Каменный век

История далекая и близкая
№43 (653)

Долгое время в США дебаты - очные дискуссии между кандидатами в президенты - играли весьма малозаметную роль и проводились невероятно редко.
На протяжении всего XVIII века кандидаты агитировали избирателей тремя главными способами: с помощью памфлетов (листовок и брошюр пропагандистского содержания), с помощью газетных публикаций и на достаточно редких митингах, где могли собраться от нескольких десятков до (крайне редко - по причине отсутствия микрофонов и громкоговорителей) нескольких тысяч зрителей. Следует добавить, что американские газеты, как правило, занимали четкие партийные позиции: то есть они не стремились к объективному освещению позиций претендентов на Белый дом, а всеми силами поддерживали кандидатов своей партии.
Историк Рик Шенкман\Rick Shenkman, автор книги “Президентские Амбиции”\Presidential Ambition”, отмечает, что в ту пору сами политики также не блистали: как правило, они не имели внятной программы действий, о которой бы стоило рассуждать, - они лишь доказывали, что лучше всего подходят для президентства, клялись защищать интересы американцев и критиковали политических противников. Несмотря на то, что в США были прекрасные ораторы, их дискуссионные таланты проявлялись лишь в Конгрессе США. До 1840 года кандидатам в президенты неофициально предписывалось не мешать своим сторонникам вести агитацию - они не должны были проявлять особую активность и самостоятельно планировать и координировать свои действия на избирательном поприще. Более того, неприличным считалось утверждать, что политик желает возглавить США.
Первым нарушителем правил игры стал будущий президент Уильям Харрисон\William Harrison, выступивший как кандидат ныне несуществующей партии Вигов\Whig. Харрисон использовал ныне общепринятые методы привлечения избирателей: он организовывал марши духовых оркестров и политические вечеринки, его помощники развешивали красочные плакаты и пр.  Харрисон выиграл выборы, но скончался буквально сразу после вступления в должность. Однако его нововведения немедленно были взяты на вооружение другими политиками.
Принято считать, что первые публичные дебаты между политиками прошли в 1858 году: тогда в них принимал участие Авраам Линкольн\Abraham Lincoln, споривший со Стивеном Дагласом\Stephen Douglas. Линкольн и Дуглас претендовали на место в Сенате США\US Senate. Кандидаты встречались семь раз в семи городах штата Иллинойс: дебаты шли по три часа - час давался каждому на выступление, по полчаса - на ответы на вопросы противника и зрителей. Модератора, то есть нейтрального ведущего, который управляет ходом дискуссии, на тех дебатах не было. Линкольн победил Дугласа, в том числе и благодаря незаурядному чувству юмора. Как известно, будущий президент США отличался весьма непрезентабельной внешностью, по мнению некоторых современников, он был просто уродлив. Во время дебатов Дуглас заявил, что Линкольн двуличен. Ответ Линкольна положил соперника на обе лопатки - Линкольн отпарировал следующим образом: “Я призываю аудиторию подумать и решить, будь у меня в запасе второе лицо, стал бы я носить это!”. В любом случае, это были первые в истории США дебаты, в которых соперники мерялись не только чувством юмора, но и своими взглядами на мир: Дуглас и Линкольн были вполне серьезны, они достаточно подробно объяснили, что собираются делать во главе США, они спорили о важных проблемах - прежде всего о проблеме рабовладения... Парадоксально, но эти дебаты не влияли на результаты сенатских выборов, поскольку тогда сенаторов выбирали не избиратели, а местные законодатели (кстати, Линкольн выборы проиграл). Однако результат этих дискуссий оказался весьма значителен: о дебатах написали практически все газеты США, и во многом благодаря этому Линкольн приобрел общенациональную известность - в 1860 году он стал президентом.
На протяжении последующих десятилетий интереса к дебатам практически не возникало. Периодически возникавшие попытки вернуть эту традицию успеха не имели. К примеру, в 1949 году кандидат в президенты Уэнделл Уилки\Wendell Wilkie от Республиканской партии вызвал на дебаты президента-демократа Франклина Рузвельта\Franklin Roosevelt. Уилки призывал Рузвельта лицом к лицу обсудить “фундаментальные проблемы” страны. Рузвельт не отреагировал на вызов, посчитав, что это не более чем рекламный ход конкурента. Выборы он выиграл, хотя победа досталась ему с трудом - впервые за всю его политическую карьеру. Впрочем, республиканцы через четыре года взяли реванш. В 1944 году они впервые начали закупать рекламное время на радиостанциях, которые транслировали обращения Рузвельта - за ними следовали критические комментарии республиканских политиков.
С 1948 года начались дебаты в ходе праймериз (здесь первенствовала Республиканская партия, организовавшая радиодебаты с участием Томаса Дьюи\Thomas Dewey и Гарольда Стассена\Harold Stassen - Дьюи выиграл дебаты и сами праймериз, но сенсационно проиграл выборы). В 1952 году были впервые проведены теледебаты кандидатов на президентские номинации от обеих партий. В том же 1952 году две крупнейшие вещательные корпорации США - NBC и CBS - договорились выделить радио- и телеэфир под президентские дебаты и обратились с соответствующими предложениями к демократу Адлаю Стивенсону\Adlai Stevenson и республиканцу Дуайту Эйзенхауэру\Dwight Eisenhower - оба кандидата отказались сойтись в поединке. 
Джоел Свердлов\Joel Swerdlow, автор книги “За Пределами Дебатов”\Beyond Debate, указывает, что крайне сложно определить, почему процесс включения дебатов в политический процесс шел так сложно. Он выдвигает гипотезу, что политики опасались проиграть больше, чем хотели выиграть. Нежелание сходиться лицом к лицу в споре также объяснялось тем, что политические конкуренты априори не считали возможным тратить время на бесплодные, по их мнению, дискуссии - поскольку изначально было понятно, что это спор ради самого спора.
Кроме того, политики привыкли к длинным речам и не могли сократиться до нескольких минут, которые им могло предоставить ТВ. Показательная история связана с Адлаем Стивенсоном (об этом рассказывает историк Элвин Либлинг\Alvin Liebling в книге “Наследие Адлая Стивенсона”\Adlai Stevenson’s Lasting Legacy): он был блестящим оратором и во время выборов делал ставку на свое красноречие. Поэтому он закупал 30-минутные куски телеэфира, во время которых произносил речи - ничтожное число телезрителей было способно дослушать Стивенсона до конца. За день до дня голосования Стивенсон выступил на ТВ со своей финальной - и как многие специалисты считают - лучшей речью. Однако он не уложился в отведенные 30 минут, режиссер оборвал Стивенсона на полуслове. Для сравнения: Дуайт Эйзенхауэр продвигал себя на ТВ с помощью веселых песенок, которые писали для него ведущие специалисты в области рекламы. Эйзенхауэр разгромил Стивенсона на выборах.
Алан Шредер\Alan Schroeder, автор книги “Президентские Дебаты. 50 Лет Рискованного ТВ”\Presidential Debates. Fifty Years of High Risk TV, объясняет это несколько иначе. По его мнению, политики были морально и психологически не готовы выступать перед столь значительными аудиториями: обычно их могли слушать тысячи человек - радио и ТВ расширяли аудиторию до десятков миллионов. Отсутствие непосредственного контакта с аудиторией резко повышало цену малейших ошибок и оговорок, которые могли бы проскочить незамеченными на обычных митингах. Кроме того, радио и ТВ тогда еще не воспринимались как “политические СМИ” - они большей частью развлекали население. Следовательно, политики опасались “принизить” свое значение, выступая на подобной площадке. В то же время личные дискуссии воспринимались как пятое колесо телеги - по мнению политиков того времени, избиратели и так получали всю полноту информации при помощи журналистов и рекламистов.