Тайна Левинсона

В мире
№51 (922)
Не просто тайна, а тайна за семью печатями, или как говаривал Черчилль: головоломка, покрытая тайной, а та завернута в загадку. 


Вот уже скоро восемь лет с тех самых пор, как Роберт Левинсон в начале марта 2007 года бесследно исчез из гостиницы «Марьям» на следующий день после прибытия на иранский остров Киш. Если он еще жив, то побил все рекорды, находясь неизвестно у кого в заложниках дольше, чем любой другой американец.  


Сам Роберт Левинсон – тоже загадка. По крайней мере, был им до того, как на прошлой неделе его имя снова замелькало на первых страницах газет и среди первых сообщений в новостных лентах по ТВ и в Интернете как сенсация номер один.  Многоопытный специалист, эксперт и аналитик (в том числе, по русской мафии), он работал в Управлении по борьбе с наркотиками Министерства юстиции, а в последние годы в ФБР, откуда в 1998 году неожиданно уволился и ушел на вольные хлеба, основав собственное сыскное агентство. В оном качестве частного детектива он и отправился на этот злосчастный для него остров Киш со статусом свободной экономической зоны, а потому въезд туда не требует визы. Чем Левинсон и воспользовался. Для чего?


Мнения расходились. Гипотезы, одна правдоподобнее другой. 


Самая невинная из них, что он поехал туда из Дюбаи на Киш как турист - на пару дней, просто чтобы отдохнуть. Другие версии более замысловатые. Что Левинсон получил заказ на промышленный шпионаж от неназванной частной фирмы. Что он работал на Моссад, внедряя своих людей в ядерные проекты Ирана. Что человек он рисковый, авантюрный и действовал на свой страх и риск, не имея конкретного заказчика, а потом думал продать полученную секретную информацию кому подороже. Что, будучи крупнейшим американским спецом по русской мафии, а у той связи по всему миру, надеялся получить на Кише дополнительную информацию, но был «нашими» ребятами похищен, дабы нейтрализовать исходящую от него угрозу. 


В свете сенсационных сообщений агентства Ассошиэйтед Пресс и огромных первополосных материалов в «Вашингтон пост» и «Нью-Йорк таймс», все эти домыслы кажутся досужими - один фантазийнее другого. Не исключено, что многие из них были не просто праздными догадками журналистов, а намеренным вбросом дезинформации, чтобы запутать следы. 
Да и частное сыскное агентство оказалось не более чем прикрытием для настоящей деятельности Роберта Левинсона.
Заботясь о своем пропавшем гражданине, американское правительство объявило о вознаграждении в миллион долларов за информацию, которая привела бы к освобождению Левинсона. Увы, этот миллион остался невостребованным. Помимо этого, все эти годы американские власти на самом высоком уровне, начиная с президентов и госсекретарей, предпринимали неимоверные усилия, чтобы вызволить этого человека из плена. 


Предыдущий иранский президент Махмуд Ахмадинежад, несмотря на свои антиамериканские и антисемитские воззрения, прилюдно заверял, что готов сделать все, что в его силах, чтобы разыскать и освободить американца еврейского происхождения. 


Его преемник Хасан Рухани, политик более умеренных взглядов, чем его предшественник (по крайней мере, на словах), так же готов способствовать освобождению Левинсона, но, опять-таки, «не располагает никакой информацией о его местонахождении». 


Не знаю, как его заверениям о готовности к переговорам по ядерным вопросам, но этим заявлениям об отсутствии у него каких-либо сведений о Левинсоне, мне кажется, можно верить. Это вовсе не означает, что в таком же неведении находятся другие лидеры исламской республики. Сама власть выборного президента в Иране ограничена, потому как политическое верховенство принадлежит аятолле Али Хаменеи и другим религиозным фанатикам. В их субординации находятся и иранские спецслужбы, которые могли быть замешаны в похищении Роберта Левинсона, а могли и нет. Неизвестно.
Нельзя сказать, что от Левинсона не было все это время ни слуха, ни духа. Три года назад, в ноябре 2010 года, его семья получила 54-секундное видео, где он жаловался на свое здоровье и просил помочь ему вернуться домой: «33 года службы Соединенным Штатам чего-нибудь да заслуживают. Пожалуйста, помогите мне». 


Эта мольба оказалась закодированным сообщением, которое не все и не сразу разгадали. В этом обращении была явная ошибка, которая оказалась сознательной: в Управлении по борьбе с наркотиками и в ФБР Роберт Левинсон проработал в общей сложности 28 лет – зачем ему понадобилось надбавлять себе стаж?


Вот с этой «ошибки» дотошные журналисты и стали копать, пока не выяснили, что эти пять лет Роберт Левинсон действительно работал на Америку, но в новом для себя качестве: как фриленсер, нештатный агент ЦРУ. Более того, все эти годы он исправно получал зарплату. Правда, три агента, которые ее выплачивали и были на связи с Левинсоном, были уволены из ЦРУ, а еще семь получили взыскания за то, что действовали будто бы без санкции руководства американской разведки. Не исключено, однако, что это было сделано для отвода глаз, чтобы отвести угрозу жизни Роберта Левинсона как шпиона. 


Возможен и другой вариант, что за фасадом этих смещений и выговоров скрываются подковерные разборки между двумя соперничающими подразделениями ЦРУ – оперативным и аналитическим. Контрактниками обычно занимался оперативный отдел, но Роберту Левинсону предложила работу и была с ним в постоянном контакте аналитик ЦРУ Энн Джэблонски, с которой он познакомился и подружился на корпоративной вечеринке. Другая странность, что и сам Левинсон был кабинетным аналитиком и был взят в ЦРУ на должность консультанта с зарплатой 85 тысяч долларов, но это опять-таки скорее всего прикрытие, потому что на остров Киш он отправился в качестве полевого разведчика. До этого, в течение пяти лет, Роберт Левинсон поставлял сведения, в ценности которых сомневались оперативники, зато были в полном восторге аналитики.  


Тут надо сделать одну существенную оговорку. Именно в 2010 году Адам Голдман, который работал тогда в Ассошиэйтед Пресс, а сейчас в «Вашингтон пост», накопал достаточно фактов и пришел к выводу, что Роберт Левинсон – агент ЦРУ, но по просьбе американских властей журналист согласился попридержать свой сенсационный материал на целых три года. 
Семья Левинсона, сочтя поиски, предпринятые американскими властями, недостаточными, наняла своих детективов, и те пришли к аналогичным умозаключениям. За молчание правительство выплатило семье своего агента два с половиной миллиона долларов. 


«Нью-Йорк Таймс», которая хоть и вышла со своей статьей на день позже «Вашингтон пост», но эта статья - самая большая и обстоятельная, и из нее следует, что газете было известно о шпионских функциях пропавшего Роберта Левинсона еще в 2007 году, вскоре после его исчезновения, но она помалкивала, исходя опять-таки из высших интересов.


Все это говорит о моральной ответственности наших журналистов, но меня – и не только меня - интересует другое: почему все СМИ вдруг, как по команде, заговорили именно сейчас о том, что Роберт Левинсон работал на ЦРУ? Не потому ли, что жизни американского супершпиона больше ничего не угрожает, ибо его уже нет в живых?   


Высокий, обаятельный, смешливый и остроумный Роберт был, что называется, душой общества. Даже идя на опасные задания, шутил, пусть это был и черный юмор, юмор висельника. Даже отправляясь на свое последнее задание на остров Киш, где он по наводке журналиста Айры Зилвермана должен был встретиться с перешедшим в ислам американцем Дэвидом Белфилдом (Давудом Салахуддином), а опознать его - по берету, Роберт Левинсон пытался шутить, пряча за юмором свой страх: 


- Берет – это класс! Совсем, как в «Касабланке». 


Некоторые считают, что сыскной деятельностью Левинсон занимался не только денег ради, но из «детского интереса к приключениям и международным интригам». Может и так, но они принимают на веру его работу как частного детектива, тогда как это было только прикрытием его шпионской деятельности, а ею он, несомненно, занимался из патриотических побуждений. Без вопросов. 


«Скоро 10 марта, мне будет 59, сколько безумств я совершил в своей жизни! Почему тогда я снова подвергаю себя риску, когда у меня семеро детей и прелестная жена?»


Так писал Роберт Левинсон другу из Женевы – за несколько дней до своей роковой поездки на остров Киш.
Да, наверное, в этом большом, как Пьер Безухов, человеке было нечто ребяческое, детское, игровое, но даже если он играл в шпиона, то и был шпионом, самым что ни на есть настоящим, снабжая своих супервизоров докладными записками, которые читаются как шпионский детектив в духе Ле Карре. Совершенно секретная информация сочеталась в его докладах с тонким анализом и голокружительными гипотезами. С его исчезновением наша страна потеряла один из редких, если не единственный источник информации о правящих верхах Ирана.     


Левинсону казалось, что он напал на след и вышел на важного осведомителя – иначе он не стал бы рисковать и не отправился бы на остров Киш. А то, что он идет на риск, он сознавал вполне, потому и писал другу, что хотел бы «каких-то гарантий, что не окажется там, где менее всего мне хочется оказаться». Как в воду глядел! Его осведомитель оказался двойным, а то и тройным агентом и послужил приманкой, чтобы заманить американского разведчика в ловушку. 


В этой истории много загадок, но лично меня больше всего волнует вопрос вопросов: жив или мертв Роберт Левинсон?