Тень девальвации

В мире
№44 (654)

Возможно, над страной нависла тень девальвации. Хотя даже экономические обозреватели почему-то говорят о дефолте. Поскольку дефолт в строгом смысле есть отказ платить по долгам, а мы не отказываемся и у нас есть чем платить, то, видимо, правильней подразумевать под их словами девальвацию.
Хрен редьки не слаще. Если кризис на фондовом рынке считался бедой крупных бизнесменов, то резкое обесценивание рубля ударит по всем.
За последние три месяца доллар поднялся на 4 рубля – с 23 до 27. Две недели назад прошел слух, что Центральный банк прекращает регулирование курса рубля. Началась легкая паника. Ответственные лица выступили с опровержениями. Но “зеленый” ажиотаж, то бишь скупка долларов, не утих, курс рубля падает на 20-40 копеек за день.
Центробанк, пытаясь удержать рубль в приемлемых рамках, выбрасывает на биржу миллиарды из золотовалютных запасов страны. Скорость убывания резервов – 15-16 миллиардов долларов в неделю. Только в пятницу, 24 октября, ЦБ продал еще 3,5-4 миллиарда. На сколько месяцев хватит запасов? Появились сведения, что на самом деле одна треть их – не валюта и не золото, а те же рубли. Да еще Сергей Степашин, председатель Счетной палаты, выступил: “Через 2-3 недели представим подробный анализ ситуации с внешней задолженностью российских компаний. Она составляет около 560 миллиардов долларов. Примерно столько же сейчас в золотовалютном запасе страны”. Уже не столько - уже меньше на 60-70 миллиардов.
Пессимистично настроенные эксперты предрекают к Новому году девальвацию.
Правительство упрекают, что оно вело себя точь-в-точь, как правительство Ельцина-Черномырдина десять с лишним лет назад. Надо было из года в год постепенно снижать курс рубля, а его удерживали изо всех сил. Теперь резкое падение вызовет в стране кризис.
Народ боится, что родная денежная единица снова становится “деревянной”. Естественно, возникло недоумение: нам же все время говорили о кризисе на Уолл-стрите и мировом крахе доллара, почему он укрепляется?
Значит, неправильно говорили. То ли потому, что честно ошибались, то ли с умыслом. В конце октября премьер-министр Путин, будучи в Новосибирске, публично отчитал главу “Альфа-банка” Петра Авена. “Ваши действия на межбанковском кредитовании должны быть связаны с теми условиями, на которых государство вам предоставляет средства. Нельзя завышать ставки”.
Речь о том, что с самого начала финансовых сложностей государство выделило огромные деньги нескольким крупным банкам. С тем, чтобы они равномерно распределили их по стране. Особо доверенные тут же решили нажиться на беде и стали давать ссуды под 16-20 и более процентов годовых. Говорят, кое-где дошло до 35 процентов годовых.
Так об этом было известно месяц назад! Буквально на второй-третий день после выделения средств. А Путин лишь сейчас начал метать громы и молнии. Вот и гадай: то ли в правительстве всё узнаЮт через 30 суток, то ли работают с замедлением на 30 суток, то ли просто ждали, пока некоторые банки наживутся. Теперь можно показать народу, как мы даем по рукам хапугам?
Однако есть и более тяжелые вопросы. Почему до сих пор падают акции компаний, подкрепленных финансовой мощью государства? В пятницу, 24 октября, бумаги “Газпрома” враз подешевели на 16, “Роснефти” - на 14, Сбербанка - на 23, “Лукойла” – на 16, “Норильского никеля” – на 21, “Транснефти” – на 23 процента. Торги закрыли на 4 дня, до вторника.
“Фондовый рынок вернулся на 11 лет назад, на уровень преддефолтного 1997 года, весь рост съеден кризисом”, - заключили эксперты.
Усилились разговоры, что российские компании теряют активы, заложенные в иностранных банках. В частности, “Норильский никель”. Да еще Сергей Степашин крепко напугал: “Газпром” иностранцам не уйдет. Но жировать им больше не позволим, и покупать футболистов за миллиарды не позволим”.
Называется – успокоил. Значит, и “Газпром” частично заложен, и есть опасение, что “уйдет”?
Долги богатейших компаний, добывающих ценнейшее сырье, объясняются еще и неумением работать. “Эффективность их очень низка, - объяснила экономист, депутат Госумы Оксана Дмитриева. - Производительность труда на 80 процентов, а иногда в два раза ниже, чем была при советской власти. Плюс сверхвысокие затраты топ-менеджмента, высокая численность персонала и сверхвысокая оплата труда в этих отраслях. Все это - расходы и снижение эффективности. Они привыкли к высоким ценам на нефть, но сейчас цены падают”.
Фонд “Общественное мнение” объявил, что 11 процентов опрошенных россиян сообщили об увольнениях на своих предприятиях в связи с сокращением штатов. Еще 12 процентов говорят, что потеряют работу в ближайшие три месяца. 8 процентов уже жалуются на задержку зарплаты. “Комсомольская правда” - газета с самыми большими тиражами - вышла с заголовком “В стране начались массовые увольнения?” И рассказала, в частности, что в одном районе Воронежской области сократили более 50 врачей и медсестер, закрыли роддом, а в областном центре, в “Воронежрегионгазе”, объявили о предстоящем увольнении 400 сотрудников, в основном мастеров, техников, инженеров, включая 130 слесарей по ремонту и эксплуатации трубопроводов. Якобы по приказу из центрального офиса “Газпрома”.
Что происходит? Населению ничего не объясняют. Крепнет общее ощущение диссонанса. Всё и везде дребезжит.
Оппоненты Путина тут же припомнили ему кадровую политику. Мол, повсюду бывшие чекисты, для которых револьвер Дзержинского – все равно, что скрипка Страдивари для музыканта, и ничего другого не знают, знать не желают, зато с этим самым револьвером в душе и в голове командуют экономикой страны. Даже президент Медведев недавно признал, что у нас серьезные проблемы с кадрами в аппарате управления. А в таких случаях даже деньги не спасут.
“Я всегда говорил, что те деньги, которые мы отправляем в западные банковские структуры, на самом деле должны быть реализованы в российской экономике, - возмущается академик Николай Петраков, директор Института проблем рынка. - Но этого у нас сделано не было”.
Академик имеет в виду странное нежелание или боязнь развивать собственное производство, хотя есть на это неограниченные средства. Акции, ценные бумаги – в некотором роде условны. Завод, обеспечивающий рабочие места, выпускающий необходимую, пользующуюся спросом продукцию, реален и более устойчив к финансовым потрясениям на биржах. Однако за 8-9 лет изобилия нефтедолларов ничего не построили, только вели разговоры о “диверсификации экономики”. О том, что собираются построить. 
Во вторник торги на российских биржах возобновились. К счастью, ничего экстремального не произошло – это был день незначительных взлетов и таких же незначительных снижений. Спокойствие объясняют долгим перерывом, основных событий ждут к концу недели.  Москва