BОRО-графия Нью-Йорка: Йорквиль

История далекая и близкая
№47 (657)

Расположенный в восточной части Манхэттена район Йорквиль занимает площадь с 79-й по 96-ю улицу и с третьей авеню - до берегов Ист-Ривер. Сегодня Йорквиль считается лишь небольшой частью верхнего Ист-Сайда, однако триста лет назад его территория включала в себя почти четверть Манхэттена.
Голландские и немецкие фермеры начали освоение здешних земель в начале XVII века. Более сорока семейств, иммигрировавших из Европы, пытались заняться сельским хозяйством, но ещё индейцы племени ленапе когда-то предупреждали колонизаторов, что почва Эвахо (так они называли нынешний Йорквиль) проклята злыми духами и вырастить здесь что-либо, кроме сорняков, невозможно. 
Скудные урожаи привели к тому, что в 1614 году большинство разорившихся фермеров вынуждены были продать землю. Сначала хозяином территорий стал Карл Нэйм – известный в те времена изготовитель сундуков, выполнявших в домах зажиточных жителей функцию сейфов. Нэйм планировал построить огромное здание, которое стало бы, по его словам, «королевским дворцом по производству сундуков». Амбициозный бизнесмен не скрывал, что «планирует завалить своей продукцией весь мир», сделав имя в Америке.
Осуществить задуманное Карлу Нэйму не удалось. Незадолго до начала строительства его убило молнией. Причём смерть выглядела крайне нелепо. Он всегда передвигался в комфортабельной лошадиной повозке, так как страдал агорафобией – боязнью открытого пространства. Но однажды всё-таки изъявил желание прогуляться от ресторана до дома пешком, чем очень удивил своего кучера. Пройдя всего несколько метров, он упал на землю замертво после мощнейшего раската грома. Очевидцы этого инцидента моментально пришли к выводу, что «своей любовью к большим деньгам Нэйм разгневал Бога, который его и покарал».
После внезапной смерти изготовителя сундуков земли перешли к голландцу Бенджамину Харви – потомственному пчеловоду и производителю мёда. Про него говорили, что этот человек не может прожить без пчёл даже одного дня. С утра до вечера он проводил время на пасеке, разговаривая с пчёлами на непонятном языке. К 1620 году Харви превратил весь Йорквиль в одну большую пчеловодческую ферму. Он зарабатывал гигантские деньги на продаже не только мёда, но и пчелиного воска, который использовался в строительстве кораблей и в медицине.
«Человек может стать счастливым только в том случае, если его работа приносит райское наслаждение, - любил повторять пчеловод. – Тот, кто работает ради денег, – жалкий человек с ограниченным кругом интересов».
Харви раздавал заработанные деньги направо и налево. Он мог сделать богачом бродягу, валяющегося на тротуаре, или неожиданно осчастливить мешком с золотыми монетами бедный детский приют. Окружающие отзывались о пчеловоде как о чудаковатом, но невероятно добром и отзывчивом человеке.
Харви создал для жителей Йорквиля более двухсот рабочих мест, и пустынный район стал постепенно обрастать жилыми домами и малыми бизнесами. Поскольку сельским хозяйством заниматься было невыгодно, йорквильцы работали преимущественно в прачечных, тавернах, фирмах по перевозке мебели и всевозможных мастерских. В 1640 году англичанин Фенимор Перкинс открыл здесь одну из первых мувинг-компаний в Нью-Йорке. Рекламный слоган бизнеса был таков: «Пока вы спите, мы бережно перевезём всю вашу мебель. Вы не почувствуете неудобств и даже не увидите нашего тяжёлого труда...» Ноу-хау Перкинса заключалось в том, что его фирма работала ночью - пока клиент спит.   
Самым популярным бизнесом начала XVIII века стал магазин колбас Теодора Шурца. Немецкий фермер предлагал свыше трёхсот видов продукции, включая экзотические копчёности из мяса крокодила и страуса. Шурц считался хорошим другом нью-йоркского мэра Филиппа Френча и владел эксклюзивным контрактом на организацию и проведение торжественных ужинов для городских политиков. После того как Шурц умер в 1709 году от сердечного приступа, его магазин был переоборудован под музей. Десятки людей приходили сюда, чтобы насладиться неповторимым колбасным запахом, который впитался в дубовые стены заведения.
В 1715 году в Йорквиль приезжает собаковод Бернард Ульрих, разводивший и обучавший немецких овчарок. Основными его клиентами были состоятельные люди, имевшие собственные дома, и профессиональные охотники. Одна из городских легенд гласит, что когда к собаководу пожаловал глава Нью-Йорка Джон Джонстон, чтобы выбрать щенка, Ульрих шутки ради продал ему маленького волчонка. Обнаружив обман, Джонстон так разозлился, что подал на собаковода в суд. Чем в итоге закончилось разбирательство – история умалчивает.
Йорквиль считается первым районом Большого Яблока, ставшим «интернациональным» уже в конце XIX века. В то время как в других местах Манхэттена доминировали англичане, итальянцы, голландцы и испанцы, здесь проживали выходцы из трёх десятков стран. Причём в одном доме могли спокойно уживаться семьи из Азии, Африки, Латинской Америки и Европы. Йорквильцы даже придумали свой язык, ставший смесью английского, испанского, голландского и китайского языка. Мудрёными словесными оборотами такой речи владели только они.
В начале XX века Йорквиль прозвали «маленькой Европой», поскольку сюда иммигририровало большое количество поляков, немцев, шведов, австрийцев, словаков и чехов. Каждая европейская община открывала свои национальные рестораны и магазины, что привлекло десятки тысяч туристов. Здесь находились самобытные, миниатюрные комьюнити «Маленькая Прага», «Маленький Будапешт» и «Маленький Дрезден».
Репутация Йорквиля пошатнулась с приходом к власти в Германии Адольфа Гитлера. В начале 30-х годов свою штаб-квартиру в районе открывает Фриц Кун – немец, имевший американское гражданство, и основавший партию «Германо-американский союз» (German American Bund). Кун открыто призывал к истреблению евреев, афроамериканцев, азиатов и каждого жителя США, кто не подходит под определение «белый человек». Кун лично встречался с Адольфом Гитлером и пользовался поддержкой влиятельных немецких семей в Нью-Йорке. «В Нью-Йорке проживает восемь тысяч немцев, и каждый из них готов выйти на улицу, чтобы умереть, защищая идеалы национал-социализма», - беспрестанно повторял Кун.
Надо сказать, что нью-йоркские власти снисходительно относились к его речам и деятельности созданной им партии. Городские полицейские даже не помешали нацистам украсить Йорквиль сотнями флагов с изображением свастики в октябре 1939 года. Празднование «нацистско-американского» единения сопровождалось парадом и массовыми драками. Кстати, американские историки часто обходят стороной этот нелицеприятный факт.
После Второй мировой войны Йорквиль вновь становится неофициальной столицей туристических развлечений Нью-Йорка. Со всего мира сюда съезжаются музыканты, артисты, певцы, чтобы попробовать силы на «йорквильских подмостках» - так называли кабаре и ночные клубы района, где постоянно требовались таланты для развлечения богатой публики. Устроиться музыкантом в среднестатистический местный ресторан было не проще, чем попасть в основной состав артистов популярного бродвейского шоу.
В 60-х годах XX века Йорквиль окончательно закрепил за собой репутацию одного из самых дорогих и престижных районов Манхэттена. Помимо роскошных кирпичных особняков, которыми он славится, советую взглянуть на две местные достопримечательности:
- Gracie Mansion – официальная резиденция мэра Нью-Йорка, построенная в 1799 году (пересечение Ист-Энд авеню и 88-й улицы). Сюда главой Большого Яблока приглашались на ужин сотни политических деятелей. К слову, нынешний мэр Майкл Блумберг редко появляется в своей резиденции. Это связано с его постоянными разъездами по имперскому штату и любовью к нью-йоркским небоскрёбам. 
- Carl Schurz Park – потрясающий красоты парк, названный в честь героя Гражданской войны в США. Площадь - 14.9 акров. Особенно рекомендую насладиться удивительным пейзажем, открывающимся на реку Ист-Ривер. На мой взгляд, с волшебной  энергетикой этого места может сравниться разве что Бэттери-парк.
Имя самого известного жителя Йорквиля наверняка удивит многих наших читателей. Им является новый президент Соединённых Штатов Барак Обама. Он жил здесь во время учебы в Колумбийском университете. Если верить историкам, подробно исследовавшим студенческие годы этого политика, то Обама выглядел в глазах соседей типичным «ботаником», с головой погружённым в учёбу. Его любимым местом отдыха, как не трудно догадаться, были йорквильские библиотеки. Другие именитые жители Йорквиля - легендарный игрок бейсбольной команды New York Yankees Лу Гехриг, выдающийся баскетболист Boston Celtics Боб Коузи, американский сенатор и общественный деятель Роберт Вагнер и замечательный киноактёр Джеймс Кагни. 
Самым известным событием в жизни Йорквиля является американо-немецкий парад, который проходит здесь каждую третью субботу сентября. Взглянуть на это красочное представление съезжаются туристы со всего восточного побережья.
Сегодня Йорквиль часто называют «студенческой деревней», так как здесь арендуют комнаты или квартиры тысячи студентов нью-йоркских колледжей и университетов. Также район облюбовали сотни преуспевающих бизнесменов из Европы, работающих в Нью-Йорке. Владеть недвижимостью в Йорквиле для последних – показатель успеха и наличия очень больших денег.