Опять левый поворот?

Америка
№44 (654)

2008 год, несомненно, войдет в историю Соединенных Штатов как знаменательный, а может быть , и переломный ее этап. Впервые за многие десятки лет в стране разразился сокрушительный финансовый кризис, угрожая увлечь за собой все другие секторы экономики. И впервые одним из главных претендентов на Белый дом стал американец с темным цветом кожи.  Такие события бесследно не проходят, так что многоплановые перемены можно признать неизбежными.
Понятно, что существенных перемен  желают не все американцы. Особо острое беспокойство охватило нашу русскоязычную, преимущественно еврейскую, общину. Причем перспективу перемен мы почти всегда связываем с победами Демократической партии. Вот выиграет президентские выборы Барак Обама, возрастет число демократов в обеих палатах Конгресса, тогда жуть что произойдет. В отличие от большинства евреев, родившихся или выросших  с младенческих лет на американской земле, наши люди демократов недолюбливают, считают либералами и даже социалистами. В принципе понять их нетрудно. Измученные в прошлой жизни тоталитарной властью, они хотят видеть Америку только такой, в какую приехали. И все-таки столь жесткая позиция порой вызывает удивление.
Не стоит винить наших преклонных лет обывателей, твердо вбивших себе в голову, что и без перемен в Америке «все едят бутерброды с маслом и икрой». Америки они не знают и знать не обязаны, о сути современных политических и экономических проблем понятия не имеют и не обязаны иметь, их суждения вырабатываются в общении с весьма узким кругом близких и знакомых. В таких кругах любое иное мнение воспринимается как антиамериканское, враждебное.
Но ведь примерно то же самое твердят и многие коллеги-журналисты. Пугают читателей газет и радиослушателей чуть ли не пришествием социализма в случае  победы Обамы и других демократов на ноябрьских выборах. Демократы, дескать, известные леваки. В один миг национализируют крупные компании, ограничат частную инициативу, ужмут свободный рынок, введут непосильные налоги, придумают еще дюжину способов, чтобы довести  прекрасную страну до полного краха. Вдобавок ко всему, или  даже  прежде всего, обязательно предадут государство Израиль. В нескольких публикациях так и сказано: «Обама – злейший враг Америки и Израиля». Потому и не нужны никакие перемены, тем более продиктованные «злейшими врагами». Пусть все будет так, как мы привыкли.
Оно, может, и неплохо оставить все, как есть. Вот только обстоятельства почему-то далеко не всегда соответствуют нашим пожеланиям. Обстоятельства, а вовсе не левизна или правизна лидеров порождают необходимость реформ. Политических, экономических, социальных, юридических – всяких. Идеологические догматы чаще мешают и гораздо реже помогают движению вперед, соблазняя легкостью топтания на привычном месте.
Многие американские политологи тоже предрекают стране левый поворот. Однако связывают его не столько с личностью политических лидеров, сколько с некими закономерностями общественного развития. Вспоминают, в частности, труды известного историка Артура Мейера Шлезингера, утверждавшего, что цикл движения американского общества справа налево и наоборот всегда одинаков и составляет 30 лет. Желающие вправе покопаться в хронологии пары последних веков и проверить, прав был Шлезингер или нет. Но вообще это пустое занятие, сходное с разгадыванием кроссвордов. И без арифметических, алгебраических и даже интегральных расчетов ясно, что со временем все в мире усложняется, новые проблемы требуют новых отношений. Присутствует здесь определенная цикличность или отсутствует, большого значения не имеет. Впрочем, если бы и вправду присутствовала, мудрое человечество готовилось бы к переменам загодя, а они, как правило, сваливаются нам на голову внезапно.
За последние несколько десятилетий мир стал иным, совсем не таким, как складывался предыдущими веками. Государства и народы, еще совсем недавно считавшиеся безнадежно отсталыми, развиваются стремительными темпами, а Индия и Китай уже и до космоса добрались. Принципы демократии западного типа, пусть с огромным трудом, спотыкаясь время от времени падая, но снова поднимаясь, пробивают себе дорогу и в общественном сознании, и в основах государственного устройства. Мир буквально на наших глазах меняется. И теснейшим образом связанная с ним Америка просто не может оставаться такой же, какой была веками. Не получится. Весь вопрос в способности лидеров страны «поймать волну» и «оседлать» ее во благо населения и государства в целом.
Честно говоря, мой скромный умственный потенциал не дает мне возможности уловить четкие критерии того, что в Америке есть левое, а что правое. Конечно, если речь не идет о крайностях. Есть в Америке Либертарианская партия. Тут все ясно: либертарианцы убеждены, что Соединенным Штатам следует отгородиться от остального мира и строить жизнь по модели далеких предков. Республиканская партия тоже считается в Америке консервативной, правой, однако ничего общего с либертарианцами не имеет.
Говорят, республиканцы, то есть правые, ратуют за снижение налогов, тогда как демократы, то есть левые, стремятся налоги повышать. Но этого абзаца не хватит, чтобы перечислить всех президентов-республиканцев, которые в силу обстоятельств налоги поднимали. Считается также, что республиканцы, то есть правые, защищают исключительно интересы богатых американцев и безразличны к судьбам людей победнее. И это не так. У каждого из нас есть множество знакомых, далеких  от высокого благополучия и тем не менее остающихся верными сторонниками Республиканской партии. А демократ Обама на предвыборную кампанию получил от крупного капитала более весомую финансовую и моральную поддержку, чем республиканец Маккейн.
Кое-кто старается нас убедить, что реформы демократа Франклина Рузвельта, в том числе учреждение пенсионной системы и пособий по безработице, были левацкими и нанесли непоправимый вред Америке. Но, во-первых, ни у кого из последующих президентов-республиканцев почему-то даже и мысли не появлялось эти реформы отменить. И во-вторых... В Китае, как известно, никакой пенсионной системы сегодня не существует. Следует ли из этого, что китайский режим правый, а не левый? И частную собственность там тоже, кстати говоря, отменять не собираются.
Точно так же партийная принадлежность, правые или левые убеждения не определяют отношения  к пресловутым проблемам абортов и однополых браков. В довоенном Советском Союзе, при  сталинском режиме, аборты были категорически запрещены, а мужеложство и после Сталина каралось как уголовное преступление. Ни то, ни другое не давало оснований считать советский режим правым.
Мы охотно критикуем европейские страны, Канаду, Австралию, Израиль и многих других за «признаки социализма» - кормят, лечат, обучают кучу бездельников за счет тех, кто зарабатывает на жизнь тяжким трудом, да плюс к этому всячески ограничивают права крупного капитала, контролируют его. Нам такого не надо. Только возникает один актуальнейший вопрос: что должно и не должно делать правительство США в нынешней критической ситуации, когда тысячи американцев чуть ли не ежедневно пополняют армию безработных? Если, повинуясь старым идеологическим догматам, бросить этих людей на произвол судьбы, не помочь им, непременно произойдет резкий рост преступности, снизится общий уровень потребления, сократятся масштабы внутреннего рынка, зашатается малый, средний и крупный бизнес. Нам это надо?
Обстоятельства меняются намного быстрее, чем людское массовое сознание. На то и лидеры, чтоб видеть лучше и дальше нас, чтобы знать, как стране не упасть в яму, а если вдруг упала, как из нее побыстрее выбраться. Это мало зависит от политических убеждений и партийности лидера. Куда важнее его личностные качества – запас энергии, решимость, прозорливость, умение маневрировать в сложнейших лабиринтах современности.
Трудно сказать, кто из двух главных кандидатов в президенты США в большей степени соответствует таким требованиям. Будущее покажет. Как сказано давным-давно, судить станем по делам его. Не хочется только, чтобы слишком значительная часть избирателей руководствовалась в своем выборе второстепенными, а то и третьестепенными критериями: цветом кожи или возрастом кандидата, его партийной принадлежностью или идеологией. Кто бы ни пришел в Белый дом на смену нынешней администрации, ему придется кое-что существенно в стране менять. Сможет справиться с такой задачей – молодец. Не сможет – новых неприятностей не миновать.