BОRО-графия Нью-Йорка: вашингтон-хайтс

История далекая и близкая
№41 (651)

Четыре столетия назад на месте манхэттенского района Вашингтон-Хайтс красовались двенадцать зелёных холмов. Один из них был самой высокой точкой на острове, служившей наблюдательным пунктом сначала для индейцев, а потом для европейцев.
Голландские колонисты стали хозяевами холмов задолго до продажи Манхэттена. Ещё в 1609 году торговец Габриэл Вайзек заключил выгодную сделку с вождями племени ленапе. За десять пар кожаных сапог с металлическими шпорами индейцы согласились раз и навсегда покинуть территорию.
Вайзек, будучи предприимчивым и хитроумным дельцом, быстро осознал, как заработать на местности, которая не подходила ни для строительства, ни для сельского хозяйства. Он заключил с правительством Нидерландов весьма сомнительный договор, суть которого сводилась к следующему: за скромную ежемесячную плату Вайзек обеспечивает безопасность острова (Манхэттена) с помощью четырёх наблюдательных пунктов, расположенных на вершинах холмов. В случае приближения агрессоров (колонисты боялись индейцев, которые могли напасть с запада) он заблаговременно сообщает об опасности руководству колонии.  
Нидерланды выделили Вайзеку большие деньги под «безопасность острова», даже не подозревая о том, что из-за тумана и проливных дождей наблюдательный пункт эффективен лишь несколько месяцев в году. Сам же Вайзек утверждал, что «способен разглядеть недруга на расстоянии пяти миль от острова».
Владелец наблюдательного пункта морочил голову голландскому правительству вплоть до 1630 года, получая стабильный доход. Конец мошенничеству положил один из лидеров колонистов Йоханес Минвиль, занимавший в Новом Амстердаме должность ревизора. В его обязанности входила тщательная проверка денежных средств, выделенных на благоустройство колонии. Когда Минвиль узнал, что Вайзек не исполняет даже десятой доли возложенных на него обязанностей, то незамедлительно сообщил об этом в Нидерланды. Вскоре из Европы пришло письмо, в котором содержалось только пять слов: «Габриэл Вайзек. Казнить без суда».  
Проворовавшегося Вайзека повесили, а его земли перешли во владение города. В 1665 году Томас Уиллет, первый мэр, подписал указ о строительстве на холмах склада для хранения оружия и боеприпасов.
Строительство продолжалось почти два года. Благодаря необычной конструкции внешне он напоминал кирпичное двухэтажное здание. Внутри холма, вела винтовая лестница. Там на глубине 20 метров под землёй находились тщательно скрываемые от людей несколько помещений для хранения оружия.
Многие историки уверены, что в одном из холмов располагалась тюрьма для военнопленных. Об этом говорят и несколько любопытных фактов. В 1673 году фермер Пол Лартинг гнал стадо коров на животноводческий рынок. Во время пересечения холмов он заметил, что почва в буквальном смысле слова уходит у него из-под ног. Несколько коров провалились под землю на глубину около шести метров, а сам Лартинг в ужасе бросился бежать. Добравшись до ближайшей деревни, он рассказал о случившемся.
Собравшиеся на месте обвала зеваки увидели часть подземных сооружений – узкие коридоры с небольшими тюремными камерами по бокам. Именно так выглядели подземные тюрьмы в Нидерландах.  
Уже через несколько часов место обвала было оцеплено войсками. Мэр Джон Лоуренс призвал население не паниковать и не верить слухам о подземных тюрьмах. Лартинг бесследно исчез, а очевидцы под угрозой тюремного заключения замолчали раз и навсегда.
В 1674 году военнослужащий Дуайт Пайстер написал в своём дневнике, что четыре месяца проработал охранником в «амстердамских катакомбах», то есть в тюрьмах, располагавшихся внутри холмов. Пайстер уверял, что под землёй содержится более сотни заключённых, которые «питаются дождевыми червями, крысами и водой из подземных родников». Кем были люди, содержавшиеся в столь жутких условиях, до сих пор остаётся загадкой.
В середине XVIII века стали ухудшаться деловые отношения с Англией. И тогда колонисты Нового Амстердама принялись за строительство военного форта – огромной крепости, которой предстояло отбивать атаки морских кораблей и сухопутных войск. Форт был назван в честь Джорджа Вашингтона и получил в 1776 году статус «наиважнейшего стратегического объекта».
В ноябре этого же года произошло грандиозное побоище, известное как «Битва за форт Вашингтон». Почти три тысячи ньюйоркцев противостояли хорошо оснащённому английскому флоту. В бою использовались не только пушки, но и взрывные смеси, в результате которых около пятисот человек с обеих сторон сгорели заживо.
Трое суток кровопролития привели к полному разгрому форта. Порядка 2.5 тысяч жителей Нью-Йорка были арестованы и отправлены в «морские кладовки». Так англичане называли трюмы своих кораблей, превращенные в камеры для военнопленных.
Действовали «кладовки» следующим образом. С помощью дубинок арестованных солдат заталкивали по 20 – 30 человек в тесную камеру без окон, рассчитанную на трёх заключённых. Затем железную дверь закрывали и через специальное отверстие запускали внутрь  крыс, которые начинали поедать пленников... Мучительная смерть длилась от 3 до 5 дней...
Англичане выпустили по форту свыше трёхсот пушечных зарядов, из-за чего одна часть крепости обрушилась, а другая провалилась под землю (ещё одно подтверждение версии о подземных коммуникациях). После окончания боёв легендарные холмы, высота которых достигала 80 метров над уровнем моря, фактически сравнялись с землёй.
После Войны за независимость городские власти окончательно переименовали местность в Вашингтон-Хайтс. В XIX веке этот район стал символом американского духа свободы. Главы Нью-Йорка всеми силами противились тому, чтобы район застраивался жилыми домами. Мэр Маринус Виллит предлагал основать здесь кладбище, ДеВитт Клинтон - построить мемориал погибшим воинам и музей Войны за независимость, а Джейкоб Радклифф видел на месте сражения гигантский парк отдыха.
Однако к началу XX века воспоминания об одном из первых сражений Войны за независимость и геройских поступках местных жителей притупились. Поток иммигрантов из Ирландии заставил чиновников приспособить гигантский кусок земли на западе Вашингтон-Хайтс под строительство жилых домов. В 30-х и 40-х годах район принял более трёх тысяч евреев, бежавших от нацистского режима. А в 50-е годы сюда иммигрировало полторы тысячи греков. Таким образом, к середине XX века Вашингтон-Хайтс стал жилым районом с ирландско-еврейско-греческим населением. Позднее сюда перебрались кубинцы и доминиканцы, придавшие району «интернациональный статус». 
Если говорить о достопримечательностях Вашингтон-Хайтс, то сооружением номер один, бесспорно, является знаменитый на весь мир двухъярусный мост имени Джорджа Вашингтона (George Washington Bridge), соединяющий верхний Манхэттен и штат Нью-Джерси. Его строительство началось в 1927 году и продолжалось вплоть до 1962 года (первый ярус открыт в 1931 году). Многие архитекторы до сих пор считают Вашингтон-Бридж красивейшим мостом в мире. Однако исследование, проведённое в прошлом году среди жителей Нью-Йорка, показало, что лишь пятая часть населения Большого Яблока считает этот мост «архитектурной достопримечательностью». Он находится в тени более именитых собратьев – Бруклин-бриджа и Верразано.
Вашингтон-Хайтс славится своими небольшими, но очень красивыми и уютными парками. Их здесь целых семь: Bennet Park, Fort Tryon Park, Fort Washington Park, Highbridge Park, J. Hood Wright Park, Riverside Park и Mitchell Square Park. Помимо зелёных лужаек и аллей, вы найдёте там массу мемориалов и памятников, большая часть которых посвящена героям Войны за независимость и Первой мировой войны.
Также рекомендую взглянуть на «Маленький красный маяк» (Little Red Lighthouse), расположенный на берегу реки Гудзон. Он настолько не вписывается в окружающий пейзаж района, что некоторые историки прозвали его «гудзонской галлюцинацией». В 2010 году маяк отметит своё 130-летие.
По традиции вкратце остановимся на самых известных уроженцах и жителях Вашингтон-Хайтс. За последнее столетие район подарил миру более двухсот профессиональных бейсболистов, игравших в MLB (Высшая бейсбольная лига Америки). Среди спортивных поклонников бытует миф о том, что если семья мечтает, чтобы их ребёнок стал бейсболистом, родиться он должен именно здесь. Тогда гарантированно будет либо Алексом Ариасом, либо Мэнни Рамиресом (две местные бейсбольные легенды).
Долгие годы в Вашингтон-Хайтс жил американский общественный деятель, обладатель Нобелевской премии Генри Киссинджер. Молодость в Вашингтон-Хайтс провёл киноактёр Лоуренс Фишберн, известный по роли «Морфеуса» из фантастической трилогии «Матрица».    
Несмотря на многовековую историю и массу достопримечательностей, признаюсь, что лично мне Вашингтон-Хайтс напоминает Бруклин. Уж слишком много однотипных высоток понастроили здесь за последние три десятилетия городские власти. Зажатый между Инвудом и Гарлемом, он представляет собой спальный район Манхэттена, в котором редко когда происходит что-нибудь интересное...