Политика как форма существования белковой материи

В мире
№48 (658)

Нефть дешевеет. Не помогают ни усилия стран - членов организации ОПЕК, уменьшающих добычу, ни финансовый кризис, который, как думают во многих государствах, ведет к скорому концу США, которые здесь считают виновником всех бед. В этих условиях политики, руководящие странами, чье благополучие зависит лишь от высоких цен на энергоносители, делают взаимоисключающие заявления, свидетельствующие о том, как мало эти политики понимают в том, чем они занимаются.
Для того чтобы человек мог заниматься политикой на профессиональном уровне, нужно, чтобы он, этот человек, имел желание, возможность и необходимые для этого занятия качества. Никто сегодня не возьмется всерьез утверждать, что руководить государством может кухарка. Давно уже стало аксиомой, что все три упомянутых условия могут совпасть лишь для определенной группы людей. Но это – в свободном мире. Там же, где до сих пор не устоялись традиции представительной демократии, вполне могут быть исключения. А раз могут, то значит и случаются.
Например, имеется громадное желание. Но нет ни возможности, ни подходящих качеств. В этом случае возможности изыскиваются. И часто находятся. А качества... Считается, что качества приобретаются, воспитываются, выковываются, закаляются. Кто-то для этого спит на гвоздях, кто-то упражняется в безуспешных переворотах, кто-то участвует в захватах иностранных посольств.
После всего этого одни становятся настолько популярными среди определенных слоев населения, что им удается победить на выборах. Других замечают теневые руководители, которые продвигают их, помогают им подниматься по карьерной лестнице, вплоть до достижения ими высших должностей в государстве.
И они руководят. На горе себе и на беду народам тех стран, где они имели сомнительное счастье родиться. Почему на горе себе? Вот ведь Фидель Кастро, например, бессменный руководитель Кубы в течение многих лет, сдав дела своему соратнику и брату, в почете доживает свои дни, делясь нажитым опытом с коллегами и последователями. Но, помилуйте, разве на такой конец рассчитывал сам Фидель, начиная свою герилью? Он наверняка видел себя членом когорты руководителей нового, свободного и светлого мира. Вместо этого он оказался в положении человека, чьей кончины только и ждут для того, чтобы отменить одиозные ограничения, введенные им на острове Свободы. Чтобы разрешить людям пользоваться элементарными средствами коммуникации, простейшими бытовыми приборами, дать им возможность свободно перемещаться по миру. Чтобы, в конце концов, дать людям работу, а не предоставлять им сомнительное преимущество получать нормированные продукты питания вне зависимости от наличия или отсутствия этой самой работы.
Что плохого в том, что, как говорят, до кастровской революции Куба была увеселительным заведением Америки? Разве не подобный статус имел в советское время Крым? Однако Крым именовали всесоюзной здравницей, а про дореволюционную Кубу чего только не говорят.
Впрочем, о Кубе я заговорил лишь постольку, поскольку ее вожди являют собой яркий пример тех руководителей, которые не доводят свои страны до добра. Вообще же я собираюсь говорить о президенте Венесуэлы Уго Чавесе и его иранском коллеге Махмуде Ахмадинеджаде.
Бюджет Венесуэлы на 2009 год основан на цене 60 долларов за баррель нефти. Еще недавно такой бюджет казался сверхнадежным, так как нефть продавалась намного дороже. По сравнению с ценами, которые устанавливала ОПЕК в конце девяностых годов, а именно с ценами в пределах от 22 до 29 долларов за баррель, даже 60 долларов было более чем достаточно для того, чтобы не только инвестировать в промышленность Венесуэлы, но и закупать сотни тысяч автоматов Калашникова, и другое, не столь легкое вооружение. Но понижение цены барреля до 50 долларов создало угрозу не только наполеоновским планам Уго Чавеса на внешнеполитической арене, но и его внутренней политике. Несмотря на то, что Чавес продолжает уверять венесуэльцев, что «стране хватит ресурсов и воли выдержать следующий год с ценами на уровне прошлого десятилетия»,  он уже вынужден исподволь готовить их к трудным временам: «дальнейшее снижение стоимости нефти приведет к сокращению инвестиций в нефтегазовую отрасль, что негативно отразится на будущих объемах добычи».
Чавес напрасно пытается внушить своим согражданам мысль о том, что снижение цен на нефть отразится лишь на объемах ее добычи. Отразится на всем. На чем отразился тот факт, что кубинский сахар перестал покупаться не только «империалистическими странами», но и бывшими друзьями? Абсолютно на всех сторонах жизни. Примерно это, если даже не в большей степени, ждет и Венесуэлу.
Может быть, Чавесу поможет Россия? Не поможет. Россия может кредитовать своих друзей, но лишь для конкретных целей. Для покупки российского оружия. Эти примеры мы видим в отношениях России с Ливией, Сирией, Алжиром.
А Иран? Действительно, иранское присутствие в Венесуэле усиливается. Иран строит здесь социальное жилье, машиностроительные заводы. Уже около полутысячи иранских инженеров находятся в Венесуэле. Однако надо учитывать, что союз между двумя этими странами преследует не взаимную выгоду, он основан на принципе «против кого дружить». Антагонизм Венесуэлы и США вызывает у руководства Ирана надежду на то, что, пользуясь этим антагонизмом, Иран может, во-первых, закрепиться на Американском континенте, а во-вторых, связи с Венесуэлой и другими странами, где правят левые режимы, позволят разорвать дипломатическую изоляцию, в которой Иран пребывает со времени совершения исламской революции.
Уже сейчас проект проникновения в Америку требует от Тегерана небывалого экономического и финансового напряжения. Кроме Венесуэлы, Иран планирует построить в Никарагуа дамбы и пищевые предприятия. Боливии обещана помощь на сумму в миллиард долларов, в рамках которой планируется построить цементный завод, молочные комбинаты и те же дамбы.
За всей этой «интернациональной помощью» стоит очень простая, но далеко идущая цель. Тегеран намеревается превратить те страны, которым он «помогает», в своеобразный шлюз, через который иранские агенты смогут совершенно беспрепятственно проникать на континент. А что такое иранские агенты - говорить не надо. Они оказывают всяческую помощь исламистам обеих Америк.
Однако в самом Иране дела тоже идут не блестяще. Президент Ахмадинеджад, как и его венесуэльский коллега, утверждает, что даже падение цены на нефть до пяти долларов за баррель не повредит иранской экономике, однако такие заявления рассчитаны лишь на внутреннее потребление. Например, на тегеранской телевизионной ярмарке Ахмадинеджад заявил: «Наша экономика ориентирована на удовлетворение внутренних потребностей, поэтому мы переживем и пять долларов за баррель нефти». Но что будет с поверившими Ирану латиноамериканскими левыми режимами? На что будет строиться социальное жилье? И что скажут те, для кого оно предназначалось, когда проект лопнет как мыльный пузырь?
Вне своей страны иранские руководители более реалистичны. В рамках согласованной политики ОПЕК Иран вместе с другими странами - членами этой организации уже существенно снизили добычу нефти – двадцать четвертого  октября ОПЕК приняла решение о сокращении добычи нефти на полтора миллиона баррелей в сутки, однако это не смогло сдержать дальнейшего падения цены нефти.
Собственно говоря, это всем известно. Я не ставил перед собой целью дать экономический анализ состояния дел в нефтедобывающих странах. Я только хотел показать, что там, где у руля стоят люди, пришедшие в политику так, как это сделали Чавес и Ахмадинеджад, там, где эти люди видят свою задачу не в улучшении жизни людей, а в совершении неких, весьма специфичных внешнеполитических акций, таких, как борьба с «северной империей» в случае Венесуэлы, или с «большим и малым сатаной», как в случае Ирана, там рано или поздно следует ожидать катастрофические последствия этой деятельности. Хорошо, если эти катастрофические последствия затронут лишь сумасбродных политиков. Однако, к сожалению, люди такого сорта без боя не уходят. Это значит, что их уход станет результатом эксцессов, в ходе которых возможны жертвы и среди тех, кто в свое время доверил этим политикам руководство страной.
В качестве заголовка статьи я использовал слегка измененный глубокомысленный марксистский тезис о том, что жизнь – это высшая форма существования белковой материи. К сожалению, некоторые лидеры демонстрируют нам, что их деятельность не имеет никакого отношения к «высшей форме» существования и мы должны классифицировать их как-то иначе.


Комментарии (Всего: 2)

Всё правильно. Только взгляд этот узок и стар как мир.
Это не вина их, а беда, что теперь "высокоразвитые" страны могут с меньшими затратами грабить их. А появление авторитарного правления в нефтедобывающих странах это закономерная реакция народа на то, что делают с ними "высокоразвитые" страны.Никто не хочет быть повешенным как Садат. А ведь сколько лет, сколько сил, сколько нефти отдал, чтобы угодить США. Не угодил, и "высокоразвитые" показали сущность своей "демократии". которая видна автору через узкую щель комфортабельной квартиры.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Но ведь Америка вместо того, чтобы найти возможность наладить отношения с Чавесом, старается их усугубить. Пусть он неадекватен, но будь умнее и сыграй на этом. Нет, наш имперский снобизм не допускает такого сценария. И вот этим пользуются те, кто хочет внедриться на американский континент. Глупый президент попался в этот раз, а уж министр иностранных дел-даже слов нет. Лучше бы в квартете играла и то больше толку.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *