Туристический промысел военных баз

Досуг
№44 (654)

Когда туристические маршруты прокладывают в национальных парках, заповедниках, исторических комплексах и т.п., это естественно и понятно. Но когда туризмоманией заболевают службы засекреченных военных сил государства, еще недавно отгораживавшехся от штатского люда колючей проволокой и вооруженной охраной, и превращают ее в статью дохода, это немного даже забавно. Вот о таких музеях и маршрутах на территории военных баз США я и хочу рассказать.
Начнем с космодрома мыс Канаверал им. Джона Кеннеди (Cape Canaveral), откуда США запускают на орбиту космические корабли и спутники. Его называют иногда просто мыс Кеннеди.
Космодром состоит из трех юридически обособленных территорий: базы ВВС США на Мысе Канаверал, Космического центра им. Джона Кеннеди (KSC) на острове Мерритт и Космодрома Флорида. KSC принадлежит НАСА и представляет собой комплекс сооружений для запуска космических аппаратов и управления полётами. Это полностью изолированная зона, окруженная заповедником дикой природы и отделенная от материка проливом, именуемым Индейская река. Именно здесь находится известный на весь мир Музей национальной аэронавтики и космических исследований, включающий “Парк ракет” и два широкоформатных кинотеатра. При Музее работает “гостевой комплекс” NASA – Visitor Center, благодаря которому любой желающий имеет возможность составить себе полное представление о том, что такое американский космодром, как он функционирует и каковы его достижения. Люди приезжают сюда со всей страны и со всего света – более 3 млн человек в год.
Из Орландо на мыс ведет много дорог; одна из них заканчивается прямо у Visitor Center. А там, по огромной территории KSC, вернее, по тем местам, куда дозволено сунуть нос чужаку на таком стратегически важном объекте, курсируют туристические автобусы с гидом и встроенными телевизорами.
На въезде красуется точная копия в натуральную величину ракеты “Редстоун”, вынесшей в космос первого американца – Алана Шепарда, совершившего 15-минутный полет через три недели после Юрия Гагарина. Последняя “деталь” гидами обычно проговаривается как бы вскользь и неохотно, мол, вообще-то первым человеком в космосе был Юрий Гагарин, а не Армстронг, “как думает большинство американских детей”.
Автобус доставит гостей в Центр управления международных спутников и на обзорную вышку, с которой виден весь космодром, включая пусковую установку. Те, кому посчастливится попасть сюда за 30 и меньше дней до запуска шаттла, увидят его в стартовой позиции. И всё можно фотографировать!
Центру Кеннеди принадлежит только стартовый комплекс №39. Все другие запуски и операции осуществляются станцией ВВС США на мысе Канаверал – до 15 запусков ракет-носителей и пилотируемых космических кораблей в год. Там по кромке мыса расположено множество пусковых площадок для ракет-носителей, таких ,как “Титан”, “Атлас”, “Дельта”. На самой крайней, наиболее вдающейся в океан оконечности находится одна из двух основных стартовых площадок – не только NASA, но и всей планеты Земля, откуда американская часть человечества пытается выйти на контакт с космосом, изучить и познать его. Именно с нее был осуществлен первый запуск Space Shuttle в конце 70-х. А рядом проложена одна из самых протяженных и широких взлетно-посадочных полос в мире, длиной 4,5 км и шириной 91 м. Предназначенная для приземления шаттлов, она видна даже из космоса.
Мерритт, на котором расположен KSC, отделен от мыса Канаверал проливом “Банановая река”. Вытянутая треугольная территория острова (хотя он и не совсем остров – в северной части у него есть с Флоридой общая перемычка) сильно заболочена, и вся его незанятая KSC часть представляет собой заповедник, населенный огромным количеством перелетных птиц, наземных и морских животных. Это в первую очередь аллигаторы, черепахи и уникальные, долгое время считавшиеся вымершими ламантины – морские травоядные коровы.
Любопытно, что дикие животные и птицы никак не отделены от космодрома. Более того, они сосуществуют бок о бок в довольно органичном содружестве, что лично у меня никак не укладывается в голове. Американская педантичность, основательность и рациональность во всем и в то же время трогательная сентиментальность, с которой здесь относятся к  живой природе, не перестает удивлять и восхищать.
Аллигаторы не только заняли все придорожные канавы, глазея оттуда на проезжающих туристов, но и избрали своим лежбищем взлетно-посадочную полосу и дремлют на ней часами, разморенные зноем. В дни, когда полоса должна использоваться по назначению, работники космодрома деликатно сгоняют с нее аллигаторов шестами, прося освободить дорогу. Гид, с гордостью и пафосом демонстрирующий своей группе достижения американской космической техники, обязательно покажет сосну посреди космодрома, на которой уже 30 лет вьет свое огромное гнездо белоголовый орлан.
Основной павильон музея построен вокруг самой ценной реликвии космодрома – аппарата “Сатурн V”, а также капсулы “Аполлон”. Огромная, 363-футовая лунная ракета, единственная сохранившаяся из трех “Сатурнов”, благодаря которым человек добрался до Луны, лежит горизонтально, занимая всю центральную часть павилm`она. Более 20 лет ее разрозненные ступени провалялись возле здания МИК, ржавея на морском воздухе. Только совсем недавно ее реконструировали и превратили в выставочный экспонат.
Самая эффектная и впечатляющая часть музейной экспозиции “Парк пакет” – целый лес сигарообразных конструкций, гордо устремленных носами в небо. Здесь собраны образцы всех ракетоносителей, когда-либо участвовавших в освоении космоса. Шаттл “Эксплорер” представлен макетом в натуральную величину. Внутри него установлено даже кое-какое оборудование с настоящего шаттла, включая такой жизненно важный для космонавта блок, как туалет, производящий своей сложностью и неординарностью неизгладимое и пугающее впечатление на туристов. В числе экспонатов Музея и советская космическая станция “Мир”.
В 1991 году на территории KSC был воздвигнут Мемориал погибшим астронавтам – “Космическое зеркало”. Он был создан на средства жителей Флориды, собранные путем продажи специальных автомобильных номеров с надписями “Челленджер” и “Колумбия”.
Несмотря на свою внешнюю строгость и лаконичность (издали он похож на открытый ноутбук или плоский монитор), Мемориал оказывает на человека неизгладимое впечатление, заставляя его притихнуть, склонить головы, задуматься. Только представьте: на черной, отполированной до зеркального блеска поверхности гигантской гранитной плиты (размером 13 х 15,24 м) отражаются плывущие по небу облака, закаты и восходы, вся кипящая вокруг жизнь, а сквозь нее, будто свободно паря в небе, просвечивают размещенные вразброс имена тех, кто отдал свои жизни ради будущего человечества, – 24-х астронавтов НАСА и ВВС США. В их числе и имя первого израильского астронавта Илана Рамона.
Буквы, составляющие имена, прорезаны в гранитной плите насквозь – солнечные лучи, проходя сквозь прорези, не только естественным путем подсвечивают надписи, но и как бы выносят начертанные светом имена героев в мировое пространство. Благодаря особым устройствам, “Зеркало”, меняя свой угол наклона, как солнечная батарея, постоянно ориентировано на Солнце.
Когда NASA извещает через прессу о готовящемся очередном запуске шаттла, разом меняется не только вся жизнь космодрома, но и прилегающих к нему территорий Флориды. Люди приезжают из разных штатов, а то и стран, чтобы стать очевидцами этого грандиозного зрелища. Места в отелях в радиусе на многие мили раскупаются полностью и заблаговременно. Специальные голубые щиты ведут обратный отсчет времени – оставшиеся до старта сначала дни, потом часы и под конец минуты. За сутки до старта на космодроме начинается столпотворение. То есть запуск космического корабля не только не скрывается от общественности, но и превращен во всенародное праздничное зрелище.
Весь комплекс Cape Canaveral с его музеем и турами по территории космодрома называют Меккой туризма. Вне сомнения, ему нет в этом плане равных в мире. Но он не единственный. Так, в городе Тусон штата Аризона находится действующая Авиабаза ВВС США Davis-Monthan Air Force Base. На ее территории законсервировано едва ли не самое большое количество авиатехники в мире – свыше 4400 летательных аппаратов. Название базе, открытой в 1925 году, было дано в память о двух летчиках, выходцах из Тусона, погибших в Первой  мировой войне – Cэмюэле Дэвисе и Оскаре Монтене.
Во время Второй мировой войны на базе Девис Монтен готовили экипажи бомбардировочной авиации. А знаменита она еще и тем, что на ней дислоцирована так называемая 309-я Группа по обслуживанию и ремонту авиакосмической техники. Кроме того, территория именно этой базы была избрана на роль «кладбища самолетов», принадлежащих Министерству обороны, Береговой охране, NASA и другим государственным службам США. Принятию такого решения способствовали климат Аризоны и характер ее почв. Климат здесь сухой, а почвы твердые, защелоченные, что позволяет хранить самолеты на открытом воздухе и прямо на земле.
По большому счету, речь идет о грандиозной свалке списанных самолетов. И законы здесь действуют те же. Отслужившие свой век железные птицы ставятся на прикол. С них демонтируется вооружение и секретное оборудование, осушаются топливные системы и принимаются меры по их сохранности. А дальше следует решение, что делать с каждой отдельной моделью, в зависимости от степени ее сохранности и работоспособности. Одни пускаются на запчасти, другие продаются дружественным «малоимущим» странам. А те, что окончательно устарели или вышли из строя, уничтожаются.
Сама база Дэвис Монтен и ее “кладбище” являются засекреченными, охраняемыми объектами, на которые посторонним вход строго воспрещен. Однако туристический дух проник и сюда. И рядом с базой ВВС появился музей авиатехники – Pima Air & Space Museum. Как и на мысе Канаверал, туристов возят организованно на специальном внутреннем автобусе вдоль обширной территории, на которой стройным узором навечно прильнули к земле сотни и сотни небесных странников. Время и маршрут таких экскурсий строго фиксированы.
На территории военной базы в Абердине, в штате Мэриленд, тоже появилась выс-тавочная экспозиция – Музей-полигон бронетанковых войск США, крупнейший в своем роде. В нем собрана обширнейшая коллекция – от стрелкового оружия до артиллерии и тяжелой бронетехники, начиная со времен Первой мировой войны и до наших дней. Там можно увидеть огромные британские танки “Марк-I”, германских “Тигров”, советские “Т-34”, американские “Центурионы”, израильские “Меркава” и т.д.
Оказалось, что в стране частного предпринимательства музеи военной техники могут открывать и отдельные частные лица. Буквально на днях стало известно о Grand Opening одного такого музея.
Пола Аллена, соучредителя корпорации Microsoft, 40 лет делившего дружбу, славу и астрономические доходы с Биллом Гейтсом, знает весь мир. Чуть ли не отроками они с Биллом задумались над созданием персональных компьютеров и мечту свою, как известно, успешно осуществили. К 30 годам Аллен тяжело заболел (“болезнь Ходжкина”). После операции и 22 месяцев радиотерапии два года – по диагнозу врачей – ждал, выживет или не выживет. Выжил. И по-другому стал смотреть на жизнь, на мир, на себя. “Успевай жить” – стало его кредо.
Аллен обзаводится несколькими яхтами гигантских размеров, самыми большими и самыми шикарными в мире. Сначала, в 2000-м, была “Tatoosh” длиной 92,5 м, шириной 15 м и стоимостью $100 млн. Затем – 113-метровая “Le Grand Bleu” (“Голубая бездна”). Третьей стала “Octopus” – 126-метровый семипалубный Спрут-гигант, только строительство которого обошлось в $250 млн.
Бёрт Рутан, талантливый, чтобы не сказать гениальный авиаконструктор, создал две модели первых частных космических кораблей – White Knight и SpaceShipOne. Выдержав два успешных гражданских полета на 100-километровой высоте, модели выиграли объявленный Ansari X Prize – $ 10 млн. Все это стало возможным благодаря финансовой поддержке Пола Аллана. С 2001 года он вложил в Рутана, вернее – в их совместный проект, порядка $25 млн, став сопричастным к новому виду туризма – суборбитальным полетам. Пол Аллен убежден, что в скором времени зарождающуюся индустрию космического туризма ждет настоящий бум.
В прошлом году Аллен стал основным спонсором космической программы совместного предприятия Института по поиску внеземного разума (SETI Institute) и Астрономической Лаборатории Университета Калифорнии в Беркли, покрыв половину из $50-миллионной стоимости супертелескопа. Руководство “СП” неблагодарным не назовешь – созданный в рамках его программы супертелескоп увековечил имя щедрого программиста: он теперь называется Allen Telescope Array (ATA). Огромное поле с антеннами-тарелками “Множественного Телескопа Аллена” разместилось в 320 км от Сан-Франциско. Это первая в мире система радиотелескопов, создающихся специально для поиска инопланетных цивилизаций. Из 350 запланированных в строй вступили пока 42 шестиметровые “тарелки”. В октябре 2000 года Аллен делает вдруг странную покупку – он приобретает здание в Альбукерке, то самое, в котором зародился Microsoft. Друзья и пресса ломали голову, зачем ему понадобился этот огромный дом. Но на их расспросы он тогда ничего не ответил.
 Как выяснилось почти 8 лет спустя, Пол Аллен давно уже вынашивал идею открыть собственный музей – не яхт, не компьютерной техники, а... боевых самолетов. Дело в том, что он, будучи сыном военного летчика, с детства увлекался военной историей и техникой, которую собирал всю жизнь, о чем мало кто и знал. Здание в Альбукерке Аллен использовал в качестве ангара для своей крылатой коллекции. А когда она достигла внушительных размеров, решил превратить коллекцию в Музей под названием Flying Heritage Collection (что-то вроде “Коллекции летающего наследия”).
15 боевых самолетов армий США, Великобритании, Советского Союза, Германии и Японии времен Второй мировой войны, собранные Алленом, отныне имеют постоянную прописку рядом с крупнейшим в мире сборочным авиационным комплексом в Paine Field, недалеко от города Эверетт, в штате Вашингтон. Открытие музея Аллен приурочил к 64-й годовщине со дня начала высадки союзных войск во Франции.
Свои уникальные экспонаты он все это время держал в рабочем состоянии, оплачивая профессиональный уход за ними. И теперь, после открытия Музея, дважды в месяц опытные пилоты поднимают военные бомбардировщики в воздух и совершают демонстрационные полеты, устраивая не только для посетителей музея, но и для жителей Эверетта грозное воздушное шоу.