.) я пришел домой, решил приготовить себе обед, включил “Эхо Москвы”... И вдруг узнаю, что, оказывается, мы струсили, испугались прессы и попросили судью удалить прессу. Вы знаете, для меня это был просто шок... Ведь ваша радиостанция вещает не только на Москву, она вещает на всю Россию и на весь мир. Вот нас выставили в таком виде... Это посмешище какое-то! Ну как это так - присяжные боятся прессы! Боятся, что их кто-то там увидит... Когда началась шестичасовая передача, опять все то же самое повторили, я просто не смог молчать и послал эсэмэску, в которой указал, что лично я, Колесов Евгений, являюсь присяжным заседателем и я все это дело своими ушами слышал и все знаю...”
Далее Евгений Колесов рассказал, что в комнату присяжных несколько раз заходила секретарь суда и предлагала подписать заранее заготовленную бумагу с требованием - от имени присяжных - удалить прессу и сделать заседания суда закрытыми.
НИКТО из 20 присяжных эту бумагу не подписал. Но судья Зубов распространил на весь мир ложные сведения.
О том, что они требуют удалить журналистов, присяжные, как и Евгений Колесов, узнали из прессы вечером 19 ноября.
20 ноября они собрались в суде.
“Когда я вошел в эту комнату, шло обсуждение, - рассказывает Евгений Колесов. - Все были возмущены. Абсолютно все присяжные были возмущены тем, что нас выставили в таком глупом виде. И народ это обсуждал. А дома я заготовил заявление на имя судьи, где указал, что это все было неправда, мы никаких заявлений не делали, и сказал, что прошу меня больше не считать присяжным заседателем, потому что я не хочу участвовать в неправильном суде. Маленькая ложь порождает большую. Все... Мы сегодня написали общее заявление на имя судьи, что никаких заявлений в течение процесса, который был позавчера, вчера и сегодня, не делали. Это первое. Второй пункт. Мы просим убрать только видео- и телекамеры. Против печатных СМИ, прессы мы не возражаем, чтобы они участвовали в этом суде... Наша староста передала мое заявление и наше заявление судье”.
После этого судья Зубов и объявил, что заседания прерываются до 1 декабря.
21 ноября участников суда попросили собраться не 1 декабря, как было объявлено, а 25 ноября: “Для решения процессуальных вопросов”.
Верховный суд РФ, в свою очередь, заявил о намерении разобраться, нарушил ли требования закона судья Зубов.
“Он может быть привлечен к дисциплинарной ответственности”, - прокомментировал сообщение президент Московской адвокатской палаты Генри Резник.
Что можно сказать? Суд в очередной раз опозорил страну. Но присяжные, представители народа, спасли ее честь. Такими присяжными, такими представителями народа можно и надо гордиться.
“Во вторник, 25 ноября, Генеральная прокуратура РФ заявила ходатайство об отводе
судьи  Евгения Зубова из-за нарушения процессуального законодательства”.
Москва