Бедные родственники

Америка
№34 (644)

“Учитель! Перед именем твоим
позволь  смиренно  преклонить колени”
 (Н.А.Некрасов)

Если послушать речи и предвыборные выступления ВСЕХ политиков и руководителей ВСЕХ государств мира и выделить наиболее часто произносимые ими слова, то первые два места займут «будущее страны» и «безопасность страны».
Но если проанализировать сотни тысяч ВСЕХ вопросов, которые задаются ВСЕМ политикам и ВСЕМ главам государств мира на многочисленных пресс-конференциях, то вы увидите, что НИ ОДИН журналист НИКОГДА не спросил у них, ЧТО ТАКОЕ БУДУЩЕЕ и что такое БЕЗОПАСНОСТЬ.
Почему, как, по-вашему?
Может, журналистов просто не интересует, в чем конкретный политик видит будущее страны и ее безопасность? Но ведь будущее страны и ее безопасность – это и наше с вами будущее, наш завтрашний день и наша с вами безопасность.
Может, существует некая негласная договоренность не задавать вопросов, на которые невозможно ответить правдиво?
Может, намного проще и удобнее считать будущим состояние биржи, индекс покупательской активности и повсеместное узаконивание лесбийских и гей-браков? А безопасность сводить к «разоблачению» шофера Бен Ладена и изъятию маникюрных наборов в аэропортах?
А, может, политики действительно не понимают, что БУДУЩЕЕ ЛЮБОЙ СТРАНЫ, ЛЮБОГО ГОСУДАРСТВА – ЭТО ЕЕ ДЕТИ?
Мне никогда, увы, не придется поучаствовать в публичных дебатах ни с одним из «сильных мира сего». Мне никогда не удастся объяснить им, что все происходящее на нашей планете берет начало всего из двух понятий – образование и медицина. Все остальное – от мира до войн, от освоения космоса до производства зубочисток - зависит исключительно от того, какое значение придает государство этим изначальным понятиям.
Образование и медицина - это условия сохранения любой нации, а потому - аспекты государственной безопасности!
Сколько обо всем этом уже сказано великими людьми, сколько гениальных умов приходили к выводу, что основой любого государства, гарантией его процветания является правильное воспитание и образование детей!
Ни один нормальный человек не может не понимать, что образованных, успешных, законопослушных, профессионально подготовленных и общественно полезных граждан страны надо ГОТОВИТЬ.
Что само понятие «образование» – от слов «ОБРАЗ» и «ВОСПИТАНИЕ». Что синонимами от «образования» являются: воспитание, просвещение, культура, цивилизация, прогресс.
Как объяснить всем этим бушам, путиным, ольмертам, обамам, маккейнам и прочим нанимаемым на конкурсной основе «вершителям судеб», что будущее страны определяют не они, а обычные школьные учителя? Что будущее страны зависит от тех детей, которых они учат.

Пообщайтесь напрямую со школьниками государственных школ. В любой стране мира. От Америки и Израиля до Зимбабве и Чукотки. Вот оно – будущее! Устраивает?
Самое смешное и самое страшное в том, что УСТРАИВАЕТ. Потому что государству, что бы оно там на словах ни декларировало о «ценности образования», образованное и грамотное население не нужно!
Нужны многочисленные «рабочие руки» и сезонные рабочие. «Рабочих мозгов» нужны тысячи. В очень развитых государствах – десятки тысяч. А рабочих рук – десятки миллионов! И чем эти десятки миллионов примитивней, доверчивей и бессловесней – тем лучше. Для сбора апельсинов, конвейерной сборки автомобилей, уборки мусора на улицах и умения ставить свою подпись на избирательных бюллетенях особых мозгов не нужно.
Отсюда и отношение государства к школе и к учителю – основе воспитания и образования.
Возьмем, к примеру, древний народ, для которого образование детей всегда было основным приоритетом. Увы, действительно, «БЫЛО», но не осталось... Народ, который во всем мире называют «НАРОДОМ КНИГИ», - евреи.
Казалось бы, в Израиле (!), где слово “Ребе” означает Учитель, престиж учителя и его общественное значение должны стоять на недосягаемой высоте.
Казалось бы. Судите сами...
«...Как показало недавнее исследование, около 41 процента учителей считают, что не в состоянии справиться с агрессивным настроем родителей.
Охватывающее репрезентативную выборку из 400 преподавателей средних школ исследование показывает, что 62 процента учителей испытали на себе как физические, так и словесные оскорбления. С этим в той или иной мере знаком почти каждый учитель.
Кроме того, 89 процентов педагогов сталкиваются с дисциплинарными проблемами, возникающими в школе, 58 процентов были словесно оскорблены учениками, а 53 процента – подверглись вербальному или физическому насилию со стороны родителей. 29 процентов учителей сообщили о физическом насилии в отношении коллег, 5 процентов – подверглись нападению со стороны учеников, 9 процентам - причинен ущерб личному имуществу.
Первое подобное исследование было проведено пять лет назад; процент учителей, сталкивающихся с дисциплинарными проблемами, остался практически таким же. Тем не менее светские преподаватели страдают от этого (94 процента) значительно чаще, чем учителя в религиозно-государственных школах (82 процента) и в арабских учебных заведениях (80 процентов). 45 процентов учителей сообщили, что им открыто угрожали, а еще 9 процентов подвергались физическому насилию со стороны родителей...» (http://cursorinfo.co.il/)

Аналогичное, если не хуже, положение в Америке, Франции, Бельгии, Германии, России – почти во всех цивилизованных странах. Что еще раз подтверждает мое утверждение, что цивилизованному государству не нужно ни образованное, ни грамотное население. Слишком много вопросов возникает у грамотных людей...
(Отмечу, что все сказанное относится в основном к школьному, к массовому образованию. Колледжи, университеты и т.п. – отдельная тема).

Я хочу вернуться к эпиграфу этой статьи.
“Учитель! Перед именем твоим позволь смиренно преклонить колени”.
Эти строки были актуальны лишь до недавнего времени... Еще не так давно ученики любили, ценили и почитали своих учителей. А теперь?
Престиж профессии определяется общественной значимостью, а общественная значимость должна быть подтверждена соответствующим денежным вознаграждением. «Вознаграждение» подавляющего большинства учителей – нищенское!

Я не понимаю и никогда, наверное, не пойму, почему девушка-модель, демонстрирующая одежду, вся заслуга которой – полученные от рождения длинные ноги и смазливое личико, зарабатывает неизмеримо больше, чем учитель?
Я никогда не пойму, почему глава совета директоров разорившегося банка, который, в свою очередь, разорил тысячи своих клиентов, зарабатывает в год несколько миллионов, а учитель - от 40 до 80 тысяч.
Я никогда не пойму, в сем СУТЬ предлагаемых школьных реформ без жесточайшего конкурса и отбора учителей и самой высокой государственной оплаты их труда.
Многие возразят мне, что сами учителя виноваты в низком престиже их профессии. Что их профессиональный уровень зачастую непростительно низок. Не могу не согласиться. Но так их готовят!
Декан гуманитарного факультета Гарвардского университета Х. Росовски так определял место педагогического образования в университете № 1 в США:
«Возьмем большую тройку. Это юридический факультет, факультет бизнес-образования и медицинский факультет... Далее существуют бедные родственники. Всех их объединяет общая благородная цель – служение обществу, а также скромное вознаграждение, получаемое за такое служение. Таковы факультет образования и факультет богословия».
Ректор Гарвардского университета Д. Бок так пишет об этом в своей книге «Университеты и будущее Америки»:
«Нет недостатка в критике общей культуры студентов, обучения на последних курсах, грубости университетского спорта, а также ежегодного повышения платы за обучение. Но ни одного слова протеста против отсутствия солидных педагогических школ...»
Согласитесь, что трудно обвинить декана и ректора Гарварда в некомпетентности...
Педагогическое образование в США на правах “бедного родственника”. Но даже те, кто получил это ущербное педагогическое образование, долго в школах не задерживаются.
Как пишет Christian Science Monitor, школы не могут удержать учителей. Многие преподаватели не хотят жить и работать в районах, которые они считают опасными. Через три года работы в общественных школах 20 процентов новых учителей меняют профессию. Через пять лет – 50 процентов!
Главная проблема американских учителей – низкая зарплата и низкий престиж профессии школьного учителя.
По мнению профсоюзов, сейчас сравнительный уровень жизни учителя – самый низкий за последние 40 лет. Средняя зарплата американского педагога – 42 тысячи долларов. Рост заработной платы в последние два года был одним из самых низких за четыре десятилетия.
Теперь понятно, почему эта самая важная для государства профессия непрестижна?
Теперь понятно ИСТИННОЕ отношение государства к своему будущему?
Эксперты говорят, что в ближайшие десять лет Америке понадобятся не меньше 2,2 миллиона учителей. Нью-Йорку нужно принять на работу не менее 8000 учителей – десятую часть всего преподавательского состава. Штату Северная Каролина надо заполнить 10000 вакансий в общественных школах. А Чикаго, чтобы заполнить бреши в школьных классах, рекрутирует учителей аж в 35 странах...

В одной из своих статей о школе я приводил выдержки из «Руководства для членов семей», выпущенного Департаментом образования штата Нью-Йорк. Там черным по белому были напечатаны рекомендации родителям, как помогать детям освоить чтение. В том числе родителям объясняли, что «...читать можно книги, журналы, надписи на коробках с хлопьями...»
Я думал, что это единичный случай административно-педагогического идиотизма. Пока не увидел тест для ВЫПУСКНОГО КЛАССА.
«Джон пошел в магазин, где встретил Сэма. Они купили пива и чипсов. Вопросы к тесту: “Пошли они в магазин или в оперу? С кем пошел в магазин Джон?”
Выпускной класс – это значит, что через пару лет именно эти выпускники – граждане США будут выбирать членов Конгресса, президента страны.
Это же мечта для любого политика! Такие избиратели будут голосовать на основании количества рэпа и красоток в рекламных роликах претендентов. Такие избиратели никогда не зададут никаких неприятных вопросов!
Подумайте сами, уважаемые читатели, для чего менять систему подготовки учителя, для чего платить ему высокую зарплату, для чего делать эту профессию престижной?
Для того, чтобы он взрастил, воспитал нравственно, психологически, интеллектуально, профессионально полноценного гражданина?
А на фиг такой гражданин государству? Не нужен такой гражданин!
А какой нужен?
Да такой, как сейчас. Искренне верящий в то, что население Ирака, Ирана, Афганистана и пр. спит и видит «американские ценности и торжество демократии»;
- Что обыски в аэропортах обеспечивают безопасность страны;
- Что легализация однополых браков - признак демократического, толерантного общества;
- Что озабоченность здоровьем курильщиков в Индонезии и Китае – именно то, на что должны тратить время и деньги политики и бизнесмены.
Именно таких, во все верящих и не задающих лишних вопросов, и готовят, в основном, американские паблик-скул. Значит, и менять ничего не нужно. Значит, на нашем с вами веку, увы, школа и учитель останутся бедными родственниками богатейшего государства на планете.
      
Ну и к чему я призываю в  этой статье?
К «хорошему и человеческому» отношению к школьным учителям?
Нет! К этому не «призывают». Отношение формируется авторитетом, знанием и отношением учителя к своему призванию и к своим ученикам.
К повышению зарплаты?
Нет! Механическое увеличение зарплаты вдвое, втрое, в десять раз мало что изменит в отношении общества к учителю.
К жесточайшим конкурсам и строжайшему отбору при поступлении в педагогические колледжи?
Да! Это необходимо, но этого недостаточно.
Так что же тогда?!
Необходимо коренное изменение отношение к школьному образованию со стороны государства!
Необходим принципиально другой, новый подход, основанный на понимании стратегических задач, стоящих перед школой!
В противном случае в очень недалеком будущем США превратятся из ведущей страны мира, страны-производителя в страну-потребителя, в которой большинство граждан будут способны прочесть только надписи на «коробках с хлопьями».
А школьный учитель будет приходить в класс с пистолетом в кармане и с охранниками за спиной.
И перед именем его никто не преклонит колени.


***
Справка

Система школьного образования в США не имеет централизованной структуры и может варьироваться в зависимости от штата. Как и школьная система любой другой страны мира, она имеет свои, иногда уникальные, особенности.

В США насчитывается около 115 тыс. школ, которые традиционно делятся на общественные и частные.
Наиболее распространены общественные школы\public schools, в которых учится подавляющее большинство (около 86%) американских детей. Эти школы финансируются из бюджетов различных уровней.
В каждую общественную школу поступают дети, проживающие на определенной, "прикрепленной" территории, которую обслуживает данная школа. Именно поэтому, качество школы (определяется на основе общенациональных тестов - соответствующая информация находится в открытом доступе) значительно влияет на стоимость жилья в данном районе: там, где школы лучше, дома и квартиры стоят намного дороже.
Журнал Christian Parenting Today считает, что общественные школы имеют и плюсы и минусы. К плюсам стоит отнести то, что школы расположены неподалеку от дома, образование в них бесплатное. Многие школы имеют группы продленного дня, крайне полезные в случае, если родители задерживаются на работе. В таких школах детей из бедных семей кормят бесплатно. Однако эти школы ориентированы на средних учеников. Преподаватели, как правило, оставляют вне особого внимания "двоечников" и "отличников".
К институту общественных школ принадлежат также еще два типа учебных заведений для детей и подростков: школы специализированные и школы чартерные.
Специализированные или школы-магниты\magnet school предоставляют возможность получить углубленное образование в определенных областях знаний, например, в сфере математики или искусства. Эти школы появились в конце 1960-х годов. По данным организации Magnet Schools of America, в 2004 году в США функционировало около 3.1 тыс. подобных учебных заведений. Причем, специализированные школы существовали в 17-ти (из 50-ти) штатах США (впрочем, соответствующую статистику ведут лишь 33 штата). Как правило, школы-магниты создаются в отдельной учебном округе или графстве, в них переводятся одаренные дети, учащиеся в обычных общественных школах. При этом в специализированную школу может попасть любой ребенок, проживающий в графстве - принцип строгой географической привязки, действующий в отношении остальных общественных школ, здесь не работает.
Для поступления в подобные учебные заведения необходимо сдать весьма сложные экзамены, на которых отсеиваются до 80-90% претендентов. Специализированные школы могут действовать в составе обычных (как "государство в государстве"), либо независимо. Они, как правило, делятся на начальные, средние и высшие - точно также, как и общественные школы, причем обучение, например, в начальной специализированной школе отнюдь не гарантирует автоматического поступления в среднюю.
С 1992 года в США действуют привилегированные или "чартерные" школы\charter school.
Чартерные школы, как правило, возникают на основе общественных школ и в общенациональной статистике отдельно не учитываются. Они получают лицензию ("хартию") на право оказания образовательных услуг, самостоятельного распоряжения выделяемым им ресурсами и пр. - взамен, они гарантируют более высокое качество преподавания и более разумное распоряжение школьными фондами.
Инициатива о создании подобных школ может исходить от преподавательского состава, родителей, местных органов власти, высших учебных заведений, коммерческих структур и пр. Примерно раз в 3-5 лет местные органы власти проводят проверки чартерных школ и могут аннулировать хартию, если школа не соответствует определенным критериям. Высокое качество работы чартерных школ периодически подвергается сомнению (например, подобные выводы неоднократно делало Министерство Образования США), хотя существует достаточно много вполне успешных примеров их деятельности. WPF