Дороже циклотрона

В мире
№44 (654)

Президент Дмитрий Медведев внес на рассмотрение в Госдуму долгожданный законопроект о противодействии коррупции, а на Кутузовском проспекте Москвы автомобиль “Фольксваген” насмерть задавил пешехода. Связь прямая, глубинная.
Россияне считают коррупцию вторым главным злом нашей жизни. (На первом месте сейчас инфляция.) Необыкновенно популярной стала последняя новость из Китая. Там за взятку в общей сумме 1 миллион долларов приговорили к расстрелу заместителя мэра Пекина. На форумах в интернете тотчас появились однотипные комментарии: “Китайцам можно только позавидовать. Наших бы к стенке”.
Опрос Центра изучения общественного мнения показал: 40 процентов россиян выступают за публичное отсечение головы взяточникам. При таком настроении очевидно, что от закона ждут кардинального решения вопроса. Однако Общественная палата - проведя экспертизу законопроекта, отметила в нем много нестыковок, сомнительный и противоречивый характер ряда положений.
Закон лишь тогда является законом, когда исполняется неукоснительно. А это в России проблематично и в силу сложившегося уклада, и в силу расплывчатости формулировок. Как работали, какие цели преследовали исполнители президентского задания, видно невооруженным глазом. Например, в поправках к закону о судах четко и подробно прописано: кандидатом в судьи не может быть человек, состоящий в родстве с председателем суда или его заместителем, а именно - супруг (супруга), родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, дедушки, бабушки, внуки. Судьям также запрещено заниматься предпринимательством - “лично или через доверенных лиц, в том числе принимать участие в управлении хозяйствующим субъектом”.
Когда же речь заходит о чиновниках исполнительной власти, сплошная неопределенность. Декларацию о доходах обязаны подавать “члены семьи государственного или муниципального служащего”. Кто они – не уточнено. Значит, надо искать определение в других законах, прежде всего в Семейном кодексе. А там членами семьи являются супруг, супруга и несовершеннолетние дети. Все. Значит, смело можно записывать бизнес и виллу в Ницце на 19-летнего сына – он совершеннолетний и потому не является членом семьи. Совсем безопасно - на отца, мать, тещу, племянников, родных и двоюродных братьев и сестер.
Предполагалось, что в законопроекте впервые будет обозначена особая ответственность чиновников, разный спрос с простого обывателя и человека, облеченного властью. В итоге читаем: “Могут устанавливаться более строгие запреты и ограничения”. Нет такой юридической категории - “более строгие”.
Что считать коррупцией – отдельный вопрос. В народе прежде всего подразумевают мздоимство, взятки. В действительности коррупция есть система неофициальных связей и договоров, отменяющих официальные установления государства.
Отвлекусь от законопроекта и приведу примеры из окружающей действительности. Недавно председатель Счетной палаты Сергей Степашин закон “О госзакупках” публично объявил “одним из самых коррупционногенных в России”. Аудиторы СП пришли к данному выводу после анализа государственных закупок 2007 года, сейчас готовят доклад. Можно догадаться, в чем его суть. Откатам, договорнякам и прочим междусобойчикам способствуют обтекаемые формулировки. Самое распространенное слово в законах о полномочиях чиновников – “вправе”. Вместо “должен” или “обязан”. Вправе сделать что угодно. Пока с ним не “договоришься”.
Возьмем производственную сферу. Вице-премьер Сергей Иванов обрадовал тем, что наконец-то государство уделило должное внимание строительству дорог. На федеральную программу 2010-2015 годов выделяется 21 триллион 211 миллиардов рублей. Голова кружится. У специалистов – оттого, сколько украдут. Потому что воровство начинается с асфальтобетонных заводов. Практически ни один из них не соблюдает технологию: “недовложение” битума и минерального порошка – норма. Исполнитель работ только рад, потому что имеет с этого двойную и тройную выгоду. За то, что закрыл глаза на качество смеси, вознаграждается суммой в конверте. Да еще усугубит отвратное качество битума халтурной работой при укладке полотна. Покрытие быстро придет в негодность - и он же получит подряд на ремонт. Никому не выгодна хорошая дорога и хорошая работа.
Как это назвать? Называют хозяйственными преступлениями, еще как-то. На самом деле – коррупция.
Другой пример обошел всю прессу России. В Москве замыслили грандиозный проект. Под Москвой-рекой и станцией метро “Филевский парк” построят самый длинный в столице автомобильный туннель. Перед этим мир узнал об окончании строительства и запуске Большого адронного коллайдера в Европе – чуда современной науки и техники. И там, и там – подземные туннели. Каждый километр Большого адронного коллайдера обошелся в 370 миллионов долларов. Сметная стоимость одного километра московского туннеля - 667 миллионов долларов. Как правило, действительные расходы превышают смету в полтора раза. Итого – втрое дороже европейского циклотрона, ускорителя элементарных частиц.
По документам, наверно, комар носа не подточит. Составлены и утверждены проект, смета. Только кто в них будет разбираться, пересчитывать каждый килограмм и каждый кубометр?
Это коррупция или нет? Что может с ней сделать новый закон?
Но Российское агентство по охране природы превзошло даже абсурд сравнения туннеля с циклотроном. Росприроднадзор решил оценить объем вероятной коррупции ведомства. Для выполнения работы наняли специальный научно-исследовательский коллектив. Среди рекомендаций ученых - совет создавать добровольные народные дружины по борьбе с коррупцией. Коллективу исследователей заплатили за труд 15 миллионов рублей.
Вернемся к “Фольксвагену”. На Кутузовском проспекте произошла авария – столкнулись две машины. Пассажир одной из них, 35-летний Алексей Белявцев, видимо, в растерянности вышел на дорогу. Его ударил пролетавший мимо на большой скорости “Фольксваген Пассат” с мигалкой и спецномерами. Алексей скончался сразу. К месту происшествия мгновенно примчались чуть ли не два десятка милицейских машин и служебных иномарок. Мигалку и спецномера с “Фольксвагена” сняли. Саму машину увезли на эвакуаторе.
Вот она, картина нашей действительности. Если органы правопорядка НА ГЛАЗАХ ГРАЖДАН скрывают и покрывают крупного чиновника, замешанного в автомобильной аварии со смертью человека, нет никакого смысла говорить о борьбе с коррупцией. Коррупция стала укладом и нормой жизни, традицией и одновременно неписаным законом, который в отличие от формального соблюдается неукоснительно.
Соберите завтра участников событий на Кутузовском проспекте, снимите с них погоны, увольте с должностей, отдайте под суд – они ничего не поймут. Они ж ограждали начальство от неприятностей. Они спросят: а для чего существует власть? Для того, чтобы ограждать начальство. И попробуйте с ними поспорить, попробуйте им что-то доказать.
Москва