Судан, Йемен, Сомали - цель №?..

Точка зрения
№51 (295)

Хотя афганская операция Америки еще далека до завершения, президент Дж. Буш вполне недвусмысленно потребовал от Саддама Хусейна разрешить возобновление международной инспекции объектов, где может храниться или производиться оружие массового поражения. «Багдадский мясник» ответил не менее недвусмысленным отказом. И хотя Буш не определил точно, что же произойдет, если решение Саддама не изменится, логика событий подсказывает: на позицию цели № 2 выдвигается Ирак.[!]
С геостратегической точки зрения, такая логика вполне оправдана: мощной оперативной группировке США потребуется лишь на 600 миль продвинуться на запад по Индийскому океану, чтобы войти в Персидский залив. После чего Ирак окажется в радиусе действий палубной авиации четырех «плавучих аэродромов» и ударов крылатых ракет морского базирования. Однако возникает вопрос: а если не Ирак, то какая страна может стать очередной целью американского удара? Судя по высказываниям ряда ключевых фигур администрации, такой целью является группа арабских стран, каждая из которых не столь одиозна, как Ирак, но в сумме они играют вполне важную роль для базирования исламских экстремистов. Это Судан, Йемен и Сомали.

СУДАН

Именно Судан из этой троицы является наиболее значительной геополитической силой. 2,5 миллиона кв. км. территории делает его самым большим государством Африканского континента, 33-миллионная численность населения выводит на второе место среди арабских стран, а 150-тысячные вооруженные силы – в числе крупнейших арабских армий.
В 1989 году в Судане произошел государственный переворот, в результате которого к власти пришла военная хунта, представляющая крайне агрессивное крыло фундаменталистского ислама. Президентом и премьер-министром Судана стал генерал-лейтенант Хасан аль-Башир, который очень скоро преобразился в типичного африканского диктатора, пренебрегающего любыми общечеловеческими и гуманными аспектами в процессе управления страной.
С этого момента Судан превратился в базу для множества террористических организаций: ФАТХ, Хезболла, Палестинский исламский джихад, ХАМАС, Исламский фронт спасения Алжира, Аль-Гамаа аль-Исламиия - все они и еще десять других свили на его территории весьма прочные гнезда.
Особняком стоит тесная связь местной власти с бен Ладеном. После того как он был вынужден покинуть Саудовскую Аравию, бен Ладен обосновался в Хартуме. Здесь он установил прочный контакт с аль-Баширом и его соратниками, вложил немалые деньги в строительные предприятия, купил фармацевтическую фабрику и поместье площадью более тысячи гектаров. Здесь он и развернул один из первых учебных центров «Аль-Каеды». Затем их число увеличилось до шести, где готовились к диверсиям более пятисот арабов. В 1996 году бен Ладен выехал в Афганистан, но Судан остался, в сущности, второй по значению базовой страной для «Аль-Каеды».
Но и кроме того, президент Хасан аль-Башир, его армейские генералы и руководители разведки оказывают всемерную помощь не только каедовцам. Они уже двадцать лет разрешают боевикам и лидерам 16 террористических организаций использовать Судан как стартовую площадку для своих операций. Здесь размещены арсеналы и учебные центры этих экстремистов. Суданская армия выделяет им инструкторов, государственные ведомства обеспечивают паспортами и транзитом через территорию страны. После исполнения терактов боевики возвращаются в Судан – свое надежное убежище. Его руководство категорически отказывается выдавать экстремистов. К примеру, когда в июне 1995 года три террориста совершили покушение на египетского президента Хосни Мубарака, они укрылись в Судане. И, несмотря на требование Организации африканского единства, Хартум наотрез отказался их выдать. Это повторилось, когда два члена суданской миссии при ООН были изобличены в участии планирования терактов в Нью-Йорке. По результатам расследования в 1997 году США ввели целую гамму экономических и политических санкций против Судана, но его правитель остался непоколебим и виновных не выдал. Кстати, Хартум является базой экстремистов, действующих не только против цивилизованных стран. Его правящая структура – Национальный исламский фронт – поддерживает повстанческие движения в Уганде, Тунисе, Эфиопии, Эритрее, Кении и Алжире.
Парадокс такой политики состоит еще и в том, что в самом Судане уже более трех десятилетий идет гражданская война. Юг Судана населен племенами негроидной группы: динка, нуэр, шиллук и нуба. Эти аборигены исповедуют в основном христианство. Численность таких «неверных» для мусульман, суданцев превышает 8 миллионов. Негритянские племена и прежде, и сегодня нещадно угнетаются арабами, их земли конфискуются, языки не признаны государственными, христианские храмы уничтожаются.
Поэтому негры в конце 1969 года взялись за оружие. Они создали Народно - освободительную армию Судана ( НОАС ) и развернули партизанскую войну. Вооруженная борьба особенно обострилась после 1983 года, когда в Судане было введено исламское законодательство, в соответствии с которым все требования шариата считались обязательными и для христиан-негров.
В то время НОАС возглавил полковник правительственных войск Джон Гаранга де Мабиор. Этот весьма энергичный и способный лидер сумел объединить все четыре южно-суданские оппозиционные группировки в единый блок. Он наладил тесные контакты с руководством соседней Эфиопии, которая много лет враждовала с исламистами Судана. От эфиопов стали поступать оружие, боеприпасы и снаряжение. Они разрешили также негритянским повстанцам использовать свою территорию для отступления и маневра, позволили развернуть базы. Более того, суданские правители обвиняют эфиопов в том, что их армейские подразделения участвуют в боях на стороне негров.
Нынешняя ситуация в Судане позволяет американскому военно-политическому руководству применить «афганский» вариант для свержения правительства, если оно добровольно не согласится ликвидировать лагеря террористов, арестовать их лидеров и боевиков. В этом случае американцы могут использовать повстанческую армию и другие оппозиционные силы, чтобы свергнуть исламский режим, поддерживающий терроризм. Если это произойдет, США могут рассчитывать на самую активную поддержку со стороны Египта, Алжира, Эфиопии и Туниса,
которые уже немалое время страдают от рейдов террористических групп, базирующихся на территории Судана.

ЙЕМЕН

В главном порту этой страны, Адене, произошла атака террористов – шахидов бен Ладена, которые подорвали американский эсминец «Коул». При этом погибло несколько десятков военных моряков, еще больше были ранены. И власти Йемена не предприняли ровно ничего для задержания тех экстремистов из «Аль-Каеды», которые организовали этот масштабный теракт. Кстати, именно Йемен и стал той страной, где «Аль-Каеда» провела свою первую боевую акцию – нападение на американских туристов в 1994 году. Правительство Йемена стало одним из немногих во время войны в Персидском заливе, кто занял проиракскую позицию.
Радикальные изменения в пользу средневекового ислама в Йемене произошли летом 1994 года, когда армейские части во главе с полковником Али Абдулой Салехом свергли аденское правительство и в стране воцарились северные лидеры. Столицей стал древний город Сана.
Все дело в том, что более 50 лет в Йемене идет борьба, зачастую - вооруженная, между северными племенами, приверженцами шиитской ветви ислама и южанами, исповедующими суннизм того именно ваххабистского толка, который считается наиболее реакционным и экстремистским. До 90-х годов эти конфессиональные противоречия держали страну разделенной на два государства.
Но и после объединения на юге страны ваххабизм отнюдь не утратил своих позиций. Это религиозное направление поддерживает партия «Ислах», которая пользуется весьма существенной финансовой поддержкой Саудовской Аравии.
Возглавляет «Ислах» видный мусульманский фундаменталист шейх аль-Ахмар. По данным израильской разведки, именно на юге Йемена свили гнезда многочисленные террористические группы. В том числе и «аль-Каеда», которая уже более семи лет выполняет роль связующего звена между террористами бен Ладена, осевшими в Центральной Азии, и его же резидентурами в Северной и Восточной Африке.
В последнее время йеменское государственное руководство ориентировалось в основном на центр мирового шиизма – Иран. Но после терактов 11 сентября оно вошло в антитеррористическую коалицию и оказало ряд услуг, главным образом информационных, спецслужбам США.
Однако президент А.А.Салех сравнительно прочно контролирует лишь север страны, а на юге практически вся военно-политическая ситуация зависит от воли шейха аль-Ахмара. Он же все время заявляет, что поддерживает силы ислама, которые ведут священный джихад против цивилизованного мира.
Иначе говоря, террористические организации, которые окопались вдоль побережья Аденского залива, чувствуют себя весьма комфортно там, где властвует шейх. Следует отметить, что почти во всех масштабных терактах принимали участие йеменские арабы. В том числе – и в «черном вторнике».
Таким образом, и в Йемене возможны ударные действия вооруженных сил США для ликвидации террористических гнезд в районах Адена, Сайхута, Таиза и других населенных пунктов. Причем, как и в Афганистане, американцы вправе рассчитывать на достаточно активную поддержку северян, в том числе йеменской армии.
Эта армия, однако, представляет собой весьма необычное воинство. Чего стоят, к примеру, ее полки верблюжьей кавалерии! А из них состоит около трети иррегулярных частей. Но иррегулярных войск у йеменского президента более 70 тысяч, а регулярных – только 50 тысяч. Все дело в том, что Салех видит свою опору в единоверцах – шиитах, составляющих его верблюжьи полки. А регулярная армия комплектуется по призыву, и в ее механизированных бригадах больше южан, сторонников шейха аль Ахмара. Как видим, формула «Север против Юга» сохраняет действие и в Йемене.

СОМАЛИ

Если в Судане и в Йемене не утихают межэтнические и межконфессионные конфликты, то уж Сомали в этом плане, безусловно, принадлежит непререкаемое первенство. На протяжении последнего десятилетия, это государство представляло собой регион, где в борьбе за власть сражаются друг с другом 12 военно политических группировок, сформировавшихся на кланово-этнической базе.
Основные соперники – Сомалийский национальный альянс, во главе которого стоит Хусейн Айдид и Сомалийский союз спасения, возглавляемый Али Махди Мохамадом. Каждая из этих группировок в 1994 году сформировала свое правительство и провозгласило своих лидеров президентами Сомали. С тех пор, в ходе непрерывных схваток, столица страны г.Могадишо много раз переходила из
рук в руки этих двух президентов.
Но и кроме того, на севере страны, заселенном кланом Исаак, была провозглашена республика Сомалиленд со столицей в г. Харгейса, президентом которой стал Мохамад Ибрагим Эгаля. Он учредил свои законы и даже свою монету.
На юге, где проживает другой сомалийский клан Дарод, в то же время было провозглашено государство Путниленд со столицей в городе Гароз. Президентом Путниленда стал Абдирахман Тур, в свою очередь учредивший собственные законы и монету. Естественно, в такой обстановке, этой несчастной страной правит один закон – закон беспредела, закон «автомата Калашникова». И уж этого добра в Сомали на всех хватает с избытком. Еще в 60 – х годах туда было завезено огромное количество советского вооружения. За прошедшие десятилетия оно, конечно, в значительной мере утратило боеспособность, но и того, что сохранило ее – вполне достаточно для поддержания высокого накала междоусобицы.
В результате, экономика Сомали практически полностью парализована, инфраструктура разрушена, финансовая система вообще не функционирует. И без того нищая страна, более 75 процентов населения которой скотоводы – кочевники, с преобладающим натуральным хозяйством, сегодня вымирает от болезней и
голода. Такую прискорбную ситуацию широко используют воинствующие исламисты, местные и пришлые из соседних арабских стран. По данным ЦРУ, в 2001 году Сомали стало прибежищем для 17 террористических организаций, которые разместили здесь около 25 учебных центров, готовящих боевиков. Эти центры сосредоточены в основном вокруг морских портов Бербера, Могадишо, Кисимайо.
Среди террористов лидируют приверженцы аль – Каэды, которые сумели подчинить себе еще шесть исламских террористических групп. Резидент бен Ладена в Сомали Ибрагим Халили, располагает, видимо, немалыми финансовыми резервами, чем и определяется его влияние на другие местные экстремистские организации.
Сегодня, когда на повестку дня поставлен вопрос о цели для очередного удара вооруженных сил США, не лишне вспомнить об операции «Возрождение надежды», проведенной спецназом и морской пехотой в Сомали. Как известно, эта операция в 1993 году завершилась крахом. Потеряв более 30 отборных рейнжеров, американские подразделения спешно покинули Могадишо.
Думается, этот урок должен быть учтен в случае, если будет принято решение об уничтожении бандитских гнезд исламского террора на африканской земле.