BОRО-графия Нью-Йорка: Рузвельт-Айленд

История далекая и близкая
№46 (656)

Многие американцы глубоко заблуждаются, считая Манхэттен большим единым островом. На самом деле знаменитое нью-йоркское боро состоит из нескольких островов, один из которых именуется Рузвельт-Айленд. Любителям городской истории этот населённый пункт известен прежде всего тем, что за свою многовековую историю он 29(!) раз менял название.
Рузвельт-Айленд располагается между Манхэттеном и Квинсом - в самом сердце реки Ист-Ривер. Именно географическое положение острова привлекло голландцев, выкупивших здешние земли у индейцев племени миннахонок в 1637 году. Оплата была чисто символической – 220 бобровых шкурок и несколько рулонов первоклассно выделанной свиной кожи. Возглавил управление островом Франсуа Трофф – владелец самой большой скотобойни в Нидерландах. На следующий день после покупки он окрестил территорию Маннинг-Айленд – в честь бравого капитана Джона Маннинга, который за свою жизнь перевёз на корабле из Европы в Америку более десяти тысяч иммигрантов (документальных подтверждений этому факту нет).
Первое европейское поселение острова состояло из шести голландских семей. Первоначально они хотели построить на острове ткацкую фабрику, но Трофф во время одной из прогулок по лесу заметил, что земля буквально усыпана желудями – любимой пищей диких кабанов, и быстро смекнул, что разведение этих животных, не требующее никаких финансовых затрат, сулит огромные прибыли. Здесь стоит упомянуть, что в те времена мясо боровов (кастрированных кабанов), откормленных исключительно желудями, считалось одним из самых дорогих деликатесов в Европе. Оно обладало нежнейшим вкусом и потрясающим запахом.
Поселенцы с энтузиазмом восприняли идею открытия кабаньей фермы и полностью доверились Троффу. Таким образом, уже к 1640 году количество боровов возросло со 150 до 5000 особей. Ежедневно жители Маннинг-Айленда забивали на мясо по 8 – 10 кабанов. Причём средний вес животного составлял порядка тысячи паундов (450 кг). Доходы от бизнеса росли в геометрической прогрессии. Заработок самого низкооплачиваемого работника на острове превышал доход самого высокооплачиваемого чернорабочего в Новом Амстердаме.
Поскольку Трофф был очень консервативным человеком, он неохотно соглашался вносить изменения в инфраструктуру острова. Никогда не нанимал новых работников и всячески пресекал переезд на остров новых иммигрантов. «Я не хочу, чтобы моя земля превратилась в нечто, схожее с современным Лондоном или Амстердамом, - говорил он. – Нам не нужны лишние люди, лишние постройки и лишние проблемы...»
Трофф очень серьезно относился к своему бизнесу, контракты заключал только с самыми дорогими ресторанами и авторитетными горожанами. К примеру, кабанье мясо расфасовывалось на части по 10 паундов и заворачивалось в специальную бумагу. Эта очень дорогая бумага со штампом скотобойни Троффа производилась в Нидерландах и украшалась золотой нитью. Каждый свёрток сопровождался информацией с датой рождением и датой смерти забитого борова. Естественно, все эти изысканные тонкости с лихвой окупали себя.
Возможно, Трофф мог бы стать одним из самых блестящих бизнесменов в истории Нью-Йорка, однако крест на его карьере поставил трагический инцидент.
В 1654 году мощный ураган разрушил один из хлевов, где содержалось несколько больших боровов. Животные оказались на свободе и в поисках пищи забрели в Дом малютки Маннинг-Айленда, дверь которого оказалась открытой. Работники в это время отсутствовали, и кабаны съели несколько новорождённых детей. Напомню, что эти животные являются единственными в мире, кто без всякого раздумья поедает человеческих младенцев. К сожалению, владельцы фермы не учли этого страшного факта.
Трагедия потрясла весь город. Чиновники приняли решение закрыть ферму до выяснения всех обстоятельств происшествия. Несколько подчинённых Троффа отправились за решётку. Сам он попал в психиатрическую клинику с диагнозом «сумасшествие». Среди погибших детей был его внук...
Мясной бизнес развалился за считанные месяцы. Поскольку по городу поползли слухи о кабанах-людоедах, власти приказали истребить всех крупных животных на Маннинг-Айленде. С этой миссией быстро справилась команда мясников-охотников, нанятых мэром Томасом Уиллетом. К 1685 году остров почти полностью опустел.
В последующее тридцатилетие он менял название дважды. Сначала его нарекли Блэквелл-Айлендом, а потом -Велфэр-Айлендом. Всё это время здесь велось интенсивное строительство исправительных учреждений. Типичные постройки - пятиэтажные тюрьмы на двести крохотных камер. Они находились в густом лесу, поэтому солнечный свет не проникал ни в одну из них. Ужасные условия содержания заключённых способствовали их быстрой смерти. Одного месяца хватало для того, чтобы абсолютно здоровый человек превратился в инвалида с массой всевозможных заболеваний.
Габриэл Хэтком, отсидевший четыре года в тюрьме Велфэр-Айленда за кражу мешка с зерном в 1703 году, так описал тюремный быт: «Моими друзьями стали крысы, тараканы, черви и прочие насекомые, расплодившиеся в душном и сыром помещении тюрьмы. Единственное, что радовало мой глаз все эти годы – маленький кусочек дубовой рощи, видневшейся из зарешеченного окна...»
К сожалению, до нашего времени сохранилось слишком мало документов о количестве заключённых, содержавшихся на острове. По оценкам историков, за весь XVIII век здесь погибло от 12 до 25 тысяч человек. Одни стали жертвами изощрённых пыток, другие – умерли от смертельных болезней. Раскопки, произведённые в начале XX века, дают основание предполагать, что под каждой тюрьмой находилось кладбище, где закапывались тела погибших. Исследователи наткнулись на сотни человеческих костей и черепов.
В 1760 году на острове прошла своеобразная конференция работников исправительных учреждений Америки. Самые изощренные из них, помимо обсуждения условий содержания заключённых, представили на суд зрителей несколько «методов дисциплинарного воспитания заключённых».
Так, бывший военный Адам Меррит продемонстрировал собственное изобретение: огромную чугунную ванну со встроенными кандалами. Действовала она просто: заключённых бросали в воду, чтобы на поверхности оставалась одна только голова, после чего воду нагревали до тех пор, пока она не закипит. Такое вот «дисциплинарное воспитание», напоминающее средневековую пытку. Работники тюрем с трепетом и большим уважением относились к подобным изобретениям...
Надо сказать, что в тюрьмах острова побывало немало знаменитых людей. К примеру, здесь провёл шесть месяцев Джордж Вашингтон Диксон – известный певец, писатель, актёр и журналист, обвинённый в клевете. Политическая анархистка Эмма Голдман попала сюда трижды, причём во время последней «отсидки» её чуть не убили сокамерницы. Актриса Мэй Вест отправилась в здешнюю тюрьму на восемь дней за «публичную демонстрацию голого тела». А джазовая певица Билли Холидэй была уличена в занятиях проституцией и приговорена к нескольким месяцам пребывания в одиночной камере.
Однако самым легендарным узником острова стал Артур Флегенхаймер – гангстер, больше известный под прозвищем «Голландец Шульц». Некоторые историки уверены, что послужное криминальное досье этого человека гораздо длиннее, чем у Аль Капоне и Джона Диллинджера, вместе взятых. Когда Флегенхаймера привезли в местную тюрьму, то его «подвигам» восхищённо аплодировали даже надзиратели. 
После закрытия тюрем в районе в начале XX века (большая их часть была перенесена на остров Рикерс-айленд), городские власти начали там массивное строительство жилых домов. В основном это были длинные трехэтажные кондоминиумы, рассчитанные на представителей среднего класса. В 1930 году открывается эскалаторная дорожка, соединившая Манхэттен и Рузвельт-Айленд. Внешне она фактически ничем не отличалась от современных подъёмников на горнолыжных курортах. Разве что несчастные случаи происходили здесь до подозрительного часто. Иногда в Ист-Ривер падали пассажиры, а иногда и целые вагонетки. Подъёмник проработал всего 25 лет, ему на смену пришёл мост Рузвельт-Айленд (Roosevelt Island Bridge).
Самой известной жительницей острова считается актриса Сара Джессика Паркер, известная по сериалу «Секс в большом городе», а самым именитым гостем – писатель Чарльз Диккенс, собиравший в местных тюрьмах и психиатрических клиниках информацию для своих рассказов и журналистских очерков.
Если вы собираетесь посетить Рузвельт-Айленд в качестве туриста, то обязательно взгляните на церковь-часовню Chapel of the Good Shepherd. Построенная в 1889 году, она славится необычным архитектурным дизайном, который контрастирует с однотипными высотками. Пожалуй, это главная достопримечательность острова.
Также рекомендую посмотреть на Манхэттен с берегов Рузвельт-Айленда. В таком необычном ракурсе нью-йоркские небоскрёбы вы ещё не видели.
В целом, остров имеет много общего с описанным нами в предыдущих выпусках «Борографии» Уард-Айлендом. Здесь много открытых полей, холмов, лужаек и заброшенных домов. Местное население не превышает десяти тысяч человек (45% - белые, 25% - чёрные, 20% - испанцы, 10% - азиаты). Подавляющее большинство жителей работает в Бруклине, Квинсе и Манхэттене.
Специалисты в области недвижимости уверены, что Рузвельт-Айленд ждёт большое будущее. Благодаря своей географической близости к трём основным городским боро он может превратиться в одно из самых дорогих мест проживания в перенаселённом Нью-Йорке...